Испытание характера и роты

Запись на стене

После обновления #Dragon_Age_Inquisition до нового патча, появились слоты достижений для дополнения «Чужак». Всего их 11, и вот их описание:

1. Вечное клеймо: чтобы разблокировать, продвинтесь дальше по сюжету.

2. Испытание Башни: при включённом испытании «Потерпи»: убить хивернала.

3. Испытание Влюблённых: при всегда включённом испытании «Друзья до первой беды»: войти в Халамширал со всеми спутниками.

4. Испытание Дурака: при включённом испытании «Не спеши»: добраться до Скайхолда на пятом или ниже уровне.

5. Испытание Императора: победить врагов, ставших сильнее из-за испытания «Остерегись».

6. Испытание Императрицы: При включённом испытании «Равные силы» убить ферелденскую морозницу 16 уровня или выше.

7. Испытание Мага: при включённом испытании «В путь налегке» завершить задание «Искусительный шёпот».

8. Испытание Отшельника: убить 10 больших медведей, ставших сильнее из-за «Медвежьей услуги».

9. Испытание Умеренности: при всегда включённом в Эмприз-дю-Лион испытании «Расслабься»: взять крепость Суледин.

10. Коронер: найти всю одежду из «Покроя по мерке».

11. Нестандартное мышление: откройте все тайники, охраняемые древними статуями.

У меня создалось впечатления, что в основном эти достижения говорят о новых фишках, которые будут внесены в основную ветку игры, нежели в само дополнение +_+ Конечно, радостно, что игра сможет стать более сбалансированной, но «я отсюда уношу больше вопросов, чем ответов», как сказал Инкви в «Нисхождении» 🙂

Источник:
Запись на стене
После обновления #Dragon_Age_Inquisition до нового патча, появились слоты достижений для дополнения «Чужак». Всего их 11, и вот их описание: 1. Вечное клеймо: чтобы разблокировать,
http://vk.com/wall-42881115_366219

Инструкция дежурному по роте, в том числе и на случай угрозы применения противником ядерного, химического и биологического оружия, возникновения (угрозы возникновения) чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также совершения (угрозы совершения) террористического акта

Инструкция дежурному по роте, в том числе и на случай угрозы применения противником ядерного, химического и биологического оружия, возникновения (угрозы возникновения) чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также совершения (угрозы совершения) террористического акта

дежурному по роте, в том числе и на случай угрозы применения противником ядерного, химического и биологического оружия, возникновения (угрозы возникновения) чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также совершения (угрозы совершения) террористического акта

Дежурный по роте отвечает за выполнение распорядка дня (регламента служебного времени) и соблюдение других правил поддержания внутреннего порядка в роте; сохранность оружия, ящиков с боеприпасами, имущества роты, личных вещей солдат и сержантов и за правильное несение службы дневальными.

Дежурный по роте подчиняется дежурному по полку и его помощнику, а в порядке внутренней службы в роте — командиру роты и старшине роты.

При несении службы руководствоваться требованиями ст. 298-301 Устава внутренней службы ВС РФ.

С 16.50 до 17.40 на городке по подготовке суточного наряда получить инструктаж у старшины роты (командира роты). Строевую записку получить у командира роты в 17.45 перед выходом на развод. При приеме и сдаче дежурства руководствоваться ст.299 Устава внутренней службы.

Знать расход личного состава, места проведения занятий вне расположения подразделения.

После утреннего осмотра по телефону, а при подъеме и после вечерней поверки устным докладом с представлением строевой записки докладывать дежурному по полку сведения о наличии и расходе личного состава роты.

При объявлении тревоги дежурный по роте обязан:

— получить подтверждение сигнала у дежурного по полку;

— подать команду «Рота, СБОР!», «Рота ТРЕВОГА!» («Рота, БОЕВАЯ ТРЕВОГА!»);

— отправить посыльных через дежурного по полку за военнослужащими, проходящими военную службу по контракту;

— через дневального оповестить личный состав, находящийся на занятиях о получении сигнала;

— в ночное время организовать мероприятия по светомаскировке;

— вооружиться самому и вооружить дневальных, одного из них выставить у входа в казарму, второго – у двери комнаты для хранения оружия;

— выдать оружие всему личному составу роты за подписью по заранее подготовленной форме в «Книге выдачи вооружения и боеприпасов»;

— доложить дежурному по полку о поднятии личного состава по сбору и убытии к месту сбора;

— при прибытии командира роты доложить ему о проделанных мероприятиях и действовать по его указанию;

— контролировать прибытие офицеров, прапорщиков, военнослужащих по контракту докладом дежурному по полку на «Ч»+l.00; «Ч»+2.00; «Ч»+3.00.

В условиях совершения (угрозы совершения) террористических актов дежурный по роте обязан:

1. Постоянно проводить осмотр объектов, зданий и сооружений и территории закрепленной за подразделением на предмет обнаружения подозрительных предметов, посторонних лиц с последующим докладом дежурному по полку.

2. Быть в готовности к своевременному приему сигналов от дежурной службы полка об угрозе совершения террористического акта, обнаружении взрывного устройства, совершении террористического акта, доведении полученных сигналов до командования роты и личного состава.

3. При получении сигнала об угрозе совершения террористического акта, обнаружении взрывного устройства, совершении террористического акта:

— доложить дежурному по полку о полученном сигнале и проводимых мероприятиях;

— передать сигнал командованию роты,

— поднять личный состав, входящий в резерв по действиям при «ЧО» согласно боевого расчета;

— совместно с дежурной службой полка организовать удаление людей из зоны опасности и организовать обозначение хорошо видимыми знаками район обнаружения взрывоопасного предмета,

— при обнаружении взрывного устройства на закрепленной территории подразделения немедленно доложить командиру подразделения, дежурному по полку и в дальнейшем действовать по их указанию.

В случае угрозы применения противником ядерного, химического и биологического оружия дежурный по роте обязан:

— знать сигналы оповещения и порядок действий по ним.

Последовательность выполнения мероприятий при получении сигналов оповещения

воздушная тревога 1-2-3-4-6-7-8-9-10

радиационная опасность 8-2-9-3-4-7-6-10

химическая тревога 8-2-9-3-7-6-10

По средствам оповещения передать сигнал во взвода.

1. Ввести в расположение роты режим полного затемнения.

2. Доложить командиру роты о получении сигнала.

3. Выставить внештатный ПРХБН на территории полка.

4. Перевести в убежище личный состав, включить ВФА.

5. Рассредоточить и укрыть технику согласно плана.

6. Доложить о получении сигнала и принятых мерах дежурному по полку.

7. Организовать взаимодействие.

8. Использовать самому и взять под контроль использование личным составом ИСЗ.

9. Организовать несение службы личным составом суточного наряда в условиях заражения.

10. Проинформировать командира роты о выполнении мероприятий.

ТАБЛИЦА СИГНАЛОВ ОПОВЕЩЕНИЯ

ОБ УГРОЗЕ (ФАКТЕ) ПРИМЕНЕНИЯ ОМП И РХБ ЗАРАЖЕНИЯ

О непосредственной угрозе применения противником

Продолжает выполнять поставленные задачи. Переводит СИЗ в положение «Наготове».

При угрозе или обнаружении радиоактивного заражения (загрязнения)

Длинные гудки сигнала автомобиля

На открытой местности надевает респираторы, защитные плащи в рукава, чулки, перчатки.

При угрозе или обнаружении химического или биологического заражения

Ракета СХТ, сирена-С-40, короткие гудки автомобиля. Частые удары в гильзу.

Надевает СИЗ, занимает укрытия.

Предупреждение о ядерных ударах

Готовит СИЗ к использованию.

При возникновении пожара доложить дежурному по полку и командиру роты, организовать вывод личного состава из подразделения и вынос оружия и имущества из помещений, которым угрожает опасность.

При несении службы постоянно находиться в подразделении. Осуществлять отдых с 09.00 до 13.00, оставляя за себя дневального свободной смены. На прием пищи в столовую прибывать вместе с подразделением и осуществлять контроль за поддержанием порядка при получении и приеме пищи.

Выдачу и прием оружия осуществлять согласно инструкции дежурного по роте «О порядке охраны, приема, выдачи и учета вооружения».

В случае происшествий в роте и нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими роты принимать неотложные меры к наведению порядка с последующим докладом дежурному по полку и командиру роты, при отсутствии командира роты – ответственному по роте.

Лично, совместно с суточным нарядом, осуществлять контроль за распорядком дня.

С 22.00 до 06.00 закрывать двери казармы на запоры, а допуск прибывших лиц осуществлять по звонку вызывной сигнализации с разрешения дежурного по полку или его помощника.

Смену очередного дневального производить через каждые два часа лично. Во время отдыха дежурного по роте в 9.00 и в 13.00 смену очередного дневального осуществляет дневальный свободной смены оставшийся исполнять обязанности дежурного по роте.

Осуществлять непосредственное руководство утренней уборкой очередными уборщиками.

В выходные и праздничные дни в назначенный час представлять увольняемых дежурному по полку с предоставлением книги увольняемых.

Во время, отведенное в распорядке дня, осуществлять непосредственное руководство за тщательной уборкой и содержанием помещений роты, очередными уборщиками, а также за уборкой участка территории, закрепленного за ротой.

Источник:
Инструкция дежурному по роте, в том числе и на случай угрозы применения противником ядерного, химического и биологического оружия, возникновения (угрозы возникновения) чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также совершения (угрозы совершения) террористического акта
Инструкция дежурному по роте, в том числе и на случай угрозы применения противником ядерного, химического и биологического оружия, возникновения (угрозы возникновения) чрезвычайных ситуаций
http://pandia.ru/text/80/127/9502.php

Испытание мастерства и характера

Местом проведения занятий с военнослужащими танкового батальона 6?й отдельной гвардейской механизированной бригады по подводному вождению стал полигон Чепелево. В экзаменаторах — водоем шириной полторы сотни метров и глубиной порядка трех. Вместо ручки и тетрадки — рычаги танка Т?72Б и изолирующий противогаз ИП?5… Пройти непростое испытание предстояло более чем двадцати «танковым трио».

— Данное занятие проводится ежегодно и является важнейшим элементом подготовки экипажей, — отметил исполняющий обязанности командира батальона гвардии старший лейтенант Иван Винатовский. — Привлекается к нему весь личный состав танковых подразделений. При преодолении водных преград проверяется как мастерство механиков?водителей, так и сплоченность экипажей, моральный дух каждого военнослужащего, умение сохранять хладнокровие в любой обстановке.

Танкисты не скрывают: именно самообладание — главный фактор, который влияет на успех «водного экзамена». Ведь «на суше» каждый получил необходимый багаж знаний и практических навыков. Проведены занятия по легководолазной подготовке, от а до я изучены порядок выполнения упражнения и требования техники безопасности, особенности действий экипажа в различных нештатных ситуациях. Однако в стрессовой обстановке, когда ты в кромешной темноте в замкнутом пространстве один на один с водной стихией, легко позабыть даже таблицу умножения.

Многое здесь зависит от командиров. От того, насколько им удастся помочь подчиненным поверить в свои силы и справиться с волнением, зависит итоговый результат.

Поэтому занятия на учебных местах проходят в спокойной обстановке, без суеты и спешки. Танкистам еще раз напоминают требования техники безо­пасности, порядок подготовки боевых машин к преодолению водных препятствий, особенности применения изолирующих противогазов, пользования гирополукомпасом (именно этот прибор будет глазами механика водителя в условиях ограниченной видимости).

…Первый танк подъезжает к контрольно-техническому пункту. Здесь бронемашина проходит своеобразный пит-стоп перед «водными процедурами». Экипаж грозной машины устанавливает на семьдесятдвойку воздухозаборную трубу, обмазывает все люки, пушку и амбразуру пулемета специальной смазкой, проверяет наличие всех болтов и прокладок к ним.

Как рассказал старший офицер бронетанковой службы 6 омбр гвардии капитан Максим Янюк, от качества проделанной работы напрямую зависит, насколько комфортно будет чувствовать себя экипаж во время переправы. Плохо замажешь хотя бы одну щель — сухим из воды в буквальном смысле слова не выйдешь…

Пока командиры проверяют, насколько хорошо танкисты подготовили технику к погружению, успеваю побеседовать с гвардии ефрейтором Русланом Федосовым, которому предстоит открыть ключевой этап занятия.

— Особо не волнуюсь, подводное вождение для меня не первое, — поделился старший механик танковой роты. — Вот когда был курсантом «учебки», коленки дрожали… А теперь чего волноваться? Страха перед неизвестностью уже не будет. Знаю, что меня ждет под водой, как будет вести себя боевая машина. На самом деле ничего страшного нет. Главное, еще до погружения в воду выбрать неподвижный объект на противоположном берегу и внести угловой показатель в гирополукомпас. Потом в триплекс можно вовсе не смотреть! Прибор точно покажет, куда отклоняется машина, да и руководитель подстрахует по связи, если что… За время службы я уже успел породниться с танком, обрести уверенность в своих силах. Так что это занятие рассматриваю как очередную возможность набраться ценного опыта, необходимого для того, чтобы стать настоящим танкистом.

Вскоре Руслан скрывается под люком в готовности отправить боевую машину на противоположный берег водоема. Рев двигателя сменяется равномерным гудением — для того чтобы успешно преодолеть водную преграду, необходимо избегать резкой перегазовки, выдерживать обороты на одном уровне.

Сорокатонный исполин плавно рассекает водную гладь, поднимая россыпь брызг и рисуя на поверхности водоема гребни волн. Впрочем, уже через несколько секунд танк скрывается из виду. О том, куда он движется, можно догадаться лишь по торчащей, словно перископ, воздухозаборной трубе.

Над водоемом воцаряется удивительная тишина: смолкает рокот двигателя, напряженно следят за происходящим те военнослужащие, которым еще предстоит пройти по дну. Даже птицы, кажется, ставят на паузу заливистые трели…

— Левее, левее… Правее… Хорошо! — руководитель занятия гвардии старший лейтенант Иван Винатовский единственный, кто нарушает эту звуковую идиллию.

Благодаря своевременным подсказкам танк выныривает на противоположном берегу аккурат возле помеченного столбиками финишного створа. А механик-водитель наконец получает возможность утопить педаль газа: сдерживать мощь вверенного ему стального коня больше нет необходимости. Напротив, теперь стоит поспешить — товарищам тоже не терпится пройти испытание мастерства и характера…

К исходу дня стихия покорилась всем военнослужащим танкового батальона. Гвардейцы на деле доказали: при должном профессионализме и всесторонней подготовке экипажей вода для танка — не преграда!

Источник:
Испытание мастерства и характера
Местом проведения занятий с военнослужащими танкового батальона 6?й отдельной гвардейской механизированной бригады по подводному вождению стал полигон Чепелево. В экзаменаторах — водоем шириной
http://vsr.mil.by/2018/06/21/ispytanie-masterstva-i-xaraktera/

Испытание характера

А что такое прочность металла?

Рассказывают, что, когда Бессемер получил первый слиток металла, продутый в контейнере струей воздуха, он схватил топор и трижды ударил по еще не остывшей чушке. Закаленное лезвие глубоко вошло в мягкое, податливое железо. Бессемер чуть не закричал от радости: ведь проведенная проба показала, что он действительно изготовил из чугуна мягкую сталь.

В наше время, конечно, этой пробы было бы недостаточно. У нас существуют целые большие лаборатории для выяснения механических свойств металлов, разработаны специальные приемы испытания прочности материалов, способности их сопротивляться различным нагрузкам. Существуют машины для проведения этих испытаний.

Одни из этих машин разрывают образцы металлов, имеющие строго определенные размеры и форму, растягивая их, как разрывают в руках непрочную веревку. Другие стискивают между своими стальными ладонями чугунные столбики до тех пор, пока они не начинают рассыпаться. Третьи обрушивают на образцы неожиданные мгновенные удары. Четвертые, наоборот, проводят испытание в течение целых недель и месяцев – они то напрягают образец, то отпускают его, и так раз за разом, тысячу раз в минуту, не давая ни секунды покоя, словно ждут, когда устанет металл от этой пытки. Есть машины, которые, не изменяя усилия, держат неделями и месяцами под напряжением испытываемый образец, к тому же нагретый до температуры красного каления. Какие только экзамены не устраивали ученые, чтобы точнее выяснить качества и возможности металлов!

Наиболее распространенным и важным является испытание на растяжение. Оно осуществляется обычно на специальных прессах. В зажимное устройство такого пресса вставляется образец строго определенной формы и размеров. Пресс позволяет постепенно равномерно увеличивать нагрузку и автоматически замерять удлинение образца под влиянием этой нагрузки. Тонкая стрелка одного из механизмов этого пресса вычерчивает на миллиметровой бумаге кривую, взглянув на которую, специалист сразу скажет, какое удлинение образца соответствует тому или иному растягивающему усилию пресса.

Понаблюдаем и мы за движением стрелки во время такого опыта. Проходит испытание образец, выточенный из стали. Лаборант измерил его размеры, убедился, что они соответствуют принятому стандарту. Щелчок запорного механизма – и образец в прессе. Включение рубильника, загудел электромотор, и образец начинает растягивать вое увеличивающаяся сила. Вздрогнуло и поползло по желтой сетке миллиметровки перо самописца.

Оно выписывает прямую линию. Это значит, что удлинение образца прямо пропорционально увеличению растягивающего усилия. Вверх и вверх движется перо, чуть наискось пересекая линии клеток. Если сейчас отпустить груз, перо самописца по этой же самой линии вернется в исходную точку: стальной образец примет те же размеры, что и до начала испытаний. Это называется упругой деформацией. При такой деформации под влиянием напряжения несколько искажается расположение атомов в кристаллической решетке, но как только мы снимаем напряжение, они возвращаются на свои места, и все остается как было.

И вдруг прямая линия кончается. Перо поворачивает, описывая плавную кривую, и вот оно уже снова движется по прямой, но не пересекающей наискось клетки миллиметровки, а параллельно одной из линий. Это значит, что удлинение образца продолжается, хотя растягивающая сила остается прежней.

Найдем на вычерченной диаграмме точку (А), где начала искривляться прямая линия. Эта точка соответствует тому усилию, при котором кончилось пропорциональное усилию удлинение образца. Поэтому она и называется пределом пропорциональности.

Если снять нагрузку с образца, перешедшего предел пропорциональности (Б), перо самописца не вернется в исходную точку по уже пройденному пути. Оно прочертит прямую, параллельную линии пропорционального удлинения. Это значит, что образец после снятия нагрузки не вернется к исходным размерам – он окажется несколько длиннее. Величина, на которую он станет теперь больше, называется остаточным удлинением. Она равна всему тому удлинению, которое образец получил после того, как перешагнул через точку предела пропорциональности. Особенно интересна горизонтальная прямая (В – Г) – тот участок диаграммы, который отображает продолжающееся удлинение образца при одном и том же напряжении.

«Материал „течет“», – говорят инженеры. Он словно бы потерял способность сопротивляться нагрузке. И вдруг течение металла прекращается. Металл, будто устыдившись своего малодушия, обретает новые силы для сопротивления. Нет, он не сдается так просто, он еще поборется! Линия, вычерчиваемая самописцем, снова поворачивает вверх (Г – Д). Перо выписывает сложный зигзаг, который становится все отложе, и…

Так сопротивляется растяжению сталь…

Взгляните на наш образец. Трудно приходится ему! На его прежде ровной поверхности отчетливо виднеется сужение, шейка. Удлинение его становится все больше, хотя нагрузка и не увеличивается, а наоборот, уменьшается. Кривая, пройдя кульминационную точку, поворачивает вниз. И сухой треск, вроде пистолетного выстрела, возвещает, что образец разрушен (Е). Он разорвался как раз в том месте, где образовалась шейка, сужение. Испытание закончено.

Проводивший его лаборант измеряет величины характерных точек диаграммы и заносит их в паспорт металла. Он записывает предел текучести, предел прочности – то максимальное напряжение, которое еще выдерживал металл. Он измеряет длину обрывков образца и вычисляет относительное удлинение его в результате испытаний. Все это будет чрезвычайно важно знать тем инженерам и конструкторам, которые захотят применить эту марку стали в машинах, механизмах, сооружениях. Конечно, в паспорте металла, который вы можете найти, раскрыв справочные таблицы, стоят не конкретные цифры этого испытания, а полученные в ряде испытаний и отнесенные к единице поперечного сечения металла – к квадратному миллиметру или квадратному сантиметру.

Далеко не каждый металл и сплав ведут себя так, как эта сталь. Если бы мы испытывали медный образец, мы увидели бы, что прямая, соответствующая упругому удлинению, пошла бы значительно отложе – меньшее усилие вызвало бы большую деформацию. Горизонтального участка, соответствующего пределу текучести, у него не было бы совсем. Чугунный образец очень скоро лопнул бы, едва?едва перешагнув за свой предел упругости.

Самые разнообразные кривые можно получить, испытывая различные материалы на растяжение. Ведь весьма различны их свойства. Лезвие безопасной бритвы, согнутое в кольцо, – отпустите пальцы – со звоном распрямится, без всяких остаточных деформаций. Алюминиевая или медная проволока покорно примет любую форму, которую вы ей придадите. Трудно разорвать руками стальную проволоку, но можно разорвать медную и т. д. и т. п.

Металл работает, устает, ползет…

Конечно, одним испытанием прочности материала на растяжение нельзя представить себе полной характеристики всех возможностей материала. Например, чугун, такой непрочный на растяжение, оказывается, совсем неплохо выдерживает сжатие. Поэтому приходится производить целый ряд испытаний, прежде чем удастся заполнить все клетки справочника, выяснить все прочностные характеристики металла.

Какие нагрузки приходится испытывать деталям машин, частям конструкции в их, так сказать, практической жизни? Да самые различные! Но все их можно свести к нескольким простым. Вот они.

Первое – это, конечно, растяжение. Видели вы в Москве подвесной Крымский мост через Москву?реку? Если окажетесь рядом с ним, обязательно посмотрите. Его главный пролет подвешен к гигантской металлической конструкции, укрепленной на установленных с обеих сторон моста массивных стойках. Так вот, стальные стержни, на которых подвешен мост, испытывают растягивающее усилие от веса моста. Как говорят инженеры, эти стержни работают на растяжение. На растяжение работает и гигантская цепь, к которой подвешены эти стержни. А вот массивные стойки опоры этой цепи работают на сжатие.

Сжатие – это второй очень важный и часто встречающийся вид нагрузки.

В какие только передряги не случается попадать металлу!

На сжатие работают фундаменты домов и машин, опоры мостов и ферм. Трудно сказать, работающих на сжатие или на растяжение деталей больше встречается инженеру?

Изгиб – еще одна важная форма нагрузки. На изгиб работают рельс, переброшенный вместо мостика через реку, ферма подъемного крана, подающего грузы на стройке, крылья самолета, которыми он «опирается» о воздух.

Работа на изгиб детали отличается от работы на сжатие и на растяжение. Там в работе участвует на равных основаниях все сечение детали. Узнать напряжение в каждом участке сечения можно, просто поделив общее усилие на площадь сечения. А при изгибе всегда остается центральный слой, который почти не работает. Если его извлечь, прочность детали на изгиб почти не уменьшается.

О скручивании – еще одном виде нагрузки – можно получить представление, вспомнив, как выжимают мокрое белье. Скручивание – тоже одна из распространенных нагрузок. На скручивание работают бесчисленные оси машин и многие детали конструкций.

Скручивание обладает той же особенностью, что и изгиб, – далеко не все участки сечения вала равно участвуют в сопротивлении внешнему скручивающему усилию. Особенно лениво ведет себя центр – реальная область вокруг оси вращения. Чем дальше от этой воображаемой линии, тем большее напряжение испытывает металл при скручивании. И само собой очевидно, что трубка равной массы металла будет несравненно лучше работать, чем сплошной стержень.

Есть и еще один – последний – вид статической нагрузки – сдвиг. На сдвиг «работает» железный лист, разрезаемый ножницами. Но, помимо статических, детали машин испытывают массу и динамических нагрузок. Взрывающийся в цилиндрах двигателя бензин ударяет в поршень, тот передает толчок шатуну, затем коленчатому валу и т. д. Даже тиканье ваших наручных часов – это непрерывные звуки ударов. И, конечно, инженерам необходимо знать, как ведут себя металлы при таи называемых ударных нагрузках.

Статические нагрузки мы измеряем в килограммах, приходящихся на единицу площади. Ударные нагрузки характерны мгновенностью действия. Поэтому очень часто они измеряются количеством кинетической энергии, которую израсходовали при ударе, или, иначе, количеством работы, которую при этом совершили.

Хрупкие материалы обычно плохо противостоят ударам. Интересную особенность сопротивления пластических металлов этому виду нагрузки нельзя здесь не отметить.

Возьмите две стальные тонкие проволочки – одну короткую, другую раза в три длиннее. Привяжите сначала короткую к гвоздю или ручке двери и попробуйте ее рывком оборвать, привязав свободный конец к палочке, за которую удобно схватиться рукой. А теперь этим же способом попробуйте разорвать длинную. Вряд ли вы не почувствуете разницы в требующемся усилии. Длинную разорвать окажется куда труднее, чем короткую. Она лучше пружинит и смягчает ваш рывок.

Однако разрушить металл может не только статическое усилие, превосходящее предел прочности данного металла, не только динамический удар определенной энергии. Металл можно разрушить, то нагружая его, то разгружая, то вновь нагружая бесчисленное количество раз, хотя максимальная величина нагрузки и не будет слишком большой. А такие нагрузки встречаются в технике очень часто. Вспомните паровую турбину – струи пара из сопла ударяют в ней о лопатки. Лопатки начинают вибрировать. До 200 тысяч таких вибраций в минуту испытывает лопатка. И хотя максимальная величина вызываемой ими нагрузки, к тому же длящейся каждый раз очень недолго, значительно ниже предела прочности, ее длительное повторение может разрушить металл.

Опыты показали, что для чугуна и стали есть предел выносливости– величина меньшая такой переменной нагрузки, сколько бы раз ее ни прилагали к металлу, все равно его не разрушит. А большая – разрушит, например, через 50 млн. колебаний. Еще большая – через 4 млн. и т. д.

И эту характеристику металла надо знать, и эти испытания провести. Ведь сколько деталей машин работает у нас сейчас в условиях такой пульсирующей знакопеременной нагрузки! В их числе и оси поездов, и кривошипно?шатунные механизмы двигателей внутреннего сгорания, и рессоры автомобилей.

Разрушение металла от такого рода нагрузок называется усталостным разрушением. Металл как бы устает сопротивляться надоедливым нагрузкам и разрушается. Такое разрушение начинается со случайной царапины, трещины, неровности, проведенной резцом при снятии стружки. У этой царапины происходит местная концентрация напряжений. Раз за разом углубляется трещина, и наконец деталь ломается. Обычно это бывает абсолютно неожиданно: ведь невозможно увидеть снаружи развивающуюся в детали трещинку.

Предел выносливости – максимальное напряжение, еще не вызывающее разрушения металла, обычно в 2–3 раза ниже предела прочности, нередко ниже даже предела текучести этого металла.

Величина предела выносливости определяется свойствами изучаемого металла, но и в очень значительной степени состоянием его поверхности. Если образец имеет грубо обточенную поверхность, предел выносливости окажется для него меньшим, чем для другого образца, отличающегося только чистотой поверхности – отшлифованной или отполированной. Это и понятно: ведь разрушение начинается с концентрации напряжений в какой?нибудь трещинке, а если ее нет, металл будет работать дольше.

Никому не позволено выходить за рамки.

…Сравнительно недавно произошло это – тогда, когда инженеры?теплотехники начали борьбу за подъем параметров пара – его температуры и давления.

Выгодность этого была доказана теоретически и ясна всем без исключения. Так в чем же дело? И начали проектировать и строить паровые котлы и турбины все более высоких параметров.

Котлы и турбины работали вначале отлично. Потом… Потом они переставали работать совсем. Сначала начали рваться трубопроводы высокого давления. Затем оказалось, что лопатки турбин чуть ли не скребут по пазам корпуса. Они почему?то удлинились, выросли. Это было удивительно: ведь нагрузка на них не выходила даже за пределы пропорциональности.

И тогда?то впервые было произнесено это слово – крипп металлов, или иначе – ползучесть металлов.

Оказалось, что при высоких температурах металл под влиянием статических нагрузок ползет, удлиняется. Удлинившись, распухнув, разрывались паропроводы свежего пара, удлинялись и лопатки, постоянно работающие с этим очень горячим паром.

Правда, металл ползет очень медленно. Например, метровой длины стержень из углеродистой стали за год работы под нагрузкой в 100 кг на кв. см при температуре в 540 градусов удлинится всего на 15 мм. Но и этого с избытком довольно, чтобы остановить, испортить паровую турбину. Тем более, что уже незначительное повышение температуры– всего до 600 градусов – увеличивает скорость ползучести этого стержня почти в 10 раз.

Разные сплавы ползут по?разному. Одни начинают ползти при более высокой температуре, другие – при менее высокой. А какому огромному числу изделий из металла приходится работать при высокой температуре! Да, и эта характеристика нужна для инженера?конструктора. И без нее он не сможет спроектировать целого ряда современных машин.

…В конструкторском бюро стоит у чертежной доски инженер. На белом листе ватмана, приколотом канцелярскими кнопками к мягкому дереву доски, – наброски конструкции. В руке у инженера логарифмическая линейка – удивительно простой и удивительно удобный счетный прибор. На столике перед ним – справочники и бумага. Инженер не только чертит, он рассчитывает конструкцию.

Вот он думает над основанием машины – станиной. На ней встанет весь корпус станка, она должна быть прочной. Вместе с тем она должна быть и массивной, чтобы обеспечить устойчивость. Значит, материал, из которого станина будет сделана, должен быть дешевым. Что же это за материал?

Инженер смотрит в таблицы, где приведены различные характеристики металлов. Может быть, для этой цели применить сталь? Ведь одна из ее марок имеет допустимое напряжение при работе на сжатие, так привык говорить инженер, равное 1500 кг на кв. см. Но ведь то же самое напряжение выдерживает и значительно более дешевый чугун. И инженер останавливает свой выбор на чугуне.

А теперь он занят подбором материала для турбинных лопаток. Ро тор этой турбины будет делать 3 тысячи оборотов в минуту. Центробежная сила схватит лопатку и начнет ее вырывать из ротора, попытается оторвать ее от основания. Инженер подсчитывает, перемещая движок логарифмической линейки, величину этой силы. Ого! Целые 4 тонны на 1 кв. см, не считая усилий от струй пара, которые тоже надо будет учесть.

Иногда это совсем не просто – найти нужную марку сплава.

Да ведь к тому же этой лопатке придется работать постоянно во влажной атмосфере уже начинающего конденсироваться пара, и, конечно, надо обеспечить, чтобы она не начала ржаветь… Инженер листает те страницы справочника, где собраны характеристики лучших легированных нержавеющих сталей. Только там сможет найти он нужный материал…

А сколько хлопот доставит инженеру выбор материала для тех частей его машины, (которым придется работать при температуре в 800 градусов! Он пытается обеспечить их охлаждение струей холодного воздуха, прокачиваемой по трубам водой. Ничего не получается, весь «тепловой удар» придется принять на себя материалу конструкции. Он открывает специальную главу справочника, где собраны характеристики жаропрочных материалов. Здесь сообщается не только о прочности их при комнатной температуре, но и об их поведении при температуре в 300, 600, 800 градусов… Нелегкое дело подобрать материал для таких сложных условий работы!

…Проект машины готов. Тонкие неуверенные линии, проведенные по ватману твердым, как гвоздь, карандашом ЗН, линии, которые можно в одно мгновение стереть и заменить другими, обведены мягким жирным НВ. Внизу справа – перечень составляющих машину деталей. И рядом с каждым названием обязательно присутствует марка материала, из которой инженер просит изготовить эту деталь. Только тогда он отвечает за прочность машины.

Дата добавления: 2016-01-29 ; просмотров: 387 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Источник:
Испытание характера
А что такое прочность металла? Рассказывают, что, когда Бессемер получил первый слиток металла, продутый в контейнере струей воздуха, он схватил топор и трижды ударил по еще не остывшей чушке.
http://helpiks.org/6-69150.html

Испытание характера и роты

Испытание характера и чувств

? Ну что, берем якоря и отдаем швартовы? ? с напускной важностью обратился ко мне на вокзале мой первый морской начальник Коля Редин.

? Не знаю, что брать и кому что отдавать, но надо лезть в вагон, может, еще успеем отвоевать местечко, где и вздремнуть можно будет, ? по-крестьянски рассудительно ответил я ему и добавил: ? Путь-то неблизкий.

А предстояла длинная дорога от Москвы до Севастополя. Ехали мы поступать в военно-морское артиллерийское училище имени Ленинского Коммунистического Союза Молодежи Украины. Было в то время такое. Заканчивали же учебу в другом, совсем видоизмененном. Николай Редин, по моим понятиям, стоящий моряк. Почему? Да потому хотя бы, что уже твердо готов им стать. Ведь до этого он был студентом второго курса одного из гражданских вузов Москвы, но от всего отказался и решил стать флотским командиром. Я же пока еще хуже юнги ? совершенно не представляю, что такое морская служба.

Когда мы более-менее сносно устроились в одном из купе, пришвартовались, так сказать, Редин и дальше продолжал выводить меня на широкие морские просторы. А точнее ? вводить в конфуз своей осведомленностью. ? Слушай, а знаешь ли ты, что такое швартов? ? спрашивал он меня. [257]

? Мне кажется, веревка, ? неуверенно ответил я, вспоминая книги о моряках, которые довелось мне прочитать.

? Ты смотри! ? искренне удивлялся Редин. ? Почти знаешь! Да, это трос, с помощью которого подтягивают и крепят судно к причалу или же к другому кораблю. А кабельтов?

? То же самое ? сказано же: кабель то!

? Да, есть такой трос специальной выделки, но, главное, ? это морская мера длины, а равна она одной десятой мили! ? давил на меня своими познаниями мой первый морской начальник.

По самолюбию это, конечно, било здорово. Но я терпел. Редин в самом деле мой начальник. Ему, как старшему по возрасту, в военкомате вручили и мои документы и определили в командиры.

? А миля знаешь какой длины? ? сдирал с меня шкуру Редин.

? Десять кабельтовых! ? схитрил я.

? А километров? Молчишь? Хе-хе. Один целых и 852 тысячных километра. Нельсон. Тут уж я не стерпел:

? Я тебе как врублю сейчас в твой нельсон ? долго помнить будешь!

? Да ты что?! Это же адмирал такой был знаменитый! ? пошел на попятную Редин. ? В двенадцать лет был уже мичманом. В девятнадцать ? лейтенантом. В двадцать ? капитаном фрегата. А в тридцать восемь лет ? адмиралом.

? И на самом деле, чего ты к парню пристаешь? ? вступился вдруг за меня пожилой мужчина крепкого телосложения. ? Узнать про все это ? дело не такое уж хитрое. А что касается Нельсона, так наш Ушаков или Нахимов ему бы носа утерли ? будь здоров.

Мы, и я и мой морской начальник Редин, глянули на попутчика с особым уважением. А он расспросил нас, куда курс держим, одобрил решение, да и сам представился ? бывший матрос он. И чего только не понарасказывал нам бывалый моряк. Сколько морей избороздил, в каких переделках бывал!

? А что же вы сейчас? ? поинтересовался Редин. ? Где плаваете? ? И были в этом вопросе и восхищение, недоумение ? возраст ведь. [258]

? Нет, уже не плаваю, ? ответил моряк и, ухмыльнувшись, добавил: ? Попом работаю!

? Как попом?! ? воскликнули мы в один голос.

? Крещу корабли, ? продолжал улыбаться седоусый моряк. ? Строим мы их на верфи и на воду спускаем.

На рассвете наш поезд подошел к славному городу Севастополю. Серо-фиолетовое небо безоблачно. Мы выходим из вагона и направляемся в город. У редких прохожих спрашиваем дорогу. И вот мы у ворот училища. Выходит молодой флотский командир. «Лейтенант, ? шепнул Редин. ? Дежурный по училищу». Лейтенант, расспрашивая нас о том, о сем, ведет в казарму. Там такая же, как и мы, разношерстная братва. В один из взводов определяют и меня.

? Поесть бы, ? обращаюсь к своему новому товарищу по взводу, ? запасам ? амба, ? ввернул и я морское словечко.

? Сейчас будет построение, ? отвечает тот.

? Ты что, не понимаешь? Я тебе о еде, а ты мне о построении.

И тут команда. Все побежали. Я, как вновь прибывший, пристроился в хвосте. Кстати, замечу, что в строевом расчете нашей роты я был двадцать вторым, хотя рост имел немалый ? 182 сантиметра. Рослые парни шли в моряки!

И вот первый раз строем идем в столовую. Пища ? отличная! И. пошло-поехало! Распорядок ? военный. Подъем, утренний туалет, завтрак и т. д., и т. п. Дисциплина строжайшая. Выход с территории училища запрещен. Я с тоской начал поглядывать на ворота, т. е. КПП. «Что же это за порядки?!» ? возмущался я про себя, привыкший к вольготной жизни. И вдруг меня осенило: «Не буду я поступать в училище!» А между тем уже прошел медкомиссию ? здоров. Вот и первый экзамен. Русский язык, да еще и диктант. «То, что мне нужно!» ? обрадовался. Для меня он и будет последним.

Начальник училища внимательно расспросил меня обо всем. Я ему откровенно и выложил все свои сомнения. Выслушав, он улыбнулся доброй улыбкой и сказал:

? Все мы в молодости были ершистыми, а в отношении свободы ? привыкнешь, оботрешься. Флотский порядок всю жизнь ценить и уважать будешь. ? А затем построже: ? А кто заплатит государству за твой проезд в Севастополь?! Значит так: ты зачисляешься курсантом.

Вышел я от начальника училища совсем убитый. И тут подходит ко мне какой-то лейтенант.

? Ты, что ли, ? спрашивает, ? из Глухова?

? Надо же. А я с Дубовичей, слышал?

? Конечно, есть такая деревня в нашем районе.

Разговорились. Я начал рассказывать ему о своих невзгодах. Посидели мы, потолковали. Навсегда запомнились мне его слова, которые он мне тогда сказал:

? Брось ты фордыбачиться! Трудности пройдут, а стать моряком я всегда считал делом чести.

Вскоре я отослал матери посылку с личными вещами, получив взамен синее рабочее морское платье. Приказом по училищу я был зачислен курсантом в отдел морской артиллерии на отделение вахтенных командиров.

Морская служба началась со строевой подготовки. Для этого мы отправились в лагерь. Два месяца по жаре: «Выше ногу!» Наш лексикон дошел до положенного минимума: «Есть, так точно, никак нет!» Руководил сбором майор Карпецкий. Можно сказать, бог строевой подготовки. До сих пор удивляюсь, как он выдерживал на такой жаре с утра до вечера «прокручивать» [260] курсантские роты и все показывать и показывать, как нужно правильно выполнять тот или иной строевой прием.

Для строевой подготовки очень важно иметь удобную обувь. Наши флотские рабочие ботинки на вид были, как лапти, ? носки широкие и даже заокруглены. А по весу ? прилично. Но уж коли «дадим ножку» ротой ? слышно далеко окрест: шаг тяжелый, твердый, морской. При всей внешней неуклюжести эти ботинки были очень удобны. Тяжелые, а нога их не чувствовала: крепкие, а мозолей никто не натирал. Со временем мы проверили их и на устойчивость: даже на качающейся палубе стоишь ногами крепко.

В нашей лагерной жизни бывали и отдушины, когда занятия по строевой подготовке прерывались изучением уставов и личного оружия ? трехлинейной винтовки, трехразовым приемом пищи, да еще трижды в день купались на пляже Учкуевка.

За два месяца жары и занятий мы все, как один, окрепли, закалились, возмужали. При таких нагрузках дружно просили на камбузе добавки. Почему-то, в основном, не хватало хлеба. Всем курсантам высокого роста определили полторы нормы питания. Я вначале при росте 182 сантиметра весил 63 килограмма, а через четыре года курсантской службы уже тянул на 84 килограмма. Так и другие. В нашей роте рекорд по прибавке веса побил Володя Кудряшов ? за первый год он прибавил 16 килограммов. Хороший был товарищ, погиб во время войны на Балтике, будучи командиром торпедного катера.

По возвращении в училище нам выдали ленточки «ВМ арт. училище им. ЛКСМУ», гюйсы, т. е. форменные воротнички, и ремни с бляхами. Наш замкомандира взвода главный старшина Зинченко все время поучал:

? Ежедневно чистить бляху до зеркального блеску, чтобы можно было в ней увидеть себя, ясно?

? Так точно! ? дружно отвечали мы.

А ведь это целая наука драить медяшки! Жаль, что о наших боцманах, как и о сухопутных старшинах довоенных и послевоенных лет, как мне кажется, в романах, повестях написано мало. А жаль! Какие необыкновенно своеобразные люди, эти первые помощники офицеров. И строгие, и находчивые, и заботливые. Однажды наш главный старшина Зинченко явился перед строем с увесистой книгой, открыл ее и начал читать: «До сведения [261] моего дошло, что некоторые из нижних чинов не умываются. Так как такое неряшество бывает причиной болезней и из числа таких, которые прямо дают дурную славу команде, то я и прошу господ ротных командиров обратить все внимание на водворение между нижних чинов их рот необходимой чистоты, которою должен отличиться образованный военный человек».

Зинченко поднял вверх указательный палец и громко, по слогам, повторил:

? Образованный военный человек из самых нижних чинов, то есть матросов. Это было сказано в приказе по Черноморскому флоту 14 июня 1846 года. И тогда уже передовые адмиралы считали матроса образованным военным человеком. А приказ этот ? вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова. Думаю, что он действует и сейчас! ? Глубокомысленно помолчав, главный старшина скомандовал: ? Разойдись.

Что это значило, понимал каждый. Накануне у нас выявились некоторые недостатки во внутреннем порядке, вот и сослался главный старшина на такой авторитет. Правильно он поступил или нет, судить не буду, но на нас, новобранцев флота, это подействовало самым сильным образом. Любой разнос, ругань были бы ничем, пустым звуком в сравнении с этими спокойными словами.

С какими только вопросами мы ни обращались поначалу к нашему главстаршине. Как-то возник спор: почему на наших форменных воротничках на синем три белых полоски. Большинство утверждали, что все это идет от трех главных побед русского флота: у Гангута ? 1714 год, Чесмы ? 1770 год и Синопа ? 1853 год.

? Не знаю, ? чистосердечно признался тогда Зинченко. ? Только ведь побед у русского флота было больше, чем три, и тоже значительные. Но если узнаю о полосках на воротничке ? расскажу.

И точно, через некоторое время он вернулся к этому разговору. Хотя окончательного ответа и не дал, но сказал, что были ведь славные победы адмирала Ушакова, а они среди названных курсантами трех не значатся. Честно говоря, я и сам до сих пор не уверен, есть ли окончательная версия возникновения этих трех белых полосок на синих воротничках. Ведь была блестящая победа в 1807 году у адмирала Синявина, у Ушакова в 1799? Тогда должно быть хотя бы пять полосок в честь [262] побед русского флота, значащихся в истории до 1881 года, когда окончательно утвердился форменный воротничок в таком виде, каким он есть и поныне. Я прослужил на флоте 38 лет, был капитаном 1-го ранга, а такие, как наш главстаршина, думается мне, были не слабее нас, по крайней мере в делах житейских, в вопросах нашей флотской службы.

От таких, как Зинченко, и начинается уважение к флотской форме. И как он быстро нас обучил: какая форма один, и форма три, и форма пять, и шесть. Форма один ? белые брюки и форменка, белая бескозырка, а еще белые парусиновые туфли покупали сами ? не запрещалось. К форме три ? черные суконные брюки, синяя фланелевка, черная бескозырка и выходные ботинки. Как было красиво, когда моряки в этой форме шли строем! Разве мог не остановиться любой прохожий, могла не улыбнуться девушка, не пристроиться к колонне восторженный мальчишка?!

Нам же поначалу эти улыбки и не снились. Начались плановые занятия. На первом курсе много времени отводилось общеобразовательным дисциплинам: тут и высшая математика, и теоретическая механика, английский язык, электротехника, наша, корабельная. Потом навалились основы морских наук ? лоция, навигация, метеорология, астрономия. Преподавали старые кадровые командиры, имеющие большой практический опыт флотской службы. Одним словом, настоящие «морские волки».

? Ну, послушали, ? говаривали такие «волки», ? теперь закрывайте рты, дальше нужно все в конспектах записывать. На каждую флотскую байку еще и формула соответствующая имеется! Цифирь ? никуда не денешься.

Или вдруг преподаватель метеорологии разразится каскадом пословиц и поговорок: «Ходит чайка по песку, моряку сулит тоску», «Если солнце село в тучу, жди, моряк, от моря бучу», «Небо красно к вечеру ? моряку бояться нечего», «Небо красно поутру ? моряку не по нутру».

? Конечно, в нашем учебнике об этом ничего не сказано, но настоящие моряки ? народ наблюдательный, и пословицы эти возникли не просто из наблюдений только моряков, а из наблюдений целых народов. Учтите это. [263]

Учились мы с большим интересом, с какой-то необычайной жадностью к знаниям. Мне уже и вспомнить было стыдно о том, что хотел уйти из училища. Темпы учебного процесса все возрастали. Вначале была привычная система: шесть уроков, час самоподготовки. Вскоре самоподготовку довели до трех часов и перешли на лекции. После вечерней прогулки ? поверка и отбой. Сон ? вот и все, курсант, твое личное время.

Несмотря на такой жесткий распорядок, я по-настоящему увлекся учебой. Можно сказать, отрешился от внешнего мира. Так длилось несколько месяцев. И вдруг на вечерней поверке раздается команда курсанту Рогачевскому выйти из строя на три шага.

? Товарищи курсанты, Рогачевский не пишет домой, ? слышу. И дальше: ? Всем будет отбой, а курсанта Рогачевского мы посадим писать письмо матери.

Моему стыду не было границ. Ощущение такое, будто меня, как старую робу, выстирали, потерли о морскую гальку, выкрутили, да и повесили на виду у всех сохнуть.

Ребята улеглись, а я сел писать письмо. В сердцах назвал мать Марией Федоровной, написал, что все у меня нормально, служу, учусь, передал приветы сестренкам. Кончил писать, доложил о выполнении приказа, после чего мне разрешили присоединиться к спящей роте.

Вскоре от матери пришло письмо. Ох и была мне выволочка за эту Марию Федоровну! Но потом я получил прощение. Матери ведь умеют прощать своих детей. Заканчивалось письмо просьбой: «Пиши, сынок». Вот и такая наука была мне в жизни. Да и мне ли одному? Главное, чтобы вовремя, а не тогда, когда уже ничего не изменишь, ни письма не напишешь, ни словом не согреешь.

Писал домой теперь я регулярно. Хотя свободного времени стало еще меньше. И по собственной, можно сказать, вине. Заимел я, как нынче говорят, хобби. Как-то в один из воскресных дней нам предложили:

? Кто желает походить на шестивесельных яслах?

Охотники нашлись. Капитан Кривошеий увел шестерку с собой к морю.

? Ну что, молодцы, начнем с древнейших вариантов морского дела, а? ? то ли в шутку, то ли всерьез обратился к нам на берегу капитан шлюпки.

? Начнем, ? нестройно ответили мы. [264]

? Тогда ? по местам!

Расселись в шлюпке, как положено. Стараемся, гребем изо всех сил. Гребцов шесть, а лишь двое, а то и один, смогли бы порезвее погнать шлюпку. Раз гребнем дружно, а раз ? кто-то уже поймал «щуку», не вышло у него весло после гребка, задержалось в воде. Нашему командиру шлюпки ничего не оставалось, как подать команду:

Сидим, сушим. Затем снова команда: «Шабаш!»

Рангоут, это ? совокупность всех составных частей, служащих для крепления парусов. Ставить так ставить. Вот уже поднята мачта, обтянуты ванты, наброшены на гак рой с парусом, обнесены шкоты.

? На фале поднять парус!

Парус подняли сразу, рывком, и фал закрепили. А море волнуется ? 2–3 балла. Шлюпка тут же накренилась, а вода так и зашуршала за бортом. Брызги полетели в наши разгоряченные лица. Мы оторопели, уцепились намертво за банки, сидим, словно котята, только завороженно смотрим за борт на этого пенящегося дикого зверя ? воду. Боимся пошевелиться. Вода идет буквально краем шлюпки, вот-вот наш ковчег перевернется.

Но командир, набрав ход рулем, заставил суденышко пересечь линию ветра и лечь на другой галс. Шлюпка тут же завалилась на другой борт. Под окрики капитана Кривошеина мы с горем пополам выбрали шкоты и почувствовали легкий ход шестерки под парусом. Еще не улегся страх, но понемногу каждого из нас наполняло неповторимое чувство парящего полета с ритмическими ударами форштевня о набегавшую волну.

Шлюпка пошла к пирсу. Вот уже мы спустили парус, срубили рангоут. Причалили. Нам разрешили выходить, но мы сидим.

? Что, понравилось?! ? Улыбается капитан Кривошеий. ? Может, повторим?

Как ни парадоксально, но в данном случае капитан был прав. Никто ему ничего не сказал в ответ, но именно в тот день укомплектовалась команда шестерки. Мы упорно тренировались и вскоре обошли всех и выиграли соревнование. А затем, после переформирования, когда мы все оказались в Черноморском высшем военно-морском [265] училище, мы не пропустили ни одной флотской гонки. Среди курсантов каждый раз выходили победителями. В масштабах Черноморского флота, правда, выше второго места не поднимались. Наша шлюпка была стандартная, кронштадтка. А первые места занимали тогда либо шестерка эскадры, либо караульного полка ? там спортсмены ходили на облегченных специально подготовленных для гонок шлюпках. Состав же нашей команды не изменился до самого окончания училища. Мы выступали на соревнованиях и как ротная команда, и как училищная.

Упорные постоянные тренировки дали нам морской глазомер, ориентировку на водной глади, умение точно видеть линию ветра, расчет галса и точки поворота. Такая практика важна для любого моряка, но для того, кто служит на торпедном катере, необходима во сто крат.

А еще романтика! Сколько раз мы ходили под парусами, по замечательным севастопольским бухтам, совершали переходы и в другие крымские порты. Шлюпочником я оставался долго (левый борт, средняя банка) ? до сорок седьмого года, исключая военные годы, конечно. Люблю этот сильный и красивый вид спорта и поныне.

А вообще-то в нашем училище была целая флотилия своих плавсредств: шлюпочная база и две группы рейдовых катеров, которые назывались по заводам ? «Рыбинец» и «Ярославец». На них мы делали учебные походы, отрабатывали правила совместного плавания, стояли вахты рулевыми, радистами, командирами. Как говорится, набивали глазомер и расчетливость. Так мы готовились возглавить на флоте экипажи малых кораблей, шли навстречу самостоятельной службе. А на поверку оказалось, что готовились не к учебным боям и походам, а к войне.

Учеба шла, и мы уже не просто с интересом наблюдали за жизнью кораблей, стоявших в севастопольских бухтах. А ? со знанием дела, почти профессионально. Знали все эсминцы, различали издали крейсеры, с гордостью смотрели на линкор «Парижская коммуна».

? Что, Рогачевский, онемел? ? улыбнулся Кандыгроба и объяснил: ? Это еще от царского флота осталось. В гражданскую войну и пули свистели и сабли секли, кое-где следы свои оставили, а вот этой татуировки и огнем не выжжешь. Ничего, главное не то, что на груди, а что в груди, товарищ будущий адмирал.

А в груди старшего лейтенанта Кандыгробы билось сердце истинного советского моряка. Мы учились у него всему ? и обхождению с людьми, и командирскому мастерству. Старались, как он, отдавать приказания ? громко, немного резко, но четко, без лишних слов. Восхищались, как командир маневрировал при швартовке ? расчетливо, без единого ненужного движения.

На корабле, который имел небольшой ход ? до 12 узлов, мы прошли все порты от Туапсе до Одессы. Малый ход позволял нам изучать побережье, маяки, знаки, створы, делать зарисовки, чтобы лучше запоминать все данные лоции. Мы помогали штурману вести простую прокладку, брали отсчеты метеорологических приборов, несли вахту у котлов и паровых машин ? всего и не перечислишь.

Побывали мы в районе Тендры, Очавы, где проводили артиллерийские стрельбы. Нам поручили установить макеты танков на полигоне. Затем готовили корабль: снимали плафоны, зеркала ? все, что может разбиться при стрельбе. Впервые мы почувствовали, что такое артиллерийский огонь трех 130-миллиметровых орудий: грохот выстрелов, звон и боль в ушах, содрогание корпуса небольшого корабля. Задача была выполнена отлично, [267] после чего мы получили приказ следовать в Одессу; а затем осмотреть побережье Днестровского лимана.

Будучи в Тамани, по просьбе местного колхоза, вышли на сбор хлопка ? тогда его там выращивали. Мы знали, что квалифицированные сборщики за трудовой день сдают по 30, а то и по 60 килограммов хлопка.

? Защитим честь флота! ? под таким лозунгом ринулись мы на хлопковую плантацию.

Мы так старались, что к вечеру уже буквально ползали на четвереньках. И что же? Оконфузились. Собрали в среднем по 12 килограммов на каждого.

Но колхозники благодарили нас от души.

? Молодцы, ребята, ? говорили они на прощанье, ? хлопка на тельняшки вы себе насобирали. А это немалая подмога и нам, и флоту!

Вернулись на свой корабль и жизнь потекла своим чередом. Одно лишь омрачило нас. Отдается печалью в душе и по сей день. То, что произошло на моих глазах в то летнее утро в Одесском порту, до сих пор стоит перед глазами.

Утро. Я несу службу на юте у трапа. Подъехала черная эмка. Из нее вышли трое и направились на корабль. Я представился.

? Кому и как о вас доложить? ? спрашиваю.

? Вызовите дежурного по кораблю, ? последовал ответ.

Дал сигнал, прибыл дежурный. Прибывшие показали удостоверения и в сопровождении дежурного прошли на корабль. Минут через десять появился старший лейтенант Кандыгроба, за ним трое. Подаю команду: «Смирно!» Командир ничего не ответил, только внимательно посмотрел на меня.

В обед нас построили и старпом объявил, что командир арестован, как враг народа.

Это сообщение не укладывалось в голове. Как не укладывалось в голове и то, что когда мы вернулись в училище, тоже был арестован начальник политотдела ? пламенный трибун, удивительный собеседник с орденом Красного Знамени на груди. Тоже враг народа. Вскоре на занятия по навигации не пришел преподаватель капитан 1-го ранга Гостев. Дежурный по классу обратился в учебный отдел и получил тот же ответ: «Враг народа». Возможно, я бы не вспоминал эти события. Но ведь не всегда мы, люди, учитываем то обстоятельство, [268] что они немало повлияли на формирование характера моего поколения, на то, что оно, несмотря ни на какие испытания, не потеряло веру и силы ? это главное поколение времен Великой Отечественной войны, поколение победителей.

У каждого времени ? свои проблемы и свои сложности. И надо пройти их достойно, помня о конечной цели ? служении народу, Отчизне.

И мы, комсомольцы-краснофлотцы, стремились к этому в большом и малом. В те годы мы, молодежь флота, обращались нередко к одному документу, да и сейчас он не утратил свою силу. Хотя с 1922 года прошли десятилетия. Я имею в виду документы V съезда РКСМ, принявшего шефство комсомола над флотом. Именно там прозвучали слова: «Принимая шефство, мы прежде всего обращаемся к комсомольцам-морякам: будьте лучшей боевой частью флота, служите примером для всех молодых моряков. Усердно и настойчиво постигайте все трудности морской службы. Лучшей комсомольской организацией будет та, которая сможет больше всего внести в дело помощи красным орлам наших морей. Комсомольцы и краснофлотцы под одним знаменем будут творить одно и то же дело ? строить Советскую республику и защищать ее берега».

Тогда же на съезде флоту было вручено шефское знамя с такими символическими на многие десятилетия надписями. «Орлам революции морякам Красного Военного Флота Республики от V-го Всероссийского съезда Российского Коммунистического Союза Молодежи» ? так было вышито золотом на одной стороне и ярко светило призывом на обратной: «Да будет оно знаменем побед!»

И разве не символично то, что первым кораблем, который восстановила комсомолия, был знаменитый крейсер «Аврора»!

Но вот в конце четвертого курса среди нашего брата вдруг появились такие настроения, что, мол, нам, почти выпускникам, можно бы жизнь и немножко полегче сделать. По этому поводу начальник училища вице-адмирал В. П. Дрозд собрал четвертый курс и в присутствии преподавателей разнес нас в пух и прах, подведя итог недвусмысленно и категорично:

? Мы здесь создали вам такие условия службы, что когда на флот придете, скажете ? в рай попали!

С тем мы и пришли к государственным экзаменам.

А в отношении строгости и требовательности война показала, что командиры наши были правы. [270]

Источник:
Испытание характера и роты
Испытание характера и чувств ? Ну что, берем якоря и отдаем швартовы? ? с напускной важностью обратился ко мне на вокзале мой первый морской начальник Коля Редин. ? Не знаю, что брать и кому
http://militera.lib.ru/memo/russian/rogachevsky_ga/02.html

Семья Божья

Существует не так много вещей на земле, от которых действительно зависит жизнь и судьба человека. Как бы мы относились к тому, о чем бы знали, что вот именно от ЭТОГО зависит ВСЯ наша жизнь и судьба? Наверняка, мы бы уделили этому достаточно внимания. Такой вещью является ХАРАКТЕР человека.

Давайте для начала определим, что такое «характер»:

«ХАРАКТЕР (от греческого charakter — отличительная черта, признак) — индивидуальный склад личности человека, проявляющийся в особенностях поведения и отношения к окружающей действительности». Современная энциклопедия. 2000.

Из определения мы видим, что характер относится к личностным свойствам человека. Есть личностные особенности, которыми наделил нас Бог. Наш темперамент, одаренность и т.п. вещи, которые мы не выбирали, мы с ними родились. А есть в нас то, что формируется и может быть изменено. Если мы обнаруживаем, что есть в нашем характере вещи, которые нам мешают или помогают идти за Богом и, жить по Его воле, то мы соответственно можем и реагировать. Но эти рассуждения мы оставим до следующей встречи.

Сейчас же нас интересует другое – говорит ли Бог о том, что является характером человека? Может быть, мы зря тратим на это время? А если говорит, то, что мы можем понять из сказанного об отношении Бога к характеру человека? Обратимся к Библии:

«Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни». (Прит.4:23)

Само слово «характер» мы вряд ли встретим на страницах Писания. Но вот близкое по значению слово «сердце» мы встречаем очень часто. Но почему мы связываем эти понятия (заметьте, что мы не утверждаем, что это одно и то же)?

Вот ответ на этот вопрос: в согласии с Еврейским лексиконом Стронга —

понятие «сердце» в евр. языке включает всего внутреннего человека: разум, волю, мысли, желания, эмоции. Как видим – снова «индивидуальный склад человека».

Думаю, что можно остановиться на определении характера и пойти дальше. Теперь нас интересует вопрос, как же Бог обращается с характером человека?

Здесь уже Библия предоставляет нам очень много примеров такой работы Духа Божьего и Его Слова в людях. Предлагаю обратить внимание на то, что говорит Бог к Израилю накануне его вхождения в Обетованную землю:

«И помни весь путь, которым вел тебя Господь, Бог твой, по пустыне, вот уже сорок лет, чтобы смирить тебя, чтобы испытать тебя и узнать, что в сердце твоем, будешь ли хранить заповеди Его, или нет; Он смирял тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким [словом], исходящим из уст Господа, живет человек» (Втор.8:2,3)

Бог призывает Свой народ помнить те уроки, которым Он учил их в пустыне. Вот, что интересно, бывает, что мы не знаем себя самих, свой характер. Есть вещи, которых мы не видим в себе или не хотим их замечать. Но, так как это влияет на нашу жизнь и судьбу, то Бог помещает нас в такие условия и обстоятельства, когда наша настоящая сущность может проявиться, стать очевидной. Как в положительном, так и в отрицательном проявлении.

Так что же такое «испытание характера»? Бог проводит людей через различные ситуации испытания характера для того, чтобы не только обнаружить, насколько человек пригоден для Его действия, но также сформировать и привить ему необходимые качества для жизни с Богом и хождения в Нем.

Человек воспроизводит то, что есть внутри него. Мы обычно декларируем правильные вещи, но как же будет на самом деле? Это мы, чаще всего, замечаем только в определенных ситуациях, которыми Бог испытывает нас.

«…и обрежет Господь Бог твой сердце твое и сердце потомства твоего, чтобы ты любил Господа Бога твоего от всего сердца твоего и от всей души твоей, дабы жить тебе». (Втор.30:6)

Бог желает, чтобы мы жили, чтобы мы имели добрый плод нашей веры и жизни. Для этого Он очищает наше сердце, совершенствует наш характер. Вот ещё Места Писания, где говорится об этом:

«Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода». (Иоан.15:2)

«Старайся представить себя Богу достойным, делателем неукоризненным, верно преподающим слово истины». (2Тим.2:15)

Предлагаю вам вспомнить и поделиться о том, как вы проходили определенные испытания, но это привело вас к улучшению вашего характера. О тех испытаниях, о которых вы впоследствии смогли сказать: «Это была работа Духа Святого во мне, чтобы сделать меня более зрелым и верным Богу».

Несколько афоризмов о характере:

«Характер встречается реже, чем героизм». Поль Клодель

«Талант приведет вас к вершине, но только характер удержит вас там . » Э.Коул

«Несчастье бывает пробным камнем характеров». Оноре Бальзак

«Талант образуется в тишине, характер — в бурных волнениях света». Иоганн Вольфганг Гете

«Счастье и несчастье человека в такой же степени зависит от его нрава, как и от судьбы». Франсуа Ларошфуко

Источник:
Семья Божья
Существует не так много вещей на земле, от которых действительно зависит жизнь и судьба человека. Как бы мы относились к тому, о чем бы знали, что вот…
http://familyofgod.by/2012-03-30-17-54-37/2012-04-02-11-48-17/to-small-groups/item/169-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D1%8B%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0-%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0-1.html

COMMENTS