Инстинкт жизни по фрейду

Влечение к смерти

Влечение к смерти, инстинкт смерти, или тана?тос (от др.-греч. ??????? «смерть») — понятие психоанализа, открытое как феномен Сабиной Шпильрейн и введённое в оборот Зигмундом Фрейдом. Фрейд затем концептуализирует понятие, которое служит в его работах для обозначения наличия в живом организме стремления к восстановлению первичного (неживого, неорганического) состояния. Противопоставляется влечению к жизни. В некоторых случаях отождествляется с агрессивным влечением или же энергией мортидо.

Впервые понятие «влечения» Фрейд использовал в «Трёх очерках по теории сексуальности» (1905), при анализе сексуальных влечений и в дальнейшем обосновал его в работе «Влечения и их судьбы» (1915). Фрейд определил данное понятие следующим образом: «„Влечение“ воспринимается нами как понятие, которое находится на границе между душевным и физическим, является физическим представителем раздражений, которое берёт начало внутри тела и проникает в душу, становится своеобразным определителем работы, которую необходимо проделать психике благодаря её связи с физическим».

Согласно теории психоанализа, каждое влечение имеет цель, объект, источник. Целью влечения является удовлетворение, которое достигается путём максимально возможного уменьшения его напряжения. Объект влечения — такой объект, с помощью которого влечение достигает своей цели. Источник влечения — это процесс возбуждения в любом органе или части тела, который на психическом уровне проявляется собственно влечением.

Разработкой теории влечений Фрейд занимался на протяжении всей своей творческой жизни. Развитие его взглядов по данной проблеме отражено в ряде работ и позднее получило название первой и второй дуалистической теории влечений (драйвов). Влечение к смерти было сформулировано и включено в систему влечений только во второй дуальной теории.

Вторая дуалистическая теория не была признана большинством психоаналитиков при жизни Фрейда и не получила достаточного развития в трудах теоретиков психоанализа после смерти Фрейда.

Среди учеников Фрейда только Александер, Эйтингон и Ференци приняли идею влечения к смерти (Александер позднее изменил своё мнение). Впоследствии к ним присоединились П. Федерн, М. Кляйн, К. Меннингер, Г. Нюнберг и некоторые другие.

В своих работах Зигмунд Фрейд не использовал термин «танатос», а употреблял такие понятия, как «инстинкт смерти», «влечение к деструкции», «влечение к агрессии», «влечение к разрушению» [1] . Однако в разговоре с биографом Э. Джонсом он использовал слово «танатос» [1] . Впервые термин «танатос» использовал в рамках психоанализа Вильгельм Штекель, но широкое распространение в психоаналитической литературе термин получил благодаря Паулю Федерну [en] [1] .

Карл Меннингер в работе «Война с самим собой» (1938) рассмотрел различные формы саморазрушающего поведения, которые он разделил на собственно самоубийство, хроническое самоубийство (аскетизм, мученичество, неврастения, алкоголизм, антисоциальное поведение, психозы), локальное самоубийство (членовредительство, симуляция, полихирургия, преднамеренные несчастные случаи, импотенция и фригидность) и органическое самоубийство (соматические заболевания). В каждом из этих случаев Меннингер усматривал факт наличия влечения к смерти.

Мелани Кляйн использовала идею влечения к смерти, исследуя психическую динамику детского возраста. Согласно Кляйн, чувство тревоги обусловлено возникновением опасности, которой подвергает организм влечение к смерти. Действие влечения к смерти М. Кляин обнаруживала также в разнообразных детских конфликтах.

Любопытно, что идея влечения к смерти была хорошо воспринята в начале века русскими психоаналитиками (Н. Осиповым, Виноградовым, Гольцем). Достаточно положительно отнеслись к идее влечения к смерти Л. С. Выготский и А. Р. Лурия, которые написали предисловие к русскому переводу работы Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия». Однако гонения на психоанализ, начавшиеся в СССР после 1928 года, надолго лишили перспективы серьёзного развития психоаналитических идей.

И. И. Мечников в рамках развиваемой им теории ортобиоза в работе «Этюды о природе человека» (1903 г.) ввёл термин «инстинкт смерти» или «инстинкт естественной смерти». Учёный утверждал, что при условии гармоничного, здорового течения жизнедеятельности, инстинкт жизни имеет своё естественное угасание и в период преклонной старости (после 70—80 лет) он сменяется инстинктом смерти, характеризующимся «удовлетворению уже отжитой жизнью и потребностью небытия». [2] Такую смену векторов И. И. Мечников считал неким идеалом здорового и сбалансированного проживания жизни, который достигается далеко не каждым. Причину того, что инстинкт смерти не обнаруживается у человека повсеместно, учёный видел в ранней смертности, болезнях, дисгармонии инстинктов. В монографиях «Этюды о природе человека» и «Этюды оптимизма» И.Мечников постарался собрать отдельные примеры переживаний людей преклонного возраста в период проявления инстинкта смерти.

…Инстинкт смерти, очевидно, в потенциальной форме, гнездится в природе человеческой. Если бы цикл жизни людской следовал своему идеальному, физиологическому ходу, то инстинкт естественной смерти появлялся бы своевременно — после нормальной жизни и здоровой, продолжительной старости. Вероятно, этот инстинкт должен сопровождаться чудным ощущением, лучшим, чем все другие ощущения, которые мы способны испытывать. Быть может, тревожное искание цели человеческой жизни и есть не что иное, как проявление смутного стремления к ощущению наступления естественной смерти. В нём должно быть нечто сходное с неопределёнными чувствами молодых девственниц, предшествующими настоящей любви.

Предположение И. И. Мечникова о положительных ощущениях, сопровождающих влечение к смерти, отчасти подтверждается в исследованиях переживаний людей, перенёсших клиническую смерть (т. н. околосмертные переживания).

В работе «Символический обмен и смерть» (1976 г.) Ж. Бодрийяр уделяет значительное внимание понятию «влечение к смерти». По мнению философа, радикальность фрейдовской идеи равна радикальности самой общественной системы, в определённый момент своего политического и экономического развития. Понятие «влечения к смерти» санкционирует собой определённую культуру смерти в обществе.

В целом Ж. Бодрийяр рассматривает влечение к смерти не как объективную биологическую реальность, но как абстрактную идею, некий культурный феномен, «мысленную гипотезу», «рационализацию самой смерти», миф, метафору, отражающую фундаментальное устройство современной западной культуры. В этом он видит теоретическую ценность идеи «влечения к смерти» и в этом ракурсе предлагает подходить к пониманию данной категории — как к мифу, требующему своей интерпретации.

Ситуацию, когда влечение к смерти рассматривается как «объективный дискурс», Ж. Бодрийяр считает как не имеющую большой ценности. В этих условиях идея «влечения к смерти» интерпретируется лишь как один из моментов западной позитивистской науки, которая произвольно разделяет психологическое и биологическое, жизнь и смерть. Эта наука «в буквальном смысле вырабатывает и мёртвое, неживое как свой концептуальный объект, а отделённость смерти — как исходную аксиому, отправляясь от которой она получает возможность формулировать свои законы». Фрейд предпринял попытку «приручить смерть под знаком влечения к смерти», вписать её в общую систему психоанализа, в то время, как, по мнению Ж. Бодрийяра, в своей сути эта идея отменяет всё наработанное психоанализом.

Источник:
Влечение к смерти
Влечение к смерти , инстинкт смерти , или тана?тос (от др.-греч. ??????? «смерть») — понятие психоанализа, открытое как феномен Сабиной Шпильрейн и введённое в оборот Зигмундом Фрейдом. Фрейд
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BB%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BA_%D1%81%D0%BC%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B8

Зигмунд Фрейд

Доклад на тему: «Учение Зигмунда Фрейда о человеке».

Самая глубокая и значительная область человеческого разума – это бессознательное. Бессознательное представляет собой хранилище примитивных инстинктивных побуждений плюс эмоции и воспоминания, которые настолько угрожают сознанию, что были подавленны и вытеснены в область бессознательного.

Изучение феномена бессознательного уходит в глубокую древность, его признавали в своей практике врачеватели самых ранних цивилизаций. Для Платона признание существования бессознательного послужило основой создания теории познания, построенной на воспроизведении того, что есть в недрах психики человека. Будучи знаком с философскими идеями Платона, Фрейд, несомненно, почерпнул оттуда некоторые представления о бессознательном. Так, вряд ли в поле его зрения не попали те размышления Платона, которые были связаны с проблемой неосознанного знания человека.

Проблема бессознательного, облаченная в форму рассмотрения возможности существования неосознанных представлений, находит свое отражение и в философии Канта (1724-1804). Фрейд неоднократно ссылается на Канта в своих работах. Текстологический анализ показывает, что основатель психоанализа был знаком не только с кантовской “Антропологией с прагматической точки зрения”, но и с другими произведениями немецкого философа. Во многих случаях Фрейд не только разделяет философские идеи Канта, но и апеллирует к его авторитету, когда речь заходит об обосновании своих психоаналитических концепций. Особенно это касается проблемы бессознательного.

Для Фрейда бессознательное – это прежде всего и главным образом нечто психическое, подлежащее осмыслению лишь в связи с человеком. В отличие от других, Фрейд сделал анатомию сознания и бессознательного психического научным фактом. Но объяснил он этот факт на основе лишь «отрицательного» понятия — неосознаваемой психики, понимаемой только путем отрицания за ней атрибута сознания.

Известно, что главным регулятором человеческого поведения служит сознание. Фрейд открыл, что за покровом сознания скрыт глубинный, «кипящий» пласт не осознаваемых личностью могущественных стремлений, влечений, желаний. Будучи лечащим врачом, он столкнулся с тем, что эти неосознаваемые переживания и мотивы могут серьезно отягощать жизнь и даже становиться причиной нервно-психических заболеваний. Это направило его на поиски средств избавления своих пациентов от конфликтов между тем, что говорит их сознание, и потаенными, слепыми, бессознательными побуждениями. Так родился фрейдовский метод исцеления души, названный психоанализом.

Учение о бессознательном является тем фундаментом, на котором основывается вся теория психоанализа.

Под бессознательным не следует понимать нечто абстрактное или же какую-нибудь гипотезу, созданную для философской системы. Бессознательное — те формы душевной жизни, которые, обладая всеми свойствами психического, в то же время не являются достоянием сознания.

Бессознательное образует низший уровень психики. Являясь психическим (поскольку понятие психики шире, чем понятие “сознание”, “сознательное”), бессознательное представляет собой такую форму отражения действительности, при которой утрачивается полнота ориентировки во времени и месте действия, нарушается речевое регулирование поведения. В бессознательном, в отличие от сознания, невозможен целенаправленный контроль за совершаемыми действиями, невозможна и оценка их результата.

Фрейд исходит из того, что допущение бессознательного необходимо в силу существования таких актов, для объяснения которых необходимо признание наличия других актов, не являющихся сознательными, ибо у данных сознания имеется множество пробелов. Только в этом случае, как считает он, не нарушается психическая непрерывность и становится понятным существо познавательного процесса с его сознательными актами.

Фрейд, исследуя характер и причины возникновения неврозов, натолкнулся на ту область человеческой психики, которая оставалась вне поля зрения предшествующей психологии. Он оказался перед необходимостью исследования природы психического, внутреннего мира «Я» и тех структур, которые не вписывались в собственно «сознательное» в человеке. Он пришел к заключению, что человеческая психика представляет собой некий конгломерат, состоящий из различных компонентов, которые по своему характеру являются не только сознательными, но и бессознательными и предсознательными.

Три периода развития учения Фрейда о бессознательном

В душевной жизни Фрейд выделяет три уровня: сознание, предсознание и подсознание (бессознательное). Если мысль или чувство кажутся несвязанными с предшествующими мыслью и чувством, то эти связи нужно искать в бессознательном.

«Определенные нарушения наших психических функций или неправильности в действиях, которые кажутся нам немотивированными,- писал Фрейд,- оказываются вполне мотивированными, если их подвергнуть психоаналитическому исследованию». Бессознательное и предсознательное отделены от сознательного особой психической инстанцией — «цензурой». «Цензура» выполняет две функции:

1) вытесняет в область бессознательного неприемлемые и осуждаемые личностью собственные чувства, мысли и понятия;

2) оказывает сопротивление активному бессознательному, стремящемуся проявиться в сознании.

К бессознательному относятся многие инстинкты, вообще недоступные сознанию, а также мысли и чувства, подвергнутые «цензуре». Эти мысли и чувства не утеряны, но не допускаются к воспоминанию, а поэтому проявляются в сознании не прямо, а опосредованно, окольными путями — в обмолвках, описках, ошибках памяти, сновидениях, «несчастных» случаях, неврозах. Происходит также сублимация бессознательного — замещение запретных влечений социально приемлемыми действиями.

Бессознательное обладает большой жизнеспособностью и не подвластно времени. Мысли и желания, вытесненные в свое время в бессознательное и вновь допущенные в сознание даже спустя несколько десятилетий, не теряют своего эмоционального заряда и действуют на сознание с прежней силой.

То, что мы привыкли называть сознанием, представляет собой, образно говоря, айсберг, большую часть которого занимает бессознательное. В этой нижней части айсберга и находятся основные запасы психической энергии, побуждения и инстинкты.

Предсознание — та часть бессознательного, которая может стать сознанием, т.е. она доступна сознанию. Оно расположено между бессознательным и сознанием. Предсознание подобно большому складу памяти, в котором сознание нуждается при выполнении своей повседневной работы.

Побуждения, инстинкты и принцип равновесия.

Инстинкты — это силы, побуждающие человека к действию. Физические аспекты инстинкта Фрейд называл потребностями, психическими желаниями.

Инстинкт содержит четыре компонента: источник (потребности, желания), цель, импульс и объект. Цель инстинкта состоит в уменьшении потребности и желания до такой степени, что дальнейшее действие, направленное на их удовлетворение, перестает быть необходимым. Иными словами, цель заключается в том, чтобы дать организму то, в чем он испытывает потребность или что он в данный момент желает. Импульс инстинкта — это те энергия, силы или напряжение, которые используются для удовлетворения инстинкта. Объект инстинкта — это те предметы или действия, которые удовлетворяют первоначальную цель.

Рассмотрим, к примеру, как проявляются эти компоненты у человека, испытывающего жажду. Тело обезвоживается и начинает нуждаться в жидкости (источник инстинкта — потребность в жидкости, жажда). По мере нарастания жажды нарастают напряжение, энергия (импульс), направленные на ее удовлетворение. Цель состоит в том, чтобы уменьшить это напряжение, ликвидировать жажду. «Объект» — это не только жидкость, но и все действия, которые направлены на поиски или приготовление влаги, и, наконец, сам акт выпивания жидкости.

Человек, испытывающий потребность, будет продолжать поисковую деятельность до тех пор, пока не удовлетворит эту потребность и связанное с ней напряжение. Напряжение сменяется релаксацией, релаксация — напряжением. И так до бесконечности. Идеальным считается состояние покоя, равновесия, соответствующее внутриутробной жизни.

Работа психоаналитика включает в себя поиск причин мыслей, чувств и поведения, чтобы потребность (инстинкт), неправильно или недостаточно удовлетворяемая определенной мыслью или поведением, могла найти лучшую, более оптимальную форму удовлетворения.

Иногда некоторые мысли или формы поведения не только не уменьшают напряжение, а, наоборот, усиливают его. Это означает одно из двух: либо прямое выражение потребности блокировано, либо эти конкретные мысли и формы поведения не удовлетворяют ее.

Хотя существует большое разнообразие инстинктов, Фрейд попытался свести их к двум основным группам: инстинкты, поддерживающие жизнь (сексуальные), и инстинкты, разрушающие жизнь (деструктивные). Это фундаментальный антагонизм существует всегда, но, может быть, не видим в психической жизни, потому, что большинство наших мыслей и действий связаны не с одним из этих инстинктов, а являются результатом их взаимодействия и взаимовлияния.

Инстинкты — это «каналы, по которым протекает энергия», и эта энергия подчиняется своим собственным законам. По мнению Фрейда, каждый из этих двух обобщенных инстинктов (сексуальный и деструктивный) имеет и свой источник энергии.

Либ?идо (в пер. с лат.- желание) — энергия, присущая инстинктам жизни; деструктивным инстинктам присуща агрессивная энергия (мортидо). Эта энергия имеет свои количественные и динамические критерии.

Катексис — это процесс помещения либидозной (или противоположной ей) энергии в различные сферы психической жизни, в идею или в действие. Катектированное либидо перестает быть подвижным и уже не может перемещаться к новым объектам: оно укореняется в той области психической сферы, которая привлекала и удерживает его.

Если представить себе либидо как определенную сумму денег, то катексис — процесс покупки, вкладывание денег в ценности. Чем больше вложено денег в одни ценности, тем меньше их остается для других.

Психоаналитик всегда пытается понять непропорциональность катектирования либидо и старается перераспределить его. Стремление высвободить связанные энергии мы находим также у Роджерса и Маслоу, в буддизме и суфизме. Каждая из этих теорий строит свои заключения на наличии и поиске источников психической энергии, но все они согласуются с фрейдовским представлением о том, что обнаружение и канализация психической энергии — одна из основных проблем в понимании личности.

В структуре личности Фрейд выделяет Ид, Эго и Суперэго (= Оно, Я, Сверх-Я, соответственно).

Ид- это первоначальная, основная, центральная и вместе с тем наиболее архаичная часть личности. Ид, считает Фрейд, «содержит все уникальное, все, что есть при рождении, что заложено в конструкции — кроме всего прочего, следовательно, те инстинкты, которые возникают в соматической организации, и которые в Ид находят первое психическое выражение в форме, нам неизвестной.

Ид служит источником энергии для всей личности и вместе с тем целиком бессознательно. Мысли или чувства, вытесненные из сознания в бессознательное Ид, по-прежнему способны влиять на психическую жизнь человека, причем со временем сила этого влияния не уменьшается. Ид можно сравнить со слепым и глухим диктатором с неограниченной властью, но властвовать он может только через посредников».

Эго развивается из Ид, но в отличие от последнего находится в постоянном контакте с внешним миром. Эго защищает Ид, как кора дерево, но при этом питается энергией Ид. Сознательная жизнь протекает преимущественно в Эго. Посредством накапливания опыта (в памяти) Эго избегает опасных раздражителей, адаптируясь к умеренным, и, главное, посредством активной деятельности способно перестраивать его себе на пользу.

Развиваясь, Эго постепенно обретает контроль над требованиями Ид, решая, будет ли инстинктивная потребность реализована сиюминутно, или ее удовлетворение будет отложено до более благоприятных обстоятельств. Т.е. Эго руководствуется принципом реальности.

Таким образом, Ид реагирует на потребности, Эго — на возможности. Эго находится под постоянным воздействием внешних (среда) и внутренних (Ид) импульсов. Нарастание этих импульсов сопровождается напряжением, чувством «неудовольствия», уменьшение — релаксацией, чувством «удовольствия». Эго, считает Фрейд, стремится к удовольствию и старается избежать неудовольствия.

Суперэго развивается из Эго и является судьей и цензором его деятельности и мыслей. Это хранилище выработанных обществом моральных установок и норм поведения. Фрейд указывает на три функции Суперэго: совесть, самонаблюдение, формирование идеалов.

В качестве совести Суперэго судит, ограничивает, запрещает или разрешает сознательную деятельность. Самонаблюдение возникает из способности Суперэго (независимо от Ид и Эго) оценивать деятельность, направленную на удовлетворение потребности. Формирование идеалов связано с развитием самого Суперэго. Иногда неправильно отождествляют Суперэго с поведением одного из родителей. «Суперэго ребенка,- подчеркивает Фрейд,- в действительности констатируется не по модели его родителей, а по модели Суперэго его родителей».

Основная цель взаимодействия всех трех систем — Ид, Эго и Суперэго — поддерживать или (при нарушении) восстанавливать оптимальный уровень динамического развития душевной жизни, увеличивая удовольствие и сводя до минимума неудовольствие.

От напряжения, испытываемого под воздействием различных сил (внутренних, внешних), Эго оберегает себя с помощью таких защитных механизмов, как вытеснение, отрицание, рационализация, реактивные образования, проекция, изоляция, регрессия и сублимация.

Вытеснение — удаление из сознания чувств, мыслей и намерений к действию, потенциально вызывающих напряженность. Однако вытесненные в бессознательное, эти «комплексы» продолжают действовать на душевную жизнь и поведение человека и постоянно ищут выхода «наружу». Поэтому для удерживания их в бессознательном требуется постоянный расход энергии.

Отрицание — это попытка не принимать за реальность события, нежелательные для Эго. Примечательна способность в таких случаях «пропускать» в своих воспоминаниях неприятные пережитые события, заменяя их вымыслом.

В качестве характерного примера Фрейд приводит воспоминания Чарльза Дарвина: «В течение многих лет я следовал золотому правилу, а именно, когда я сталкивался с опубликованным фактом, наблюдением или идеей, которые противоречили моим основным результатам, я незамедлительно записывал это; я обнаружил по опыту, что такие факты и идеи гораздо легче ускользают из памяти, чем благоприятные».

Рационализация — это нахождение приемлемых причин и объяснений для неприемлемых мыслей и действий. Естественно, что эти «оправдательные» объяснения мыслей и поступков более этичны и благородны, нежели их истинные мотивы.

Реактивные образования — поведение, противопоставляемое желанию; это явная или неосознанная инверсия желания.

Проекция — подсознательное приписывание собственных качеств, чувств и желаний другому человеку.

Изоляция — это отделение психотравмирующей ситуации от связанных с ней душевных переживаний. Замена ситуации происходит как бы неосознанно, по крайней мере, не связывается с собственными переживаниями.

Все происходит как будто с кем-то другим. Изоляция ситуации от собственного Эго особенно ярко проявляется у детей. Взяв куклу или игрушечную зверюшку, ребенок, играя, может «дать» ей делать и говорить все, что ему самому запрещается: быть безрассудной, саркастичной, жестокой, ругаться, высмеивать других и т. п.

Регрессия — соскальзывание на более примитивный уровень поведения или мышления. Даже здоровые люди, чтобы как-то защититься от постоянного эмоционального прессинга, «спустить пар», время от времени прибегают к различным формам регрессии. Они курят, напиваются, ковыряют в носу, лепечут по-детски, читают бульварные романы, портят вещи, верят мистификаторам, рискованно водят автомобиль и делают еще массу «глупостей».

Сублимация — это наиболее распространенный защитный механизм, посредством которого либидо и агрессивная энергия трансформируются в различные виды деятельности, приемлемые для индивида и общества. Разновидностью сублимации может быть спорт, интеллектуальный труд, творчество. Сублимированная энергия, по мнению Фрейда, создает цивилизацию.

Таким образом, «механизмы защиты — это способы, с помощью которых Эго защищает себя от внутренних и внешних напряжений». Эти механизмы, в понимании Фрейда, играют значительную роль в патогенезе неврозов.

Невротический синдром есть следствие неудавшегося защитного процесса. Психоневроз — проявление защиты сознательной части душевной жизни от неприемлемых переживаний и стремлений. С механизмами вытеснения, в частности, Фрейд связывает некоторые симптомы истерии, импотенцию, фригидность, психосоматические заболевания (бронхиальная астма, язва желудка). Для невроза навязчивых состояний характерными являются механизмы изоляции и реактивного образования.

Принципиальная цель психоаналитика состоит в том, утверждает Фрейд, «чтобы усилить Эго, сделать его более независимым от Суперэго, расширить поле его восприятия и усовершенствовать его организацию, чтобы оно могло освоить новую порцию Ид.

Учение Фрейда прославилось прежде всего тем, что проникло в тайники бессознательного, или, как иногда говорил сам автор, «преисподнюю» психики. Значение концепции бессознательного для познания человека состоит в проникновении в его бытие на большую глубину, чем классическое сознание, т.е. мысль, понимаемая как объективное познание и как представление. Наш мир представлений, как и каждый из его элементов, доступен для восприятия лишь посредством инстанции, несводимой к нему, — сферы побуждений, желаний, потребности, действия, труда, придающих ему форму: эта форма предшествует формам мысли, и мысль может воспринять ее лишь задним числом. Поэтому результаты наших размышлений об аффекте, побуждениях и т.д. нисколько не ведут нас к отрыву от мира, где живут люди, но напротив, заставляют нас вернуться к его корням, чтобы выявить действительно движущую силу природы, подлинный разум.

Психоанализ (от греч. psyche-душа и analysis-решение) — часть психотерапии, врачебный метод исследования, развитый З. Фрейдом для диагностики и излечения истерии.

Истирия- — один из видов неврозов —нарушение, связанное с чрезмерной склонностью к внушению и самовнушению, а также слабостью сознательного контроля за поведением.

Источник:
Зигмунд Фрейд
Доклад на тему: «Учение Зигмунда Фрейда о человеке». Самая глубокая и значительная область человеческого разума – это бессознательное. Бессознательное представляет собой хранилище примитивных
http://studfiles.net/preview/1624331/

Инстинкт жизни по фрейду

Психология и Психоанализ

Психоанализ Зигмунда Фрейда: влечения — движущая сила поведения

Сущность жизни и смерти

Хотя количество влечений может быть неограниченным, Фрейд признавал существование двух основных групп: инстинктов жизни и смерти . Первая группа (под общим названием Эрос ) включает все силы, служащие цели поддержания жизненно важных процессов и обеспечивающие размножение вида. Признавая большое значение инстинктов жизни в физической организации индивидуумов, наиболее существенными для развития личности Фрейд считал половые инстинкты. Энергия половых инстинктов получила название либидо (от лат. «хотеть» или «желать»), или энергия либидо – термин, употребляющийся в значении энергии жизненных инстинктов в целом. Либидо – это определенное количество психической энергии, которая находит разрядку исключительно в половом поведении.

Фрейд полагал, что существует не один половой инстинкт, а несколько. Каждый из них связан с определенным участком тела, называемым эрогенной зоной . В каком-то смысле все тело представляет собой одну большую эрогенную зону, но психоаналитическая теория особо выделяет рот, анус и половые органы. Фрейд был убежден в том, что эрогенные зоны являются потенциальными источниками напряжения и что манипуляции в области этих зон ведут к снижению напряжения и вызывают приятные ощущения. Так, кусание или сосание вызывает оральное удовольствие, опорожнение кишечника ведет к анальному удовлетворению, а мастурбация дает генитальное удовлетворение.

Что собой представляют инстинкты в действительности

Любой инстинкт имеет четыре характеристики: источник, цель, объект и стимул. Источник инстинкта – состояние организма или потребность, вызывающая это состояние. Источники инстинктов жизни описывает нейрофизиология (например, голод или жажда). Четкого определения инстинктов смерти Фрейд не дал. Цель инстинкта всегда состоит в устранении или редукции возбуждения, вызванного потребностью. Если цель достигнута, человек испытывает кратковременное состояние блаженства. Хотя существует много способов достижения инстинктивной цели, наблюдается тенденция к поддержанию состояния возбуждения на некоем минимальном уровне (согласно принципу удовольствия).

Объект означает любого человека, предмет в окружающей среде или что-то в собственном теле индивидуума, обеспечивающее удовлетворение (то есть цель) инстинкта. Действия, ведущие к инстинктивному удовольствию, не обязательно всегда одни и те же. Фактически, объект может меняться на протяжении жизни. Кроме гибкости в выборе объектов, индивидуумы способны откладывать разрядку энергии инстинкта на продолжительные отрезки времени.

Практически любой поведенческий процесс или психический феномен (включая психологический стресс , симптомы невроза , страх или депрессия ) в психоаналитической теории может быть описан в терминах: 1) привязки, или направления энергии на объект ( катексис ); 2) препятствия, мешающего удовлетворению инстинкта ( антикатексис ). Примером катексиса может служить эмоциональная привязанность к другим людям (то есть перенос на них энергии), увлеченность чьими-то мыслями или идеалами. Антикатексис проявляется во внешних или внутренних барьерах, препятствующих немедленному ослаблению инстинктивных потребностей. Таким образом, взаимодействие между выражением инстинкта и его торможением, между катексисом и антикатексисом составляет главный бастион психоаналитического построения системы мотивации и в этом качестве оказывается в центре практики оказания психологической помощи — консультации психолога или помощи психотерапевта .

Наконец, стимул представляет собой количество энергии, силы или давления, которое требуется для удовлетворения инстинкта. Оно может быть оценено косвенным образом путем наблюдения количества и видов препятствий, которые предстоит преодолеть человеку в поисках конкретной цели.

Фрейд считал, что многие феномены социальной психологии можно понять в контексте смещения двух первичных инстинктов: полового и агрессивного. Например, социализацию ребенка можно частично объяснить как результат последовательного смещения половой потребности от одного объекта к другому, как того требуют родители и общество. Сходным образом расовые предрассудки и войны могут быть объяснены смещением агрессивных побуждений. Согласно Фрейду, все устройство современной цивилизации (искусство, музыка, литература) является продуктом смещения энергии любви и агрессивной энергии. Не имея возможности получать удовольствие прямо и немедленно, люди научились смещать свою инстинктивную энергию на других людей, другие предметы и другую деятельность, вместо тех, которые предназначались для прямой разрядки напряжения. Таким образом появляются сложные религиозные, политические, экономические и другие институты.

Источник:
Инстинкт жизни по фрейду
Psy4Analysis. Образовательный проект: психология и психоанализ. Знаменитые психологи, психотерапевты и психоаналитики: З. Фрейд, К. Юнг и другие. Психотерапия неврозов и депрессии.
http://www.psy4analysis.ru/article3.htm

Инстинкт жизни по фрейду

:: Инстинкт смерти. Часть 2:
Концепция Зигмунда Фрейда и отношение к инстинкту смерти современных психоаналитиков

В предыдущей статье (

© 2014 Александр Павлов психоаналитический психотерапевт

Фрейд определяет принцип удовольствия следующим образом: «В психоаналитической теории мы без колебания принимаем положение, что течение психических процессов автоматически регулируется принципом удовольствия, возбуждаясь каждый раз в связи с неудовольствием и напряжением, принимается затем направление, совпадающее, в конечном счете, с уменьшением этого напряжения, другими словами, с устранением неудовольствия или получением удовольствия» (подробнее см. статью Зигмунда Фрейда “Положение о двух принципах психической деятельности”).

Под катастрофой имеются в виду военные действия, катастрофы техногенного характера или природные катаклизмы.

Рыбы поднимаются по устьям рек для нереста, потому что в устьях рек почти или совсем нет хищников, которые могли бы угрожать их икринкам и малькам. Перелетные птицы летят с Юга на Север весной, потому что в южных регионах лето засушливое и большая конкуренция за питание, что усложняет добывание пищи; а осенью возвращаются обратно, потому что в северных регионах зимой еще сложнее добывать себе пропитание. Птицы выводят птенцов весной в регионах наиболее приемлемых для их выкармливания, а зимуют – в наиболее приемлемых для зимовки. Таким образом, рыб и птиц толкает совершать миграции не навязчивое повторение, обусловленное инстинктом смерти, какой вывод сделал Фрейд, а инстинкт воспроизводства, т.е. инстинкт жизни.

Этот удивительный вывод, который делает Фрейд, совершенно противоречит его идее, на которой он категорически настаивал, что основным жизненным мотивом человека является сексуальное влечение. Фрейд делает вывод, что целью всего живого является смерть, когда, оглядываясь на живую природу, не возможно не заметить, что единственной целью всего живого является воспроизводство (не сексуальный инстинкт, а инстинкт размножения), необуздаемое влечение всего живого к размножению, а значит к жизни, а именно, выживанию вида (хотя нередко смерть особи неизбежна ради жизни потомства, что мы и наблюдаем при нересте рыб).

Танатос — так окрестил позднее Вильгельм Штекель инстинкт смерти.

В “По ту сторону принципа удовольствия” вообще много размышлений о спекуляциях – как способе мышления в психоанализе, что удивительно, потому что до этого Фрейд не уставал повторять, что психоанализ – это наука, использующая наблюдение и основывающаяся на клиническом материале.

Например, разрабатывая концепцию Супер-Эго, Фрейд утверждал, что Супер-Эго питается энергией инстинкта смерти, будто было недостаточно построения концепции Супер-Эго лишь на том, что оно является «осадком запретов, норм и предписаний родителей», которые основаны на агрессии родителей в адрес своего ребенка, нарушающего эти «нормы, запреты и предписания» (см. Воспитание и Идентификация с агрессором).

Существует еще вторичная выгода от болезни, например пенсия по нетрудоспособности.

© 2014 Александр Павлов психоаналитический психотерапевт

Источник:
Инстинкт жизни по фрейду
Инстинкт смерти является спорным понятием психоанализа, многие психоаналитики не приняли его в качестве клинического феномена, однако, инстинкт смерти до сих пор остается самым популярным понятием в психоанализе XXI века, но спор психоаналитиков о правомочности использования термина «инстинкт смерти» продолжается
http://www.psychoanalyst.ru/glossary/instinkt_smerti_Freud.php

Инстинкт жизни по фрейду

Инстинкт определяется как врожденная психологическая репрезентация внутреннего соматического источника возбуждения. Психологическая репрезентация называется желанием; телесное возбуждение, из которого оно возникает, называется потребностью. Таким образом, состояние голода может быть описано с точки зрения физиологии как состояние дефицита питания в тканях тела, тогда как психологически оно представлено желанием поесть, желание действует как мотив поведения. Голодный ищет пищу. В связи с этим инстинкты считаются движущими факторами личности. Они не только побуждают поведение, но и определяют его направленность. Иными словами, инстинкт осуществляет избирательный контроль за поведением, повышая сензитивность к определенному виду стимуляции. Голодный более чувствителен к пищевым стимулам, сексуально возбужденный человек с большей вероятностью отреагирует на эротические стимулы.

Кстати, можно видеть, что организм также может активизироваться и внешней стимуляцией. Однако Фрейд полагал, что источники возбуждения, находящиеся в среде, менее важны для динамики личности, чем врожденные инстинкты. В целом внешние стимулы возлагают на организм меньше требований и требуют менее сложных форм удовлетворения, чем потребности. Внешнего стимула можно избежать, но от потребности убежать невозможно. Хотя Фрейд отводил внешней стимуляции вторые роли, он никогда не отрицал ее значение в определенных условиях. Например, чрезмерная стимуляция в ранние годы жизни, когда незрелое Я не способно связать огромное количество свободной энергии (напряжения), может иметь на личность решающее влияние, как мы увидим при обсуждении представлений Фрейда о тревоге.

Инстинкт – это квант психической энергии или, как это обозначил Фрейд, «мера запроса на работу ума» (1905а, с. 168). Вместе взятые, инстинкты составляют суммарную психическую энергию, находящуюся в распоряжении личности. Как уже сказано, Оно представляет резервуар этой энергии и местоположение инстинктов. Оно может быть уподоблено динамо-машине, поставляющей психическую энергию для всего многообразия действий личности. Разумеется, энергия извлекается из телесных метаболических процессов.

Инстинкт имеет источник, цель, объект и импетус. Источник мы уже определили как телесное состояние или потребность. Цель состоит в устранении телесного возбуждения. Цель пищевого инстинкта, например, состоит в устранении пищевого дефицита, что достигается, разумеется, актом еды. Вся активность между появлением желания и его исполнением относится к объекту. Иначе говоря, объект – это не только конкретный предмет или условие, удовлетворяющее потребности; он также включает поведение, направленное на поиск необходимого предмета или условия. Например, когда человек голоден, он должен предпринять некоторые действия для того, чтобы достичь цели – насыщения.

Импетус – это сила инстинкта, определяемая интенсивностью потребности. С ростом пищевого дефицита, вплоть до возникновения физической слабости, соответственно возрастает сила инстинкта.

Предлагаемая Фрейдом модель – это модель «напряжения-редукции»:

Поведение человека активируется внутренними побудителями и активность убывает по мере того, как соответствующие действия отменяют или снижают возбуждение. Это означает, что цель инстинкта по характеру своему регрессивна, так как возвращает человека к предшествующему состоянию, состоянию до проявления инстинкта. Состояние, в которое возвращается человек, относительно статично. Инстинкт следует также считать консервативным, так как его цель – сохранить равновесие организма посредством снятия возбуждения.

Инстинкт — процесс, повторяющийся с той же частотой, что и круг явлений, начиная с возникновения возбуждения и завершая отдыхом. Этот аспект инстинкта Фрейд назвал вынуждение повторения. Личность вынуждена вновь и вновь повторять неизбежный цикл возбуждения и покоя. (Термин «вынуждение повторения» используется также при описании персеверативного поведения, когда средства удовлетворения потребности не вполне адекватны. Ребенок персеверирует, сося палец в состоянии голода).

Когда энергия инстинкта более или менее постоянно вкладывается в замещающий объект, соответствующее поведение называется производным от инстинкта. Так, если первым избранным ребенком сексуальным объектом является манипулирование собственными половыми органами, и он вынужден отказаться от этого удовольствия в пользу более безобидных форм телесной стимуляции – например, сосания пальца или игры с игрушками, – замещающие активности производны от инстинкта. Цель полового инстинкта нисколько не меняется: идет поиск полового удовлетворения.

Перемещение энергии из одного объекта в другой – наиболее важная характеристика динамики личности. Она объясняет очевидную пластичность человеческой натуры и замечательное разнообразие человеческого поведения. Практически все интересы, предпочтения, вкусы, привычки взрослого человека представляют перемещение энергии от оригинальных инстинктивных объект-выборов. Почти все они производны от инстинкта. Фрейдова теория мотивации основана на допущении, что инстинкты – это единственные источники человеческого поведения.

Фрейд не пытался составить перечень инстинктов, так как полагал недостаточными существующие знания о телесных состояниях, от которых зависят инстинкты. Определение этих органических потребностей – задача не психолога, а физиолога. Не претендуя на знание общего числа инстинктов, Фрейд, тем не менее, предположил, что все они могут быть объединены в две большие группы, названные «инстинкты жизни» и «инстинкты смерти».

Инстинкты жизни служат целям выживания индивида и размножения. Под эту категорию подпадают голод, жажда, секс. Форма энергии, посредством которой воплощаются инстинкты жизни, называется либидо.

Инстинкт жизни, которому Фрейд уделяет наибольшее внимание, половой инстинкт, и на заре психоанализа почти все, что совершает человек, приписывалось действию этого вездесущего инстинкта. На самом деле половой инстинкт не един. Иначе говоря, существует ряд отдельных телесных потребностей, побуждающих эротические желания. Каждое из этих желаний имеет источник в особом телесном регионе; последние называются эрогенными зонами.

Эрогенная зона – это участок кожи или слизистой, высоко чувствительный к раздражению; если им определенным образом манипулировать, это снимает напряжение и вызывает удовольствие. Одну из таких зон образуют губы и ротовая полость, другую – анальная область, третью – половые органы. Сосание вызывает оральное удовольствие, испражнения – анальное удовольствие, массирование или трение в области половых органов – генитальное удовольствие. В детстве половые инстинкты относительно независимы друг от друга, но при достижении пубертата имеют тенденцию к смешению и совместному служению репродуктивной цели.

Инстинкты смерти, или, как иногда называл их Фрейд, деструктивные инстинкты, проявляются не столь заметно, как инстинкты жизни, по этой причине известно о них немного, но они неизбежно выполняют свою миссию. Каждый человек в конце концов умирает – факт, давший начало знаменитому афоризму Фрейда: «Цель жизни – смерть» (1920г, с. 38).

Фрейд, в частности, полагал, что у человека есть желание – разумеется, обычно бессознательное, – умереть. Он не пытался определить соматические источники инстинктов смерти, хотя кто-то, быть может, захочет связать их с катаболическими или разрушительными процессами в организме. Не дал он и название энергии, посредством которой осуществляют свою работу эти инстинкты.

Фрейдово допущение относительно существования инстинкта смерти основано на принципе постоянства, сформулированном Фехнером (Fechuer, G.). Согласно этому принципу, все жизненные процессы стремятся к возвращению к стабильности неорганического мира.

В работе «Beyond the pleasure principle» (1920г) — «По ту сторону принципа удовольствия» Фрейд приводит следующий аргумент в пользу представлений о желании смерти. Живая материя появилась вследствие воздействия космических сил на неорганическую материю. Эти изменения поначалу были очень нестабильны, и материя быстро возвращалась к прежнему неорганическому состоянию. Однако постепенно благодаря эволюционным изменениям в мире длительность жизни увеличилась; тем не менее эти нестабильные живые формы всегда с неизбежностью регрессировали к стабильности неживой материи.

С развитием механизмов воспроизводства живые организмы обрели возможность репродуцировать себе подобных и потеряли зависимость от происхождения из неорганической природы. Но, даже обладая этим преимуществом, особи того или иного вида подчинены принципу постоянства, ибо этот принцип управляет их существованием с момента, когда они были наделены жизнью. Жизнь, говорит Фрейд, это окольный путь к смерти. Потревоженная в своем стабильном существовании, органическая материя стремится вернуться к статичному состоянию. Стремление к смерти у человека – психологическая репрезентация принципа постоянства.

Важным дериватом (т. е. производной) инстинктов смерти является агрессивное побуждение. Агрессивность – это саморазрушение, обращенное вовне и направленное против замещающих объектов. Человек сражается с другими и является деструктивным потому, что желание смерти блокируется силами жизненных инстинктов и другими обстоятельствами внутри личности, противостоящими инстинктам смерти. Война 1914-1918 гг. убедила Фрейда, что агрессия – такой же важный мотив, как и сексуальный.

Инстинкты жизни и смерти и их дериваты могут смешиваться, нейтрализовывать, замещать друг друга. Еда, например, представляет смешение голода и деструктивности и удовлетворяется путем кусания, жевания и проглатывания пищи. Любовь, дериват полового инстинкта, может нейтрализовать ненависть – дериват инстинкта смерти. Или же любовь может сменить ненависть, а ненависть – любовь.

Так как инстинкты содержат всю энергию, посредством которой действуют три системы личности, обратимся к тому, каким образом Оно, Я и Сверх-Я обретают контроль над психической энергией и используют ее.

Динамика личности определяется способами распределения и использования психической энергии со стороны Оно, Я и Сверх-Я. Так как общее количество энергии ограничено, три системы соревнуются за обладание энергией. Одна система обретает контроль над энергией за счет двух других. С усилением одной системы две другие неизбежно ослабляются, если только общая система не обретает новой энергии.

Изначально Оно обладает всей энергией и использует ее для рефлекторных действий и исполнения желаний посредством первичного процесса. Эти оба вида активности находятся в полном услужении у принципа удовольствия, на основе которого действует Оно. Приведение в действие энергии – в действие, которое удовлетворит инстинкт, – называется объект-выбор или объект-катексис.*

* Термин «катексис» также принадлежит не Фрейду, а возник в англоязычных переводах и получил распространение уже после этого. Оригинальное понятие Фрейда на русский язык перевести (как и на английский) трудно. Близкие варианты – «вкладывание», «инвестирование».

Энергия Оно очень текуча, то есть легко переводится от одного действия или образа к другому действию или образу. Возможность перемещения этой инстинктивной энергии существует благодаря неспособности Оно проводить четкое различение между объектами. Различные объекты расцениваются как тождественные. Например, голодный младенец будет тащить в рот почти все, что сможет удержать.

Поскольку Я не обладает собственным источником энергии, ему приходится заимствовать энергию у Оно. Отвлечение энергии от Оно в процессы, составляющие Я, осуществляется при помощи механизма, известного как отождествление. Это одно из наиболее важных понятий фрейдовой психологии и одно из наиболее трудных для понимания.

Оно не делает различий между субъективными образами и объективной реальностью. Катексис образа объекта – то же самое, что катексис самого объекта. Однако, если образ не может полностью удовлетворить потребность, человек вынужден провести различие между внутренним и внешним миром. Ему необходимо научиться отличать воспоминание или образ отсутствующего объекта от сенсорного впечатления или восприятия присутствующего объекта. Затем, чтобы потребность была удовлетворена, человек должен научиться сопоставлять то, что содержится в уме, с его эквивалентом во внешнем мире посредством вторичного процесса. Сопоставление ментальной репрезентации и физической реальности – или чего-то, что есть в уме, с чем-то во внешнем мире, – именно это понимается под отождествлением.

Так как Оно не делает различений между содержаниями ума, будь то перцепции, образы памяти, идеи или галлюцинации, катексис возможен как в отношении образа реалистического восприятия, так и в отношении исполняющих желание образов памяти. Таким образом, энергия отвлекается от исключительно субъективных психических процессов Оно и переводится в объективные, логические, идеационные процессы Я.

В обоих случаях энергия используется только для психологических целей, однако в случае Оно не делается различий между ментальным символом и физическим эталоном, тогда как в случае Я это различие делается. Я пытается сделать символ максимально репрезентативным относительно эталона. Иначе говоря, благодаря отождествлению первичный процесс замещается вторичным. Так как вторичный процесс гораздо эффективнее снимает напряжение, формируется все больше и больше катексисов Я. Постепенно Я, как более эффективное, обретает монополию на психическую энергию. Монополия, однако, относительна, так как в случае неудачи Я в удовлетворении инстинктов, Оно забирает власть обратно.

Завладев достаточным количеством энергии, Я может использовать ее иначе, чем на удовлетворение инстинктов посредством вторичного процесса. Часть энергии используется на то, чтобы перевести на более высокий уровень различные психические процессы – восприятие, память, суждение, различение, абстрагирование, обобщение и рассуждение.

Часть энергии должна использоваться Я для того, чтобы сдержать импульсивную иррациональную активность Оно. Сдерживающие силы известны как антикатексис в противовес силам катексиса. Если угрозы со стороны Оно слишком велики, Я вырабатывает против него защиты. Эти защитные механизмы мы обсудим в одном из последующих разделов; они могут использоваться также для того, чтобы справиться с давлением, оказываемым на Я со стороны Сверх-Я. Разумеется, эти защиты требуют энергии.

Энергия Я может перемещаться и для того, чтобы образовался новый объект-катексис, так что вся система производных интересов, отношений и предпочтений формируется в Я. Эти катексисы Я могут непосредственно не удовлетворять базовые потребности организма, но ассоциативно связаны с теми объектами, которые удовлетворяют. Например, энергия, побуждаемая голодом, может развернуться таким образом, что будет включать катексисы типа интереса к коллекционированию марок, посещению необычных ресторанов и продаже фарфора. Это распространение катексиса по каналам, лишь отдаленно связанным с оригинальным объектом инстинкта благодаря большей эффективности Я в осуществлении главной работы по удовлетворению инстинктов. Оставшаяся энергия используется на другие цели.

Наконец, Я, как исполнительный орган личности, использует энергию для влияния на интеграцию трех систем. Цель этой интегрирующей функции Я – создание внутренней гармонии личности таким образом, чтобы мягко и эффективно могли осуществляться взаимодействия Я со средой.

Механизм отождествления отвечает также за энергетизацию систем Сверх-Я. Этот процесс, тоже сложный, происходит следующим образом. Среди первых объектов, катектируемых ребенком – родители. Эти катексисы появляются рано и твердо закрепляются в связи с тем, что ребенок в плане удовлетворения своих потребностей абсолютно зависим от родителей или лиц, их замещающих.

Кроме того, родители играют роль дисциплинирующих агентов: они учат детей морали и традиционным ценностям и идеалам общества, в котором растет ребенок. Они делают это, награждая ребенка за правильные поступки и наказывая за неправильные. Награда – это нечто, снимающее напряжение или обещающее это. Эффективной наградой могут быть конфета, улыбка, доброе слово.

Наказание – это нечто, увеличивающее напряжение. Это могут быть шлепки, неодобрительные взгляды, отказ в удовольствии. Тем самым ребенок начинает отождествлять свое поведение с противостоящими ему санкциями и запретами родителей. Ребенок интроецирует моральные императивы родителей силой изначального катексиса, который у него есть в отношении родителей как агентов, удовлетворяющих потребность. Он катектирует их идеалы – и это становится его идеальным Я; он катектирует их запреты – и это становится совестью. Так Сверх-Я получает доступ к энергетическому резервуару Оно – посредством детского отождествления с родителями.

Работа Сверх-Я часто, хотя и не всегда, направлена противоположно импульсам Оно. Это так, поскольку моральный кодекс представляет попытку общества проконтролировать и сдержать выражение примитивных побуждений, особенно сексуальных и агрессивных. Быть хорошим – значит быть послушным и не делать «грязных» вещей. Быть плохим – значит быть непокорным, бунтовать, быть похотливым.

Добродетельный человек сдерживает свои импульсы, грешник позволяет себе предаваться удовольствиям. Тем не менее, иногда Оно «подкупает» Сверх-Я. Например, это происходит, когда некто, в приступе морализаторского жара, предпринимает агрессивные действия против тех, кого считает подлыми или греховными. Агрессия в таких случаях скрывается под маской справедливого негодования.

Когда посредством механизма отождествления поставляемая инстинктами энергия канализируется в Я и Сверх-Я, оказывается возможной сложная игра сил побуждения и сдерживания. Напомним, Оно располагает только побудительными катектическими силами, тогда как энергия Я и Сверх-Я используется как для следования инстинктивным целям, так и для фрустрации. Чтобы мудро управлять личностью, Я должно держать под контролем и Оно, и Сверх-Я, и при этом у него должно оставаться достаточно энергии для установления необходимых взаимоотношений с внешним миром.

Если Ид (Оно) удерживает контроль над значительной частью энергии, поведение человека по характеру становится импульсивным и примитивным.

С другой стороны, если слишком много энергии контролируется Сверх-Я, поведение будет регулироваться не реалистическими соображениями, а моральными. Антикатексис совести может связывать Я моральными узами и мешать действиям любого типа, в то время как катексис идеального Я может выдвигать перед Я столь высокие стандарты, что человек оказывается в постоянной фрустрации и в конце концов у него может развиться депрессивное чувство собственной несостоятельности.

Кроме того, частные и непредсказуемые перемещения энергии из одной системы в другую, от катексиса к антикатексису является делом обычным, в особенности на протяжении первых двух десятилетий жизни, пока распределение энергии более или менее не стабилизируется. Эти перемещения энергии удерживают личность в динамическом состоянии. К шансам психологии стать когда бы то ни было точной наукой Фрейд относился пессимистически, так как, по его мысли, даже незначительное изменение в распределении энергии может перевесить чашу весов в пользу одной из форм поведения (1920b). Кто может сказать точно, прыгнет ли вниз человек, стоящий на краю окна? Нанесет ли артиллерийское орудие уничтожающий удар или подаст сигнал о возвращении домой после победы?

В конечном итоге динамика личности состоит во взаимодействии сил побуждения, катексиса, и сил сдерживания, антикатексиса. Все внутриличностные конфликты могут быть сведены к оппозиции этих двух силовых систем. Продолжительное напряжение связано с противодействием сил сдерживания силам побуждения. Будет ли это антикатексис Я, противостоящий катексису Оно, или антикатексис Сверх-Я, противостоящий катексису Я, результат в смысле напряжения будет тот же.

Как любил говорить Фрейд, психоанализ – это такое понимание динамики, «которое сводит ментальную жизнь к взаимодействию сил, друг другу помогающих и друг друга сдерживающих» (1910b, с. 213).

Динамика личности во многом определяется необходимостью удовлетворения потребностей через взаимодействие с объектами внешнего мира. Среда обеспечивает голодный организм едой, жаждущего – водой. Помимо этой роли – источника обеспечения – внешний мир играет и иную роль в судьбе личности. В нем есть опасности: он может не только удовлетворять, но и угрожать. Окружающая среда обладает властью причинять боль и увеличивать напряжение – равно как приносить удовольствие и снижать напряжение. Она – источник и беспокойства, и покоя.

Обычная реакция индивида на внешние угрозы боли и разрушения, с которыми он не готов справиться, – страх. Угрожающий нам человек обычно страшен. Я, подавленное чрезмерной стимуляцией, неподвластной контролю, наполняется тревогой.

Фрейд различал три вида тревоги: реальную тревогу, невротическую тревогу и моральную тревогу или чувство вины (1926Б).*

Основной тип – реальная тревога или страх реальных опасностей внешнего мира; от нее производны два других.

Невротическая тревога представляет страх того, что инстинкт выйдет из-под контроля и заставит человека сделать нечто, за что последует наказание. Невротическая тревога – не столько страх инстинктов как таковых, сколько страх наказания, которое последует за его удовлетворением. Невротическая тревога имеет основу в реальности, поскольку в лице родителей или других авторитарных фигур мир наказывает ребенка за импульсивные действия.

Моральная тревога – это страх совести. Люди с хорошо развитым Сверх-Я склонны чувствовать вину совершая нечто противное моральному кодексу или даже думая об этом. О них говорят, что они терзаются муками совести. Моральная тревога также в основе реалистична: в прошлом человека наказывали за нарушения морального плана, могут наказать и опять.

* В ряде случаев переводится как «реальный страх», «невротический страх», «моральный страх».

Функции тревоги – предостеречь человека о надвигающейся опасности; это сигнал для Я о том, что, хотя приняты соответствующие меры, опасность может возрастать, и Я может потерпеть поражение.

Тревога представляет собой состояние напряжения; это – побуждение, подобно голоду или сексуальному побуждению, но возникает не во внутренних тканях, а изначально связано с внешними причинами. Возросшая тревога мотивирует человека на действия. Он может уйти из опасного места, сдержать импульс, подчиниться голосу совести.

Тревога, с которой невозможно эффективно справиться, называется травматической. Она возвращает человека к состоянию инфантильной беспомощности. Фактически прототипом более поздней тревоги является травма рождения. Мир обрушивает на новорожденного стимулы, к которым тот не готов и не может адаптироваться. Ребенку необходимо убежище, чтобы Я имело шанс развиться настолько, чтобы справиться с сильными внешними стимулами. Если Я не в состоянии справиться с тревогой рационалистически, оно вынуждено вернуться к нереалистическим методам. Это и есть защитные механизмы, которые мы обсудим в следующем разделе.

Источник:
Инстинкт жизни по фрейду
my e-books, excel
http://www.sites.google.com/site/tohabiblio/the-team/klassiceskij-psihoanaliz-frejda/dinamika-licnosti

Инстинкт жизни по фрейду

4. Теория инстинктов Фрейда и ее критика

Развитие теории инстинктов

Последней важной разработкой Фрейда была его теория инстинктов жизни и смерти[6]. В 1920 г. в труде «По ту сторону принципа удовольствия» Фрейд приступил к основательной ревизии всей своей теории инстинктов. Он отнес свойства инстинктов к «навязчивым повторениям» и здесь же впервые постулировал новую дихотомию «Эрос — инстинкт смерти», сущность которой подробно изложил в работе «Я и Оно» (1923) и последующих сочинениях. Эта новая дихотомия между жизненными инстинктами (Эросом) и инстинктом (инстинктами) смерти заняла место первоначальной дихотомии между Эго и сексуальными инстинктами. Хотя Фрейд и попытался теперь идентифицировать Эрос с либидо, новое противопоставление задало абсолютно иную концепцию перехода от прежней дихотомии.

В этих формулировках Фрейд раскрыл новое направление своих мыслей более явно, чем в работе «По ту сторону принципа удовольствия». Взамен механико-физиологического подхода старой теории, построенного на модели химически обусловленного напряжения и необходимости снизить это напряжение до нормального порога (принцип удовольствия), в новой теории представлен подход биологический, при котором предполагается, что любая живая клетка снабжена двумя базисными видами живой сущности, Эросом и стремлением к смерти. Тем не менее принцип снижения напряженности сохранен, притом в более радикальном виде: снижение возбуждения до нуля (принцип Нирваны).

Годом позже (1924) в «Экономической проблеме мазохизма» (Economic Problem of Masochism) Фрейд пошел дальше в расшифровке соотношения двух инстинктов. Он писал:

«Либидо делает инстинкт разрушения безвредным, направляя инстинкт в большой мере наружу (обычно с помощью особых органических систем — мускулатуры), на объекты внешнего мира. Тогда инстинкт, называемый деструктивным инстинктом, есть инстинкт господства или воля к власти 28 . Часть инстинкта находится на прямой службе у сексуальной деятельности, в которой он играет важную роль. Это садизм как таковой. Другая часть не имеет отношения к переносу наружу; она остается внутри организма, и либидо ее связывает с помощью описанного выше сопутствующего сексуального возбуждения. Именно эту часть мы должны признать первоначальным эротогенным мазохизмом».

В «Новых вводных лекциях»[8] (1933) ранние формулировки усилены: Фрейд говорит об «эротическом инстинкте, который стремится сочетать все больше и больше живых субстанций в еще большие совокупности, и об инстинкте смерти, который противостоит этим устремлениям и ведет все жизненное назад, к состоянию неведения». В этих же лекциях Фрейд писал об исходном инстинкте разрушения:

«…Кажется, что мы можем его воспринять лишь при этих двух условиях — если оно соединяется с эротическими влечениями в мазохизме или оно как агрессия направлено против внешнего мира — с большим или меньшим эротическим добавлением. Напрашивается мысль о значимости невозможности найти удовлетворение агрессии во внешнем мире, так как она наталкивается на реальные препятствия. Тогда она, возможно, отступит назад, увеличив силу господствующего внутри саморазрушения. Мы еще увидим, что это происходит действительно так и насколько важен этот вопрос. Не нашедшая выхода агрессия может означать тяжелое повреждение; все выглядит так, как будто нужно разрушить другое и других, чтобы не разрушить самого себя, чтобы оградить себя от стремления к саморазрушению. Поистине печальное открытие для моралиста!»[9].

В двух своих последних статьях (одна была написана за год, другая — за два года до его смерти) Фрейд не внес никаких важных изменений в концепцию, как делал в предшествующие годы. В статье «Анализ конечный и бесконечный» (Analysis Terminable and Interminable) он еще энергичнее подчеркнул власть инстинкта смерти. Джеймс Стрэчи в редакторских примечаниях к этой работе писал: «Однако самый сильнодействующий и, сверх того, не поддающийся никакому возможному контролю фактор… — инстинкт смерти». В работе «Очерки психоанализа» (An Outline of Psychoanalysis) (написанной в 1938 г. и опубликованной в 1940 г.) Фрейд вновь подтвердил и систематизировал свои ранние предположения, не внеся туда по сути никаких дополнений.

Источник:
Инстинкт жизни по фрейду
4. Теория инстинктов Фрейда и ее критика Развитие теории инстинктов Последней важной разработкой Фрейда была его теория инстинктов жизни и смерти[6]. В 1920 г. в труде «По ту сторону принципа
http://psy.wikireading.ru/68706

COMMENTS