Место неформального общения политиков 7 букв

Большая Энциклопедия Нефти и Газа

Неформальное общение — общение наполнено личным смыслом, обусловлено теми личными отношениями, которые устанавливались между партнерами. [1]

Неформальное общение осуществляется преимущественно в пределах одного коллектива исследователей, знакомство же со взглядами прочих групп, в особенности, если речь идет о группах зарубежных, происходит, как правило, по публикациям или официальным выступлениям. Поэтому, вероятно, до появления работ 1950 г. слова конформация и констелляция использовались, соответственно, в англо-и немецкоязычных группах независимо. [2]

Профессиональное и неформальное общение в процессе управления библиотекой играют особую роль, ибо благодаря этому библиотекари лучше узнают друг друга, становятся более терпимьши и лояльными, появляется чувство локтя: они сообща идут к намеченной цели, что заметно ускоряет достижение поставленных руководством библиотеки задач. [3]

Атмосферу неформального общения идеально создает круглый стол. Он очень хорош для ведения дискуссий среди людей, занимающих примерно одинаковое положение. Однако если за круглым столом сидит начальник, напротив него сядет тот сотрудник, который обычно доставляет ему больше всего хлопот. [4]

Хотя эти сферы неформального общения различаются, в реальных ситуациях они, как правило, неразрывно связаны. [5]

Групповые нормы, касающиеся неформального общения , складываются, как правило, стихийно. Они представляют собой стандартные правила поведения, которых придерживаются участники группы. [6]

Складывается впечатление, что неформальному общению в неофициальной обстановке, столь привлекательному для студентов, преподаватели предпочитают разного рода организационные формы общения, мероприятия. Эта установка приводит тс тому, что преподаватели получают далеко не одинаковое удовлетворение от различных форм воспитательной работы со студентами. [7]

Просьба представляет собой весьма распространенную форму неформального общения и является эффективным методом-руко-водства, так как воспринимается подчиненным как доброжелательное распоряжение и демонстрирует уважительное отношение к его личности. [8]

Самое главное в игре — ценность неформального общения , где люди более глубоко раскрывают свою индивидуальность, свое понимание проблем, задач, свое желание ( или нежелание) почерпнуть что-то новое от коллег и от самой игры. [9]

Даже если выставку организует не ваша фирма, в ходе неформального общения с посетителями выставки вы можете установить необходимые деловые контакты и даже подготовить сделку купли-продажи. Торговые агенты вашей фирмы, в свою очередь, являются носителями информации о потенциальных клиентах. [10]

Коммуникация в таких культурах занимает много времени, грани между формальным и неформальным общением практически не различимы. К числу стран с ярко выраженной высокосодежательной культурой общения относятся Китай, Япония, Корея, Арабские страны. В низкосодержательной культуре коммуникация является сугубо профессиональной, личные симпатии и антипатии игнорируются, значение имеет профессионализм, переговоры ведутся формально, с целью скорейшего получения результата. Страны с наиболее выраженной низкосодержательной культурой: Германия, Швейцария, Скандинавские страны, США. Такие культуры как английская, французская, итальянская занимают серединное положение. [11]

Профессиональные и религиозные объединения маленьких людей удовлетворяли потребности своих членов в неформальном общении , создавали ощущение социального равенства внутри союза, ощущение, которое было особенно важно в условиях появления сословных делений внутри гражданского сообщества греческих городов, в частности выделения сословия людей, из которых выбирались должностные лица. [12]

На этапе подросткового возраста, актуализации сексуального интереса в процессе социализации возрастает значение неформального общения . Неформальные группы и структуры начинают играть в жизни человека особую роль, конкурируют с авторитетом семьи. Именно в неформальных группах, в отличие от формализованных ( например, школьных или трудовых коллективов), символика приобретает особую роль, способствует сплочению группы. Как правило, такие группы обладают своей субкультурой и образцами поведения, формами социального контроля за своими членами. [13]

Ежеквартально проводятся — с отрывом от производства — недельные семинары; занятия организуются в обстановке неформального общения . У каждого обучающегося имеется наставник — заместитель министра, курирующий предприятие, на которое после учебы предполагается направить претендента на выдвижение. Наставник подсказывает тему дипломной работы, непременно связанную с интересами предприятия. Помимо того, практикуется стажировка у опытных руководителей передовых предприятий, в ходе которой обучающиеся выполняют ответственные задания ( проводят, к примеру, диагностику — почему та или иная продукция не пользуется спросом, чем объясняется текучесть кадров и пр. [14]

В организации руководители, сотрудники аппарата управления, конкретные исполнители связаны между собой различными видами делового и неформального общения , потоками информации, которые в совокупности представляют единую коммуникационную систему. [15]

Источник:
Большая Энциклопедия Нефти и Газа
Неформальное общение — общение наполнено личным смыслом, обусловлено теми личными отношениями, которые устанавливались между партнерами. [1] Неформальное общение осуществляется преимущественно в
http://www.ngpedia.ru/id202046p1.html

Все о жизни в США

Часто дамы меня спрашивают, как лучше общаться с американцами, какие особенности их психологии надо принять во внимание. Почему американцы иногда кажутся очень бесцеремонными? Почему они всегда куда-то торопятся? Почему кладут ноги на стол? На эти и другие вопросы я постараюсь ответить в серии статей об особенностях общения с американцами.

Американцы очень высоко ценят время. «Мы рабы времени», — говорят они, рассматривая его как нечто реальное и материальное. Они составляют его бюджет, эконо­мят его и тратят, крадут и убивают, сокращают и отчитываются за него и даже назначают за него цену. Время — это дорогостоящий товар.

Поскольку американцы так высоко ценят время, они обычно очень негодуют на тех, кто тратит его без какой-либо уважительной причины или отнимает время у них.

Большинство американцев расписывают свой день по минутам. Часы как бы всегда тикают в их головах. В связи с этим они стремятся макси­мально сэкономить свое время, предпочитая пользоваться факсами, те­лефонами, электронной почтой и т.п., а не личными встречами и контак­тами, которые отнимают гораздо больше времени. В других же странах такое ведение бизнеса считается неприемлемым. В США, однако, окон­чательные соглашения, как правило, все же подписываются лично.

Обостренное чувство времени является причиной приписываемо­го американцам отсутствия терпения. В американской шкале ценнос­тей терпение не занимает приоритетного положения. Для представи­телей тех национальностей, где время оценивают по-другому, такой высокий темп жизни американцев является главной точкой преткно­вения и в деловой, и в повседневной жизни,

Американцы стремятся решить любую возникающую проблему как можно быстрее и как можно более простым, если не сказать прими­тивным, и немедленнодоступным им способом.

Таковы основные, доминантные черты американского характера. Все эти черты тем или иным образом влияют на коммуникативное по­ведение американцев, обусловливают его.

Американцы общительны, достаточно легко вступают в контакт. Едва познакомившись с человеком, они общаются с ним исключительно доб­рожелательно, приветливо, как со старым знакомым, приветливо здо­роваются при новой встрече.

Однако общительность американцев носит формальный характер — они общительны со всеми в равной степени. Общительность — не сви­детельство личного расположения к собеседнику, и отвернувшись от вас, американец тут же о вас забывает.

Открытость американцев непривычна для многих иностранцев. Напрмер, гостиные, столовые, кух­ни в американских домах или не имеют стен вообще, или имеют их только до поло­вины, или они стеклянные; двери тоже часто отсутствуют.

Если вы при­ехали из страны, где люди живут более закрыто, вас может поразить поведение сослуживцев, входящих в ваш офис без стука, или выходя­щих из него, даже не удосужившись закрыть дверь.

Исключением могут служить только обсуждение деловых вопросов или важные переговоры. В этом случае американцы настаивают на уединении.

Интересный факт, из-за кампании по борьбе с сексуальными домогательствами в на­стоящее время принято, чтобы шеф не закрывал дверь своего кабине­та, когда беседует с приглашенным сотрудником или сотрудницей,

Американцы общаются запросто, без церемоний. Все, даже мало­знакомые, стараются обращаться друг к другу по имени. Они «неком­фортно чувствуют себя в условиях неравного статуса: — «Зовите меня по имени»

Демократизм наблюдается не только при горизонтальном, но и во многом при вертикальном общении. Американский ребенок может спо­койно сказать незнакомому взрослому: «Мистер, посторонитесь, вы мешаете мне любоваться пейзажем!»

Неформальность об­щения — следствие исторического развития США как страны без офи­циальных классовых различий. Чувство равенства, развитое в амери­канской культуре, является причиной того, что американцы не любят, когда кто-либо открыто выражает почтение в их адрес. Кроме этого, равенство привело к формированию неформального стиля общения и открытого выражения дружелюбия (например, «Hi!» может быть адре­совано кому угодно).

Демократизм американцев проявляется в манере одеваться. Наряд­ная, элегантная одежда вызывает вопрос: «У вас какое-то событие?». Как-то визитирующие русские ученые собрались на вечеринку, выбрав, на их взгляд, соответствующие событию наряды, америкаский профессор-русист встретил их удивленным возгласом «Что это вы так вырядились?!»

Неформальность общения находит свое проявления в поведении за столом. Американцы не видят ничего страшного в том, чтобы попробо­вать блюдо с тарелки своего спутника и предложить ему сделать то же.

На научной конференции группа коллег-ученых отправилась в ресто­ран. Дело было в Алабаме, где очень специфическая южная кухня. За­казали несколько разных супов, и, когда официант принес блюда, пус­тили их «по кругу», чтобы все могли попробовать.

Однажды российский ученый, будучи в косандировке в США, обедал с друзьями в итальянском ресторане. На его тарелке осталось значительное количество пищи. Когда официант предложил упаковать ее в специальную коробку, наш соотечественник отказался, а его спутник-профессор сказал, что возьмет ее.

Американцы демонстрируют значительную неформальность и в де­ловом общении. Во многих культурах человек, который ведет себя не­формально, особенно в деловых отношениях, считается непрофесси­оналом и несерьезным. Многие же американцы ведут себя в офици­альных ситуациях неформально, чтобы показать, что они доверяют собеседнику и расположены к нему. Поскольку доверие очень важно в деловых отношениях и в отношениях учителя с учениками, американ­цы используют простой язык и одеваются неофициально, чтобы каж­дый почувствовал себя комфортно.

Иностранцы обычно критикуют американцев за то, что они слиш­ком неформальны. Демократизм и неформальность американского общения для европейцев и азиатов выглядят как бесцеремонность. На фоне других народов американцы кажутся развязными. Бесцеремонность американцев, особенно в сфере бизнеса, расценивается нередко иностранцами как отсутствие уваже­ния.

Использование американцами почти сразу же после делового зна­комства только первых имен может шокировать того, что привык к дру­гому обращению и считает использование первого имени признаком определенной интимности. Однако в американском общении это не совсем так: использование только имени в общении американцев од­ного возраста и социального статуса не является показателем той сте­пени неформальности общения, которую предполагает местоимение ты в русском языке.

Американцы могут не пожать вашей руки. Вместо этого они могут про­сто кивнуть или улыбнуться вам. Неформальные «здравствуй», «привет» или «как поживаешь?» часто используются вместо формального пожа­тия руки, но означают то же самое. Навряд ли вы встретите среди аме­риканцев человека, который персонально бы прощался с каждым своим сослуживцем или участником какой-нибудь вечеринки. Вместо этого вы услышите дружеское «до свидания» или что-нибудь еще более не­формальное, обращенное ко всей группе, например, «до завтра» или «до скорого».Потом они просто уходят, причем без всяких рукопожатий.

Для американцев неформальность гораздо более ценна, чем фор­мальные выражения при приветствии или прощании, основанные на признании определенного социального статуса говорящих.

Источник:
Все о жизни в США
Особенности общения американцев в семье, с друзьями, на работе, с незнакомцами
http://allusalife.ru/%D0%B0/novosti-saita/kommunikativnost-amerikantsev-1

Место неформального общения политиков 7 букв

В Петербурге все больше становится «неформатных» объектов недвижимости с оригинальной организацией пространства для работы и времяпрепровождения. Правда, говорить о высокой рентабельности подобных проектов пока не приходится.

Как создать популярное и комфортное место для неформального общения, где к тому же было бы удобно работать и творить? В конце 1980?х об этом основательно задумался американский социолог Рэй Ольденбург, сформулировавший концепцию «третьего места». Согласно ей люди предпочитают собираться вместе так, чтобы это было «легко, недорого, регулярно, а главное, в приятной атмосфере». С тех пор «третьи места» с разной долей успеха отвоевывают по миру кусочки общественно-делового пространства, экспериментируя с разными форматами на рынке торговой и офисной недвижимости.

Изначально этот подход взяли на вооружение различные кофейни, однако со временем появились и новые образчики общественных заведений. В последнее время наиболее заметным явлением стали коворкинг-центры, предлагающие новую модель работы в офисе, когда арендуются не стены и квадратные метры, а полностью обеспеченное техникой рабочее место. Его в принципе можно снять в любое время суток и на любое количество часов.

По оценкам компании Maris| Part of the CBRE, на данный момент в городе работает около десятка коворкингов, преимущественно расположенных в центре. Наиболее крупный центр – «Зона действия» на Лиговском пр., 74 – способен принять до 80–100 человек. Средняя цена аренды рабочего места по городу – 6000–7000 рублей в месяц.

К местным ноу-хау можно отнести так называемые тайм-кафе или антикафе, которые начали открываться в Петербурге даже раньше коворингов.

Например, «Третье место» на ул. Марата, 57, антикафе «FreeДом» на Невском пр., 88, тайм-кафе «СейЧас» на Невском пр., 67. В этих оригинально оформленных заведениях с демократичным меню (разрешается даже приносить еду с собой) имеется доступ к Wi-Fi, книгам и различным играм и действует почасовая оплата: как правило, 2 рубля в минуту за первый час, а после – 1 руб. в минуту.

Более масштабно концепция «третьего места» воплощается в креативных пространствах. Таковых в городе уже больше десятка. В основном речь о бывших производственных площадках. Хотя, к примеру, дизайнерский центр «Тайга» функционирует в особняке на Дворцовой наб., 20. Там нашлось место для офисов, мастерских и студий, кафе, магазинов, шоу-румов, выставочного зала и небольшого хостела.

С 2007 года в одном из корпусов бывшего хлебозавода на Лиговском пр., 74 действует центр современного искусства «Лофт-проект «ЭТАЖИ». С момента открытия арт-пространство много раз меняло арендаторов, но сохраняет неформальную направленность. Сейчас на 3000 «квадратах» обустроены две художественные галереи, четыре выставочные площадки, кофейня, один из «Локейшн хостелов» и зона отдыха на открытой крыше здания.

Еще две подобные зоны формируются на Петроградской стороне. Кирилл Соловейчик, гендиректор завода «Ленполиграфмаш» на наб. реки Карповки, надеется создать креативный квартал площадью 20 000 кв.м на территории пустующего теперь предприятия. Среди нынешних арендаторов – мини-отель «Петроградский», центр дизайна и урбанистики Make It, клубы и бары «А2», Social, Case Club.

Около 1800 кв.м отведено под артистическое пространство в здании старейшей типографии Петербурга «Печатный двор» на Чкаловском пр., 15., где уже открыты танцевальные залы, фотостудия, творческие мастерские и кинозал.

С 2010?го последовательно реализует креативную концепцию многофункциональный центр «Ткачи» на наб. Обводного канала, 60: «Мы предлагаем не квадратные метры, а атмосферу». Идею превратить старое промышленное предприятие в культурный центр, где офисы клерков соседствуют с мастерскими, а рядом проходят разнообразные выставки и конференции, предложили москвичи. Сейчас различные ивенты уже стали традиционными: специально выделенные для этого 1000 кв.м позволяют организовывать в МФЦ как масштабные шоу (от Design Week до «Дефиле на Неве»), так и всевозможные лекции и конференции.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Альберт Харченко, генеральный директор East Real:

– Первым полноценным коворкингом в Петербурге можно считать площадку «Зона действия» в лофт-проекте «Этажи», открытую в начале 2012?го. Вслед за ней появилось популярное у гостей из столицы кафе-коворкинг «Циферблат», концепция которого была разработана Иваном Митиным. Но такой формат не может множиться бесконечно, поскольку спрос на него ограничен.

Окупаемость коворкингов и тайм-кафе во многом зависит от ставки аренды. Если собственник помещения идет навстречу, следуя модным течениям, и устанавливает льготные расценки, «третье место» может быть вполне рентабельным. Хотя зачастую коворкинг рассматривается как часть креативного пространства, своеобразный магнит – наряду с выставками, выступлениями и образовательными курсами, которые происходят в таких кластерах.

Что касается креативных пространств, то, безусловно, локомотивом по их формированию является Москва. Наиболее яркие примеры – столичные лофт-квартал «Даниловская мануфактура», центр дизайна ArtPlay и дизайн-завод Flacon, созданные на бывших промышленных территориях. Среди заграничных образцов можно выделить площадки Kaappeli и Korjaamo в Хельсинки, MoritzBastei в Лейпциге, KulturBrauerei в Берлине.

Емкость рынка подобных кластеров в Петербурге значительно ниже.К довольно крупным концептуальным проектам можно причислить лишь три: «Этажи», «Ткачи» и площадку «Ленполиграфмаша». Посмотрим, что выйдет из планов администрации по трансформации бывшего изолятора «Кресты» в креативное пространство.

Екатерина Лапина, директор департамента коммерческой недвижимости АРИН:

– В последнее время появилось много подобных проектов. В крупных городах у них есть будущее. В этом бизнесе многое держится на энтузиазме. Без идейных лидеров мало что будет работать. Окупаются такие инвестиции, как правило, за два-три года.

В первую очередь это обусловлено невысокой ценой продажи или низкой арендной ставкой. Ведь помещения, которые приспосабливают под креативные пространства или коворкинги, обычно расположены не у метро и не в самых привлекательных для коммерции местах. Да и состояние таких площадок оставляет желать лучшего. Обычно организаторы задействуют в своих проектах помещения, уже давно выставленные на рынок, но так никого и не заинтересовавшие.

У нас есть несколько клиентов, которые хотели бы диверсифицировать бизнес за счет этой сферы. Они ищут недорогие объекты для покупки или аренды. Как правило, помещения переделывают без существенных затрат, поэтому высококачественных коворкингов в Петербурге пока не наблюдается. Впрочем, недавно офис такого формата появился у одного из петербургских банков.

Игорь Кокорев, заместитель руководителя отдела стратегического консалтинга Knight Frank St. Petersburg:

– Коворкинги предоставляют новые возможности для ведения бизнеса, однако пока этот формат мало распространен, хотя создать его можно даже во встроенном помещении. В случае успешной раскрутки проекту будет обеспечена хорошая окупаемость, однако и риски, связанные с его реализацией, тоже велики.

Коворкинг-центры, как правило, располагаются в центре города и могут за раз обслужить не более двух десятков клиентов. Впрочем, есть и более крупные офисные пространства, где предоставляется такая услуга, например бизнес-инкубатор «Ингрия». Это вполне закономерно, поскольку у коворкингов и бизнес-инкубаторов потенциальные клиенты в основном одни и те же. Впрочем, среди пользователей коворкингов есть и фрилансеры, предпочитающие работать дома или в офисе заказчика. Еще одна группа потребителей – небольшие компании, офисы которых распределены по разным городам или странам.

Как правило, стоимость аренды рассчитывается помесячно – от 2000 до 10 000 рублей за рабочее место. Посуточная аренда предоставляется реже и стоит заметно дороже: обычно ставка составляет 8–10% от месячной. Есть также варианты с почасовой арендой (обычно около 100 рублей в час) и даже получасовой (70 рублей).

Ольга Шарыгина, директор департамента маркетинга и консалтинга NAI Becar в Санкт-Петербурге:

– Создание креативных площадок – один из актуальных способов редевелопмента промышленных территорий в исторической части города. Развитие подобных творческих центров идет довольно динамично. И хотя рентабельность «креативной» недвижимости невысока, это лучше, чем заброшенная «промка».

СТРУКТУРА «НЕФОРМАЛЬНЫХ МЕСТ» В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ ПЕТЕРБУРГА, %

Источник:
Место неформального общения политиков 7 букв
Коммерческая недвижимость Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Объявления об аренде и продаже коммерческой недвижимости в СПб и Ленобласти. Обзоры, аналитика, новости рынка коммерческой недвижимости Санкт-Петербурга.
http://komned.ru/analit.php?id=246

Невербальное поведение как составляющая имиджа В

Невербальное поведение как составляющая имиджа В. Януковича

Невербальному поведению людей (в том числе и политиков) посвящено достаточно большое количество исследовательской и научно-популярной литературы. Невербалика имеет решающее значение в ситуации, когда слов слишком мало, чтобы повлиять на постороннего человека. Она же, позволяет нам более-менее успешно судить о чужой искренности и истинных намерениях.

Для начала посвятим пару строк имиджу В. Януковича, обратив внимание на физическую составляющую «Я-концепции». То есть на внешность политика, которая в определенной степени повлияла на его амплуа.

Лицо В. Януковича — так называемого квадратного типа. Физиогномисты считают, что эта форма может свидетельствовать о наличии следующих качеств: настойчивый, прямолинейный, суровый, нередко грубый — по своей натуре, хороший исполнитель или администратор.

К примеру, горизонтальные морщины на лице В. Януковича говорят о большом жизненном опыте, а характерные морщины над бровями — опять-таки знак предрасположенности к административной работе. Низкая посадка глаз намекает на требовательность. Широкий рот выдает человека с сильной волей, горделивого, а наклон уголков губ — намекает на жесткость характера, прагматизм из разряда «себе на уме». Это же подтверждает и массивный подбородок прирожденного боксера или бойца.

Имидж В. Януковича начал складываться задолго до начала президентской кампании 2010 г., чему немало способствовали события 2004-2009 гг. (Майдан, политический и экономический кризисы). Большое значение имела биография политика — как в положительном (опыт работы в государственных учреждениях, практика работы на руководящих должностях — от директора до губернатора, а после и премьер-министра), так и в отрицательном смысле (наличие судимости, подозрения в наличии связей с криминалом и олигархическими кругами). Сложно представить такого человека либеральным правозащитником или реформатором (ниши отчасти занятые А. Яценюком и С. Тигипко). Поэтому ключевые ассоциации, которых добивались консультанты политика — образ «крепкого хозяйственника», опытного руководителя и профессионала старой закалки (украинские журналисты и вовсе принялись с иронией называть его «Железным Хозяином»).

Таким образом, если классифицировать В. Януковича по типологии М. Вебера — он лидер бюрократического толка, с ментальностью во многом соответствующей традиционалистскому типу и практически лишенный харизмы. С точки зрения типологии предложенной М. Германн[1] данный политик соответствует категории — «Марионетка» — т.к. является выразителем интересов широких кругов крупного капитала и представителей самых разных политических направлений. Однако собственно имидж его стоит рядом с синонимами — властный, авторитарный. Подчеркивающими главенствующую роль В. Януковича в этом союзе. Разумеется, что такой образ требует соответствующего поведения в общении с избирателями и другими политиками.

И здесь мы становимся перед вопросом, а как можно классифицировать отдельные жесты, чтобы соотнести их с вышеупомянутыми характеристиками?

Идентифицировать различные невербальные сигналы политика, нам поможет классификация жестов, предложенная Н. Смирновой, которая предполагает их разделение на три группы:

  1. Коммуникативные жесты — выразительные движения, замещающие в речи элементы языка (утверждение, приветствие, прощание, вопрос, оскорбление и др.);
  2. Описательно-изобразительные жесты — сопровождают речь, иллюстрируют что-то, теряя вне контекста свой смысл;
  3. Модальные жесты — выражают отношение к предметам, явлениям, людям. Это передача эмоционального[2].

Оставим эту классификацию в качестве базисной, изменив её лишь в одной детали. Большую часть мимических движений мы отнесем не к коммуникативным, а к модальным жестам. Мимика позволит оценивать истинность тех или иных реакций В. Януковича в зависимости от контекста. И раз уж речь зашла об искренности, обратимся к тому, что считается её мерилом.

В первом случае мы видим с трудом сдерживаемую улыбку В. Януковича. Он только что узнал, что победил во втором туре голосования на выборах Президента Украины. И улыбка, это эйфорическая реакция на вопрос ведущего о его, как Президента, первых планах. На второй фотографии В. Янукович улыбается в ответ на «неудобные» вопросы журналиста. Таким образом, он пытается придать обсуждаемой теме несерьезный характер и одновременно получить одобрение от зрителей. Станиславский считал, что наигранные эмоции отличаются от настоящих, в том числе и интенсивностью их изображения. И в этом смысле В. Янукович с искусственной улыбкой, мало чем отличается от большинства политиков старой закалки.

Тем не менее, от фальши до негатива один шаг. Широкую гамму негативных эмоций можно наблюдать на лице В. Януковича во время все того же «щекотливого» диалога, касающегося бизнеса его сына и приватизации бывшей государственной резиденции Межигорье.

На первой фотографии имеет место быть четко различимое презрение по отношению к оппоненту и его суждениям. Любопытно, но сходное выражение, только более замаскированное под улыбку иногда появляется на лице политика при общении с чиновниками. Второе фото дает нам пример еще одной неискренней улыбки, которая выражает деланную любезность и внимание. В чем здесь неискренность? В застывших, словно онемевших мышцах лица — улыбаются только губы. Щеки так же не двигаются. А главное — слишком напряженный взгляд. На третьем фото — сдерживаемая злость (угрожающий наклон головы, сведенные брови, поджатые губы).

Еще одним крайне выразительным эмоциональным показателем искренности в случае с В. Януковичем является его взгляд. Нередко можно видеть как политический лидер, стараясь не сказать лишнего, сводит глаза влево вниз, а когда вспоминает о чем-то или готовиться высказать личную точку зрения смотрит влево. Так, например, он сделал, комментируя свое отношение к ситуации с принятием Конституционной реформы в 2004 года.

Однако не менее важную роль в выражении эмоций Виктором Януковичем играют и его руки. Вообще считается, что шпилеобразное их положение демонстрирует превосходство. Политик нередко использует данный жест, когда восстанавливает самообладание, после неожиданных вопросов во время телевизионных интервью. Как уже упоминалось В. Янукович не большой любитель эфиров и длительных официальных диалогов — несмотря на большой опыт подобных мероприятий, он все равно продолжает нервничать. Свою же нервозность перед сложными, требующими обдумывания или просто внезапными вопросами он выказывает, как правило, облизыванием губ (см. фото 5), скрещиванием рук (см. фото 6) перед собой или же частым морганием (что впрочем, может считаться в зависимости от ситуации одним из симптомов лжи).

Описательно-изобразительные жесты, которые мы часто используем не задумываясь (как и жесты вообще) у политиков являются инструментом воздействия на человеческие убеждения и применяются вполне осознанно. Исключение составляют только стрессовые ситуации, когда политический деятель от волнения забывает следить за собой или напротив, застывает в одной позе. Для политического лидера описательно-изобразительные жесты это лишняя возможность подчеркнуть свои слова, усилить их эффект или помочь аудитории настроиться на «образное» восприятие. Так для Виктора Януковича при общении с избирателями на митингах, характерны вытянутые вперед, нередко с раскрытыми книзу ладонями, руки. Данный жест однозначно определяется экспертами как агрессивный, подавляющий, демонстрирующий превосходство.

В целом же следует заметить, что невербальное поведение В. Януковича весьма соответствует сложившемуся еще со времен Советского Союза образу руководителя. Так среди жестов-иллюстраторов, призванных акцентировать внимание на заявлениях он отдает предпочтение не поднятому указательному пальцу (столь любимому российским премьером В. Путиным), а рубящему по воздуху движению кулаком. Этот «стук по столу» обычно подчеркивает решительность настроя политика («Берегитесь, у меня тяжелая рука»), его авторитарные черты характера. Редко, но все же прибегает политик к другой «оценочно-акцентирующей» вариации — пальцы руки, объединенные в щепоть — подражая тем самым любимому жесту экс-президента Украины В. Ющенко.

Активно используется им другой, крайне популярный среди политических лидеров многих государств жест. Заводя речь об интересах Украины, о значении для неё отдельных событий политик указывает себе в грудь. Это полностью осознанный жест, который в данном контексте имеет целью не только показать честность намерений, но и отождествить интересы государства (а значит и народа) с интересами данного политика. Показать, что ему «не все равно».

Как мы видим, невербальное поведение политиков выступает не только индикатором их состояния, или отношения к чему-либо. Основная его функция все же коммуникативная. С помощью жестов политик может продемонстрировать лояльность, расположение или напротив скрытую агрессию. Причем речь идет не только о повороте головы, взгляде или характерной позе — все это может так же быть выражено с помощью простейших культурных ритуалов. Таких как рукопожатие. Приведем два примера.

На фото где Президент Украины запечатлен во время рукопожатия с Президентом США Б. Обамой мы видим иллюстрацию настоящего невербального этикета. Оба этих человека лидеры и потому подают друг другу руки как равные, однако не забывают при этом демонстрировать наличие собственных амбиций. Благодаря вторым рукам их рукопожатие становится похожим на начало захвата или броска из книги по боевым искусствам. Здесь запечатлен визит В. Януковича на Вашингтонский Саммит по ядерной безопасности, во время которого Президент Украины заявил о намерении избавиться от высокообогащенного урана[3]. Тем самым он не просто продемонстрировал в начале каденции лояльность политике безопасности Вашингтона, но и сделал жест полезный для рейтинга Б. Обамы.

Таким образом, возможная причина подобного «почти равного» рукопожатия кроется в благодарности американского Президента. Вообще стоит заметить, что исследуя склонность лидера к доминированию или же его авторитарность в управлении, следует обращать внимание не только на его общение с подчиненными, но и на характер невербального поведения во время встреч с главами других государств.

Совершенно иная картина предстает перед нами, когда мы наблюдаем за невербальным поведением В. Януковича во время встречи с Д. Медведевым 26.11.2010. Здесь мы оценим невербальное поведение В. Януковича через призму поведения Д. Медведева. К примеру, когда оба политика поднимаются по лестнице — Медведев идет на шаг впереди, широко размахивая руками, а Янукович напротив, ступает, явно экономя в личном пространстве. При этом российский Президент старается смотреть прямо, в то время как В. Янукович отступая на один шаг, постоянно держит глаза опущенными.

Осознанность действий Д. Медведева, отчетливо видна и во время рукопожатия для прессы. Опережая украинского коллегу, он занимает место в центре освещенного видеокамерами пространства, первым протягивая руку, несколько церемониальным жестом. А перед непосредственным рукопожатием придает тому «доминирующий» характер, изменяя наклон ладони [4] . В результате, хотя во время съемки и видно, что каждый из политиков смотрит в «свою» камеру — Д. Медведев выглядит «главным», хотя никакого иного соперничества между ними не видно, да и визит по заверениям СМИ проходит в дружественной обстановке. Подобные приемы весьма наглядно иллюстрируют тонкости невербальной коммуникации между политическими деятелями.

Итак, подведем итоги — невербальное поведение В. Януковича во многом имеет осознанный характер, что показывает большое количество употребляемых им в коммуникации жестов иллюстраторов. Как правило, данные жесты, имеют доминантный характер, и призваны подчеркнуть статус политика — они определенно вписываются в тиражируемый СМИ образ руководителя и бюрократа. Однако в целом жестовый язык В. Януковича не содержит в себе уникальных характеристик и индивидуальных проявлений, что показывает в некоторой степени искусственность созданного образа. В кадре политик держится статично, зажато — что также можно списать на рекомендации его консультантов.

[1] Hermann M.G. Ingredients of leadership // Political psychology: contemporary problems and issues. — P. 167-92.

[2] В. А. Лабунская. Невербальное поведение (социально-перцептивный подход). Ростов: Изд-во Рост. Ун-т, 1986. — С. 20-30

Источник:
Невербальное поведение как составляющая имиджа В
Имидж политика складывается из целого ряда компонентов, которые, в идеале, должны «работать» на создание единого образа
http://psyfactor.org/lib/image3.htm

НЕВЕРБАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОЛИТИКОВ

Политический лидер по-разному реализует свои невербальные модели поведения: В. Путин, обладающий достаточно эффективной моделью общения, имеет также высокий уровень самомониторинга; Г. Зюганов (замкнутость, наличие признаков эмоциональной нестабильности, особенности речи) или допустим, В. Жириновский (агрессивность, эмоциональная неустойчивость, доминирование, авторитарность) в общении – имеют несколько другой тип общения, и зачастую в кризисных ситуациях уровень самомониторинга при невербальной презентации падает.

На основе образа ситуации, образа «Я», образа другого составляется «личностный сценарий в ситуации». Этот сценарий представляет собой «развертывание избранного партнера», «последовательность вербальных и невербальных актов поведения». Регулирующему взаимодействию со стороны субъекта подвергаются различные поведенческие акты как вербального, так и невербального характера, развертывающаяся цепочка которых составляет стиль поведения в целом.

Одинаковые по форме манифестации жесты в разных лингвокультурных социумах могут выражать разные понятия, равно как и наоборот. Наблюдается явление своеобразной интеркинесической омонии разнокультурных жестов. Вследствие того, что зоны распространения кинесических знаков нередко охватывают более обширные области, чем собственно речевые изоглоссы, обычно возникает наивное представление об универсальности мимики жестов.

В результате люди, изучавшие какой-то иностранный язык, даже не подозревают о том, что они не владеют кинесическим кодом носителей этого языка. Соответственно, вступая в межязыковое и межкультурное общение, они употребляют свои кинемы, которые вследствие национальной специфики их формы часто мешают пониманию. Слушатель начинает обращать внимание на то, как говорит его партнер вместо того, чтобы сосредоточиться на передаваемой информации.

Как показывают наблюдения за речевым поведением билингвов, люди, в равной степени владеющими двумя или более языками, одинаково владеют и соответствующими кинесическими кодами. В качестве примера можно привести выступление мэра Нью-Йорка г. Гуардиа, который в одинаковой степени владел американским английским, итальянским и идишем. Когда он выступал по телевидению, можно было, отключив звук, без труда сказать, на каком язык он выступает.

Поэтому сочетание вербальных средств одного лингво-культурного социума с кинесикой другого приводит к нарушению внутренней и внешней конгруэнтности слова и жеста в естественной человеческой речи.

Коммуникативная моторика, как и весь процесс речевого общения, испытывает на себе самое непосредственное и активное влияние пространственных параметров, также представляющих собой аспект визуального компонента коммуникации.

Проксемика занимается изучением пространственных условий человеческого поведения. При определении области проксемики, обычно ссылаются на исследования Холла о проксемике: «взаимосвязанные наблюдения и теории об использовании человеком пространства, опосредованного культурой» 1 .

Имеются данные о том, что метрические характеристики дистанции общения допускают вариабельность в зависимости от таких факторов, как возраст, пол, характер отношений и т. д. Так, расстояние между мужчинами в большей степени зависит от характера отношений, чем между женщинами. Дистанция общения между молодыми людьми или между пожилыми короче, нежели те, что устанавливают в ходе общения смешанные пары и люди средних лет. В общении незнакомых мужчины стоят ближе, чем женщины или мужчины и женщины.

При планировании и разработке психологически оптимального имиджа политика во время публичного выступления и непосредственного общения с избирателями важным фактором является выбор оптимального расстояния между общающимися, определяющий характер взаимодействия и взаимоотношения.

Американский антрополог Э.Холл был первым, кто занимался исследованиями в области личностных территорий и зон человека. Он выделил четыре основных зоны. Первая зона – интимная (у разных людей она варьируется от 15 до 50 см вокруг тела). Вторая – личная (от 50 см до 1 – 2 м). Третья зона – социальная (от 1 — –2 м до 3 – 6 м). И, наконец, общественная (далее 3 – 6 м).

Выразительный арсенал проксемической системы имеет по сравнению с кинесической системой ограниченное число единиц, являющихся коммуникативно релевантными. Как уже отмечалось, сюда входят интимная, личная, социальная и публичная дистанции общения

Каждое из функционально-ролевых мест пребывания имеет свои формальные наполнители. Особенно активно в такой роли используются в коммуникации формальные пространственные характеристики. Формальное пространственное положение коммуниканта способно служить ему средством выражений чувств, настроений, желаний (симпатий), антипатий. За каждой формальной проксемой закреплено определенное социально одобренное содержание.

Таким образом, положение впереди в центре – активное участие в коммуникации; сзади с краю – пассивный наблюдатель. Например, местоположение коммуникантов в условиях русского и немецкого общения может обнаруживать в себе национальную специфику.

Внутри функционально-ролевого пространства выделяются положения: впереди, сзади, справа, слева, наверху, внизу, близко, далеко. Положение впереди – позиция формального лидера. Его занимают коммуникаторы с высоким статусом: командиры воинских частей, руководители политических движений на различного рода манифестациях и митингах, в том числе президент, посещающий ту или иную страну и находящийся во главе делегации.

Если внимательно проанализировать поведение политиков, то можно увидеть, что каждый из пяти типов маневрирования соответствует определенному типу политика.

Прагматик. Ему соответствуют такие качества как хорошо развитые личностные составляющие, адекватная самооценка, идентификация с народом, четкая связь с последователями, использование обратной связи с населением, интеллектуальная лабильность, демократический стиль руководства, ориентация на достижение цели и т.д.

Невербальные параметры: адекватная мимика, жесты редкие, размеренные, преобладание контактов в дальней личной территории и ближней общественной территории. К этому типу относятся А. Чубайс, С. Кириенко.

Идеолог. Среди основных качеств идеолога авторы выделяют: слабо развитые личностные составляющие, завышенная самооценка, отождествление себя с монархом и показное отождествление себя с народом, отсутствие обратной связи с населением, регламентирование действий последователей и жесткий контроль как следствие директивного поведения, авторитарный стиль руководства, отсутствие способности к эмпатии, склонность к феномену «коллективного лидерства».

Невербальные паттерны: Стереотипная мимика на лице, превалирует взгляд поверх голов в обычных ситуациях и бегающий в напряженных ситуациях, отставание жестов от слов в обычных ситуациях и опережение в конфликтных; задранная голова, масса мышечных зажимов в теле, выраженная скованность в движениях, печатание шага при ходьбе, преобладание контактов в дальней общественной территории. Предпочитает использовать строй и фалангу при нахождении на публичных территориях.

1 . Манера пользоваться этим жестом, лишенным мягкости, держащим зрителя на расстоянии, характерная для одного из претендентов на пост президента Франции на выборах 1981 года, значительно усложнила его путь к успеху. Декларируя чувство собственного превосходства, этот жест производил неприятное впечатление и придавал кандидату облик человека, несколько обеспокоенного «догматизмом, преследующего зло». Жесты политика, направленные на себя, напротив, привлекают зрителя, приглашая к общению, делают кандидата открытым для контакта.

Среди жестов, имеющих отношение к содержанию речи, можно выделить жесты-символы, употребление которых вызывает стереотипное восприятие. К таковым относятся сжатый кулак, символ революционной борьбы. Характерно, что с изменением системы политических ценностей в последние десятилетия, кандидаты стараются избегать пользоваться этим жестом на публике.

В настоящее время отсутствует какая-либо всеобщая классификация кинесических средств, используемых в речевом общении.

Аттрактивные жесты важны именно в построении межличностной коммуникации между политиком и электоратом, а также в публичном выступлении. Так, например, жест «православная щепоть» – большой палец, указательный и средний соединены подушечками. Щепоть при беседе демонстрируется оратором слушателям. Этот жест подчеркивает важность происходящего. Или растопыренные пальцы подушечками ударяют друг о друга. Жест довольно часто встречается, применяется ораторами директивного типа, руководителями и т. п. Жест подчеркивает важность сказанного, обычно приходится на конец фразы, служит дополнительным ударением. Этот жест –в репертуаре у Г. Зюганова, встречается у В. Путина, а также встречался у Б. Ельцина, в бытность его президентом.

Отношение к информации выражает жест – «маятник». Большой палец отогнут перпендикулярно к указательному, указательный палец выпрямлен, остальные прижаты к ладони. Кисть, повернутая ладонью к собеседнику, совершает движение по дуге в амплитуде 180 градусов. Этот своеобразный маятник иллюстрирует речь оратора, демонстрируя положительное, нейтральное и отрицательное отношение к обсуждаемой теме. В зависимости от быстроты прохождения амплитуды, усиливается акцент говорящего на «плохом», «нейтральном» или «хорошем». Характерен для опытных ораторов. Это наиболее популярные жесты у политических лидеров, относящиеся к первой группе.

Негативные жесты. Среди используемых жестов в этой группе: указательный палец вертикально вверх по щеке, большой поддерживает подбородок. Негативная оценка происходящего. Или, например, прочищение уха, почесывание его, перегиб ушной раковины, полное закрытие уха ладонью. При этом ладонь опирается на эту ладонь. Жест подчеркивает негативное отношение слушателя к воспринимаемой информации. Эти жесты политик должен избегать, дабы не создавать образ человека, не интересующегося ни собеседником, ни темой беседы.

Жесты — усилители общения. Эти жесты политик должен использовать в каждом своем публичном выступлении. Так, подушечки пальцев касаются друг друга, образуя пирамиду. Независимо от направленности вниз или вверх для оратора — это стремление лучше донести информацию до слушателя. А у слушателя такая позиция — стремление показать свою заинтересованность. Более эффективный жест — ладони обеих рук от ладонных бугров до подушечек пальцев плотно прижаты друг к другу. Жест предвещает передачу важной информации собеседникам. Применяется для усиления доверительности, открытости, достоверности информации, и, в общем, коммуникативной обстановки.

Агрессивные жесты. Эта группа жестов не в коем случае не должна доминировать в невербальной системе имиджа. Это может нанести серьезный вред политику, прежде всего, за счет разрушения его предыдущего имиджа, сформированного с помощью «позитивных» жестов. Следует избегать такого жеста, как: указательный палец, средний и безымянный пальцы поглаживают-почесывают суставы кулака второй руки. Иллюстрация готовности к агрессии. Или выпрямленный указательный палец. В зависимости от наклона применяется в двух значениях: или перст «указующий» (обвиняющий), или перст «считающий» (отчитывающий). Оба варианта не способствуют открытому общению.

Жесты-иллюстраторы оценки ситуации. Политик, чтобы показать свою заинтересованность темой, может большой палец прижать к указательному; кончик указательного к височной впадине; средний, безымянный и мизинец прижаты к ладони и лежат на щеке. Жест формирует образ человека вдумчивого, заинтересованного в предмете общения.

Жесты, иллюстрирующие неуверенность. Такие жесты, как: указательный палец подушечкой маятникообразно движется от края до края верхней губы, или ощупывание предметов собственной одежды подушечками пальцев — говорят о неуверенности человека и должны быть удалены из невербального словаря политика.

Жесты-иллюстраторы закрытости человека. Большой палец вытянут вдоль щеки, остальные, сжатые в кулак, прикрывают рот — иллюстрирует растерянность, страх перед новой информацией, а если подушечка большого пальца прижата к углу рта, подушечки остальных четырех расположены по лицу от угла нижней челюсти до скулы, нижняя губа и подбородок закрыты ладонью, то это свидетельствует о том, что собеседник настроен критически, закрыт для общения. Такой жест типичен для В. Путина, иногда используется С. Кириенко, А. Чубайсом.

Жесты, социально опосредованные или ситуативно значимые. Из этих жестов наиболее применяемые в политической практике следующие: ладонь прикрывает область сердца, позиция может усиливаться второй рукой, которая крест-накрест, прикрывает первую. Позиция иллюстрирует полную откровенность, раскаяние. Основной невербальный лейтмотив президентской кампании 1996 года.

Агрессивный жест: кисти плотно сцеплены, как будто охватывают рукоять топора; руки находятся на уровне солнечного сплетения. Иллюстрация агрессии, подготовка к активным, деструктивным действиям. Другой жест агрессии: большие пальцы за обшлагами пиджака, остальные сжаты, плотно обхватывая обшлага снаружи и изнутри. Пиджак при этом обычно расстегнут. Этот жест применяли В. Ленин, а из современных политиков В. Жириновский, лидеры националистического и радикального направлений в политике. Иллюстрирует закрытость, скрытую агрессию. Или плотно сцепленные кисти. То же значение. Также, если ладонь правой руки лежит на животе в области пупка, левая кисть плотно накрывает ее; обе кисти параллельны земле, то это означает одно — не подходи ко мне: «я для тебя закрыт».

Для иллюстрации уверенности в себе политик может расположить пальцы поверх обшлаг, то есть пальцы (кроме больших) свободно свисают. Если же указательный палец при разговоре потирает нос, то это означает, что человек лжет. Этот жест может маскироваться быстрыми касаниями или легким постукиванием по носу.

Это лишь небольшая выжимка наиболее используемых жестов в политической практике.

Физиогномика и мимика лица как элементы невербального поведения политика. Наряду с жестами и позой важная роль среди элементов невербального поведения отводится физиогномике и мимике лица. Физиогномика — это экспрессия лица и фигуры человека, взятая безотносительно к выразительным движениям и обусловленная самим строением лица, черепа, туловища и конечностей. Однако отношение к ней далеко не однозначное. Так, Т. Мар Тимоти рассматривает физиогномику как «псевдоучение о свойствах характера, якобы раскрываемых чертами лица» 1 .

Мимика как один из элементов невербального поведения является не менее важным, чем физиогномика, средством социальной перцепции. Мимика – одно из более или менее воспринимаемых и описываемых свойств общей моторики лица, то есть – выразительные движения лица 2 .

Физиогномический механизм проявления мыслей и чувств на лице вводится в действие через сокращение лицевых мышц, которые изменяют выражение лица и сигнализируют о его состояниях, так как все мимические мышцы развиваются из общего зачатка и приводятся в движение одним лицевым нервом. Эмоциональные проявления складываются из спонтанных и произвольных мимических реакций 3 .

Призывая голосовать за себя, политик сам, прежде всего, должен излучать чувство уверенности и радости. Приведем константный комплекс признака радости, который характеризуется следующими признаками: «Рот закрыт. Уголки губ приподняты. Глаза прищурены или раскрыты. Глаза блестят. Брови подняты вверх. Внутренние уголки бровей подняты вверх. Горизонтальные складки на лбу. Лицо динамичное» 4 .

Достижение соответствия невербальных поведенческих реакций вербальному сообщению — одна из главных задач, решаемых политиком в процессе работы над своим невербальным имиджем. Какой бы пламенной ни была речь политика, как бы виртуозно он ни владел залом, какой бы идеальной ни была его внешность, плохо контролируемые жесты выступающего могут обнаружить несоответствие между его словами и истинным мыслями.

К другим приемам, ретуширующих язык тела и широко использующихся в политической практике, относятся приемы «сокращения элементов восприятия» образа политика. Так, претендента ставят за высокую трибуну или сажают за большой стол, чтобы скрыть тело и вывести его из поля зрения аудитории.

Трудно выделить приоритеты или специальную функцию той или иной структуры невербального поведения, но очевидно, что все компоненты неречевого поведения занимают важное место в системе эффективного имиджа и нуждаются в специальном развитии в случае недостаточной проработки или полного отсутствия необходимой поведенческой модели.

Невербальные показатели речи политика. Правильная и легко воспринимаемая речь политика является одним из символов его успешного продвижения вверх. Речь имеет коммуникативную направленность, то есть направлена на осознание другими слушателями смысла беседы с целью влияния на их сознание, а также на межличностную интеракцию.

Эталоном публичной речи в сфере политики, по результатам некоторых исследований, является: чистота, уместность, выразительность, яркое личностное начало, «диалогичность» – установка на общение, на взаимодействие с публикой, грамотность речи.Значительно снижает впечатление от публичного выступления: штампованность, стертость, обезличенность, чрезмерная книжность, речевые ошибки 2 .

Политический лидер должен уметь вести диалог и произносить монологическую речь. Диалогическая речь ситуативна, многое в ней не высказывается, а подразумевается благодаря контексту, понятому собеседником. В диалогической модели большое значение имеют интонация, в которой произносится то или ионе высказывание, а также сопровождающие речь мимика и пантомимика говорящего, неотъемлемые структурные элементы имиджа. Эти выразительные инструменты делают речь понятнее для окружающих и увеличивают мощность эффекта.

Монологическая речь политика играет главную роль в его политической активности. Это сообщение о себе, программе действий, об оппонентах. Монологическая модель более развернута и грамматически структурирована, нежели диалогическая. Существенная черта монологической речи — логическая проработанность и последовательность изложения, подчиненные единой схеме. Такая речь становится понятнее и убедительнее благодаря целому ряду специфических интонационных средств, к которым относятся паузы, ударения, замедление или ускорение темпа речи и т.д.

Характеристики голоса политика являются неотъемлемой частью имиджа – образа восприятия. Слушая политика, избиратель обращает внимание на его манеру говорить, ритм, тембр и громкость голоса, интонации, смех, умение правильно ставить ударения.

Голос Ельцина – зычный бас, громкий, модулированный. Артикуляция – четкая, симметричная, звуки соответствуют нормам произношения русского языка. Темп речи нормальный, иногда медленный, в речи присутствуют театральные паузы, которые зачастую затягиваются.

Голос Зюганова – звучный, приятный тембр, богатый обертонами, «сочный». Артикуляция четкая, симметричная. Произношение звуков полностью соответствует нормам русского языка. Интонация зовущая, убеждающая, увлекающая. Темп нормальный.

Голос Жириновского – неустойчивый тенор. В пиковые в эмоциональном смысле моменты пускает «петуха». Артикуляция – от четкой до смазанной, иногда очень сильная, вплоть до увеличения саливации (слюноотделения и брызгания слюной). Произношение звуков соответствует нормам русского языка. Интонация «одесская» – голос повышается в конце фразы. Темп быстрый, иногда мысль улетает далеко от слов, бывает – наоборот.

Уловить эмоции объекта (гнев и печаль – легче, ревность и нервозность — сложнее) позволяет ТОН его голоса.

В состоянии тревоги или нервного напряжения у партнера несколько меняется и голосовой ТЕМБР. Этот факт нашел достойное применение в бесконтактных (т.е. всецело незаметных для собеседника) образцах «детектора лжи».

Источник:
НЕВЕРБАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОЛИТИКОВ
Политический лидер по-разному реализует свои невербальные модели поведения: В. Путин, обладающий достаточно эффективной моделью общения, имеет также высокий уровень самомониторинга; Г. Зюганов
http://bukvi.ru/obshestvo/etika/neverbalnoe-povedenie-politikov.html

Неформальное общение персонала

«Кадровик. Кадровый менеджмент», 2008, N 10

В современной практике и теории управления наблюдается тенденция распространения неформальных отношений в организации и даже их поощрения. Граница между ролями менеджеров и подчиненных постепенно становится более расплывчатой. Сотрудничество в организациях все чаще строится на неформальных связях, которые формируются на основе доверия, открытых, дружеских отношениях.

Необходимость неформальных отношений в организации

Изменения окружающей среды определили необходимость отхода современных организаций от жестких формальных структур.

Тем не менее пока еще не все российские руководители видят преимущество в стимулировании неформальных отношений и, наоборот, пытаются их ограничивать. Существует два подхода к проблеме неформальных отношений. Преимущественно компании с западной корпоративной культурой рассматривают неформальные отношения как естественное явление, бороться с которым бесполезно, а значит, следует использовать неформальные отношения на благо организации, управлять ими, инвестировать в их развитие.

Подобные ограничения имеют место в крупных российских компаниях, названия которых мы не будем озвучивать в целях соблюдения конфиденциальности.

Несмотря на результаты некоторых исследований , доказывающих позитивную роль неформальных отношений в современной организации, противостояние этих двух подходов продолжает оставаться неразрешенным. Поэтому возникает потребность в проведении новых исследований неформальных отношений в современных условиях. Мы решили узнать мнение самих сотрудников, а также руководителей для большей достоверности и объективности относительно неформального общения с коллегами.

См., например, Барсукова С.Ю. Неформальные способы регулирования трудовых отношений // Портал «Человеческие ресурсы» // www.rhr.ru/index/sovet/korp/10902.html, 28.06.2007.

Словарь управления персоналом. Неформальная структура — неформальная реальная общность, не имеющая юридического и фиксированного статуса, добровольно объединенная на основе интересов, дружбы, симпатий, прагматической пользы. В качестве н. с. могут выступать как изолированные группы, так и группы, складывающиеся внутри официальных структур. В н. с. отсутствует жесткое структурирование, вектор ее направленности меняется, структура носит ситуационный характер. При этом ее направленность может как усиливать и дополнять внешний организационный импульс, так и противостоять ему.

Изучение мнения сотрудников организаций

Нами был проведен опрос на выявление мнений относительно целесообразности проведения коллегами совместного досуга и укрепления неформального общения после работы. Он проводился с сентября по ноябрь 2007 г. среди сотрудников нескольких довольно известных компаний с западной корпоративной культурой и российских организаций, среди них: головной офис холдинга «ИМС» (Москва), один из офисов дочернего банка крупной американской финансовой корпорации (Москва), учреждение ГУП «Моспроект-2» им. М.В. Посохина (Москва), учреждение ГУП «Москомархитектура» (Москва), один из офисов Московского представительства компании «Ниссан», подразделение DHL Logistics (г. Пушкино, Моск. обл.). Всего в опросе принимало участие 198 чел., производственный персонал, специалисты, линейные руководители — 191 человек, руководители высшего звена — 7 человек.

Для руководителей высшего звена был предложен экспертный блицопрос, нацеленный на выявление их мнения относительно наличия неформальных отношений с подчиненными и их влияния на рабочие взаимоотношения. Опрос удалось провести только среди 7 человек, занимающих высокие руководящие должности. Это связано, во-первых, с тем, что руководящих должностей подобного уровня в несколько раз меньше относительно основного и управленческого персонала организации, а во-вторых, как показала практика, среди руководителей намного сложнее проводить анкетирование, так как они с меньшим желанием и интересом принимают участие в различных опросах, в большинстве случаев в силу своей загруженности.

Для удобства оценки и сравнительного анализа мнений респондентов все опрошенные были разбиты на 4 группы: сотрудники «ИМС», сотрудники банка, сотрудники других западных компаний, сотрудники других российских компаний. Рассмотрим отношение основного персонала организаций к наличию неформальных отношений между коллегами.

Независимо от типа и направления деятельности компании, к которой принадлежат опрашиваемые сотрудники, общий характер оценок респондентами неформального общения между коллегами носит сильно выраженную положительную направленность: 90,05% опрошенных респондентов полагают, что нужно развивать и поддерживать дружеское общение с коллегами после работы. Так ответило 92% из группы «ИМС», 94% из группы «Банк», 87% из группы «Другие западные компании» и 75% из группы «Другие российские компании», т.е. подавляющее большинство. Общее распределение голосов всех респондентов наглядно представлено диаграммой 1.

Отношение респондентов к неформальному общению вне работы

Нужно ли развивать и поддерживать дружеское общение

с коллегами вне работы?

(% от численности всех респондентов)

Другие зап. Другие росс. Другие росс. Затруднилось ИМС «да» ИМС «нет» Банк «да» Банк «нет» Другие зап.

комп. «нет» комп. «да» комп. «нет» ответить комп. «да»

Неформальные отношения и эффективность совместной работы

Также 73% опрошенных однозначно считает, что неформальное общение с коллегами по окончании рабочего дня способствует совместной работе. Причем наибольшее количество положительных ответов дали сотрудники банка — 82,4% опрошенных из этой группы. Мы полагаем, что это объясняется тем фактом, что, во-первых, в этой компании приняты довольно открытые и свободные отношения как среди коллег одного уровня, так и с руководством, а во-вторых, с предоставлением банком разнообразных возможностей проведения совместного досуга с коллегами вне и после работы. Тем не менее в других группах ответ «да» выбрало более 60% респондентов. Только 24% полагают, что для совместной работы это не имеет никакого значения. Лишь 1 респондент из всего массива выборки высказался по этому вопросу, что неформальное общение может негативно влиять на рабочие взаимоотношения.

Более того, по мнению основного персонала, общение с коллегами не по работе облегчает рабочие взаимоотношения и способствует более эффективной работе, так ответило 67,95% респондентов, также больше половины опрошенных (58,64%) считает, что оно помогает влиться в коллектив, сплачивает коллектив, на третьем месте по популярности мнение, что общение не по работе улучшает отношение сотрудников к организации, — 32,46% опрошенных.

Опять мы видим, что больший процент опрошенных, который полагает, что общение не по рабочим вопросам с коллегами сплачивает коллектив и улучшает отношение сотрудников к организации, принадлежит группе «Банк».

Также наблюдается очень низкий процент респондентов, считающих, что общение не по рабочим вопросам может усложнять рабочий процесс (3,66% опрошенных) и никак не способствовать сближению и формированию коллектива (1,04%) (диаграмма 2).

Распределение мнений респондентов относительно

характера влияния неформального общения после работы

на рабочие взаимоотношения

(% от численности всех респондентов)

Другие Другие «Возможно» Затруднилось ИМС ИМС Банк Банк Другие Другие

росс. комп. росс. комп. ответить «способствует «не имеет «способствует «не имеет зап. комп. зап. комп.

«способствует «не имеет работе» значения» работе» значения» «способствует «не имеет

работе» значения» работе» значения

Помимо того, что более 90% респондентов уверены, что необходимо поддерживать общение с коллегами вне работы, 73,3% выделяет ряд преимуществ такого общения в следующем (таблица 1).

В чем вы видите преимущества общения с коллегами

после работы (% от численности)?

(% к численности
респондентов)

1. Возможность непринужденного, свободного общения с
коллегами в неформальной обстановке, обсуждение проблем

2. Помогает влиться в коллектив, наладить
взаимоотношения, сплотить коллектив

3. Развитие дружественных отношений

4. Помогает лучше узнать коллег, установить
взаимопонимание

5. Повышение эффективности совместной работы/облегчение
рабочих взаимоотношений/более быстрое решение вопросов

6. Общение по интересам

7. Получение новой информации/обмен опытом

8. Возможность снять стресс/повышение оптимизма/хорошо
провести время

Итак, полагаясь на мнение большинства сотрудников, мы можем заключить, что основное преимущество неформальных отношений заключается в следующем: возможность лучше узнать коллег и установить взаимопонимание; сплачивание коллектива и налаживание взаимоотношений; возможность свободного и непринужденного общения с коллегами; повышение эффективности совместной работы и облегчение рабочих взаимоотношений.

Учитывая также тот факт, что 54,45% опрошенных полагают, что неформальное общение с коллегами вне работы не влияет негативно на рабочие взаимоотношения, против 36,65%, которые считают наоборот, мы можем заключить, что неформальное общение между коллегами имеет определенно важное и главным образом позитивное значение для работы в целом.

Юрист обращает внимание

Светлана Воскобойник, юрист, эксперт журнала «Кадровик»

Работодателю, устанавливающему видеокамеры с целью пресечения неформального общения сотрудников, необходимо помнить, что Основным законом Российской Федерации закреплены права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную тайну, а также на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции РФ). При установке видеокамер необходимо также соблюдать правила хранения и использования отснятого материала. В противном случае вопрос о неправомерности установки и использования результатов видеосъемки может стать предметом судебного разбирательства.

Как уже отмечалось выше, ПВТР не должны ухудшать положение работника. Многие работодатели в борьбе за трудовую дисциплину применяют к своим сотрудникам штрафные санкции, что является грубым нарушением положений Трудового кодекса. В ст. 192 ТК РФ дается исчерпывающий перечень дисциплинарных взысканий: замечание, выговор и увольнение по соответствующим основаниям. Наложение работодателем штрафных санкций за нарушение ПВТР (трудовой дисциплины) является незаконным.

Неформальные отношения и совместное проведение досуга

Несмотря на подавляющее большинство положительных ответов респондентов относительно неформального общения вне работы, довольно неоднозначно распределились их предпочтения относительно совместного проведения досуга. Только 49,74% сотрудников ответили, что они выберут корпоративное мероприятие, 26,70% предпочли альтернативный вариант отдыха, 23,56% — затруднились ответить. Причем опять по 60% сотрудников, предпочитающих корпоративное мероприятие альтернативному варианту отдыха, относятся к группам «Банк» и «Другие западные компании», т.е. к тем компаниям, где корпоративные мероприятия и иные варианты совместного проведения досуга с коллегами больше распространены, нежели в российских компаниях (табл. 2).

Предпочтение к проведению совместного досуга вне работы

Источник:
Неформальное общение персонала
"Кадровик. Кадровый менеджмент", 2008, N 10 В современной практике и теории управления наблюдается тенденция распространения неформальных отношений в организации и даже их поощрения. Граница между ролями менеджеров и подчиненных постепенно становится более расплывчатой. Сотрудничество в организациях все чаще строится на неформальных связях, которые формируются на основе
http://hr-portal.ru/article/neformalnoe-obshchenie-personala

COMMENTS