Навязчивая мысль 4 буквы

Навязчивая мысль

Последняя бука буква «с»

Ответ на вопрос «Навязчивая мысль «, 4 буквы:
фикс

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова фикс

Вредитель Филеаса Фогга

Любой долгий напиток, который смешивается в разливном стакане и наливается поверх льда

Идея, которая никак не отстает

То же, что навязчивая идея

Объектив, не обладающий возможностью изменения фокусного расстояния

Идея у фанатика

Ставится укол, болтовня замирает, и через минуту терпило уже храпит в две дырки-пырки, открыв для заглатывания воздуха и рот, полный фикс.

Через несколько мгновений после того, как Фикс покинул курильню, двое слуг подняли крепко спавшего Паспарту и положили его на кровать, предназначенную для курильщиков.

Он с трудом стал собирать свои мысли и, наконец, припомнил все, что случилось накануне: признание Фикса, курильню и т.

Он видел, как зеки из одного только молодечества пришивают к своей шкуре ряды пуговиц или прибивают мошонку гвоздем к табурету, как ради больничной пайки глотают стекло и обвариваются крутым кипятком, как проигрывают в карты золотые фиксы и собственные задницы и как потом эти фиксы тут же извлекаются наружу при помощи плоскогубцев, а задницы идут в дело, после которого лагерному хирургу приходится в срочном порядке сшивать разорванные анусы.

Вначале пострадал Финогенов, который ринулся к забору в страшно вздрюченном виде, потом зацепило раскисшую Фиксу.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Источник:
Навязчивая мысль
Ответ кроссворда и сканворда: Навязчивая мысль. Первая буква ф. Вторая буква и. Третья буква к. Последняя бука буква с
http://xn--b1algemdcsb.xn--p1ai/crossword/1890231

Навязчивая мысль 4 буквы

навязчивая конструктивная мысль

• главная, основная мысль произведения

• мысль, которая осеняет далеко не всех

• мысль, намерение, план, замысел

• определяющее понятие, лежащее в основе теоретической системы

• основная мысль литературно-художественного или научного произведения

• понятие, представление, отражающее обобщение опыта и выражающее отношение к действительности

• среди главных трудов русского философа Николая Бердяева есть и «Русская . »

• то, чего нельзя объяснить идиоту, и то, чего из его башки ничем нельзя вышибить

• то, что лежит в основе любого начинания

• умствование, которое, как показала история, не дай бог, если овладеет массами

• созрела среди извилин

• мысль, претендующая на исключительность

• приходит на ум, а до того — витает в воздухе

• мысль хорошая и вовремя

• плод, созревший среди мозговых извилин

• она свежая у новатора

• продукт человеческого мышления

• мысль, готовая к воплощению

• основная линия сюжета

• что такое доминанта?

• она приходит при наитии

• внезапное понимание того, как поступить

• замысел, представление, намерение

• главная мысль, план, озарение

• внезапно осенившая мысль

• пришла в голову

• внезапная конструктивная мысль

• она бывает с приставкой «фикс»

• добыча «Мозгового штурма»

• Мысль, намерение, план

• Главная, основная мысль произведения

• Мысль, замысел, намерение

• Мысленный образ чего-нибудь, понятие о чём-нибудь

• добыча «Мозгового штурма»

• ж. лат. понятие о вещи; умопонятие, представленье, воображенье предмета; умственное изображенье. Мысль, выдумка, изобретенье, вымысел; намеренье, замысел. Идеология ж. мыслесловие, часть метафизики или психологии, рассуждающая о мышлении и мысли. Идеал м. мысленный образец совершенства чего-либо, в каком-либо роде; первообраз, прообраз, началообраз; представитель; образец-мечта. Идеаловый, к идеалу относящ.; идеальный, воображаемый, думный, мысленный; первообразный, прообразный или началообразный. Идеальность противоположна реальности, мыслимый первообраз насущному. Идеалист м. -тка ж. умствователь, кто увлекается несбыточными на деле выдумками; мечтатель, мнитель. Идеализм м. философия, основанная не на явлениях вещественного мира, а духовного или умственного. Наклонность человека к мечтательности этого рода

• она бывает с приставкой «фикс»

• среди главных трудов русского философа Николая Бердяева есть и «Русская . «

Источник:
Навязчивая мысль 4 буквы
навязчивая конструктивная мысль • главная, основная мысль произведения • мысль, которая осеняет далеко не всех • мысль, намерение, план, замысел • определяющее понятие, лежащее в
http://scanwordhelper.ru/word/38622/1/174922

Навязчивая мысль 4 буквы

Обсе?ссия (лат. obsessio — «осада», «охватывание») — синдром, представляющий собой периодически, через неопределённые промежутки времени, возникающие у человека навязчивые нежелательные непроизвольные мысли, идеи или представления. Человек может фиксироваться на таких мыслях, и при этом они вызывают негативные эмоции или дистресс, причём от таких мыслей трудно избавиться или управлять ими. Обсессии могут быть (но не обязательно) связаны с компульсиями — навязчивым поведением. Согласно современным представлениям, к обсессиям не относятся иррациональные страхи (фобии) и навязчивые действия (компульсии).

  • 1614 год — Феликс Платер сделал первое клиническое описание невроза навязчивых состояний (ОКР), в структуре которого были описаны, собственно, обсессии [1] .
  • 1834 год — Ж.-Э. Д. Эскироль , описывая больную ОКР, ярко описал обсессии наряду с компульсиями и фобиями[2] .
  • 1858 год — И. М. Балинский отметил, что у всех навязчивостей есть общая черта — чуждость сознанию, и предложил термин «навязчивое состояние» [3] .
  • 1860 год — Б. О. Морель предполагает, что причиной навязчивых состояний является нарушение эмоций. Описываются отдельные симптомы обсессивного синдрома.
  • 1866 год — Ж. П. Фальре-отцом (англ.) русск. впервые описаны навязчивые сомнения.
  • 1868 год — В. Гризингер описал ещё один отдельный вариант обсессий — бесплодное мудрствование [4] .
  • 1877 год — К.-Ф.-О. Вестфаль указал, что обсессии всплывают при незатронутом в других отношениях интеллекте и не могут им быть изгнаны из сознания. Он предполагает, что в основе навязчивых состояний лежит расстройство мышления, что совпадает с принятым на данный момент взглядом на обсессии [5] .
  • 1885 год — Ж. М. Шарко (а в 1892 году — Ж.-Ж.-В. Маньяном ) была описана ономатомания.
  • 1890—1892 — В. М. Бехтерев впервые применил успешную психотерапию при обсессиях [6] .

Систематизировать обсессии довольно затруднительно [7] . Против их классификации ввиду присутствия у одного больного чаще всего разных видов обсессий, нередко вместе с компульсиями и фобиями, выступали В. П. Осипов , Е. С. Авербух , В. А. Гиляровский и Е. А. Попов . Однако более общепринятой всё же была попытка их классифицировать [7] .

Обсессивные симптомы (с точки зрения физиологического принципа классификации психиатрических синдромов, основанного на рефлекторной дуге) относятся к расстройствам интрапсихической деятельности [8] (то есть к нарушениям в центральной части психической деятельности). В свою очередь, среди расстройств интрапсихической деятельности, обсессии, вместе со сверхценными идеями и бредом, попадают в подгруппу расстройств мышления (ассоциативного процесса) [9] .

Обсессивный синдром относится к продуктивным (позитивным) синдромам. Э. Крепелин , как и французская школа психиатрии, относил его к первой, наиболее лёгкой группе. В отечественной психиатрии, согласно А. В. Снежневскому , этот синдром относится к 3-му из девяти продуктивных кругов поражения [10] .

По К. Т. Ясперсу [11] (1913) обсессии делятся на:

  1. Отвлечённые (не сопровождаемые изменённым аффектом):
    1. Бесплодное мудрствование;
    2. Навязчивый счёт — арифмомания;
    3. Навязчивые воспоминания (некоторые случаи);
    4. Разложение слов на слоги.
  2. Образные (сопутствует тягостный аффект тревоги или страха):
    1. Навязчивые сомнения;
    2. Навязчивые влечения;
    3. Навязчивые воспоминания;
    4. Овладевающие представления.

По Ли Бэру обсессии можно разделить на 3 основные группы:

А. М. Свядощ, кроме принятой им классификации Ясперса в модификации Снежневского, разработал свою классификацию обсессий по патогенезу (1959):

  1. Элементарные — появляются сразу после сверхсильного раздражителя и этиология их для больного очевидна; сюда можно отнести, например, страх поезда после железнодорожной аварии, ятрогении;
  2. Криптогенные — этиология, а значит и механизм возникновения, неизвестны; однако, в отличие от диссоциативных расстройств, причина не забывается, а не принимается больным во внимание и может быть выявлена при каузальной психотерапии [13] .

По А. Г. Иванову-Смоленскому, обсессии делятся на две нерезко различающиеся группы:

  1. Навязчивые явления возбуждения: в интеллектуальной сфере — навязчивые идеи, представления, воспоминания, желания, ассоциации, в эмоциональной сфере — чаще всего навязчивые опасения;
  2. Навязчивые задержки, болезненные торможения, мешающие производить произвольные движения или при определённых условиях [14] . Впервые подобные явления описал ещё в 1905 годуС. А. Суханов[15] .

Согласно Ли Бэру (англ. Baer, Lee ) обсессии наиболее характерны для обсессивно-компульсивного расстройства. Если бы люди с обсессиями из США собрались вместе, они могли бы создать город, четвёртый по величине в стране после Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Чикаго [16] . Исследование 2007 утверждает, что 78 % пациентов с клинически установленным ОКР страдают от обсессий [17] . Из 50 взрослых больных ОКР 10-20 % имеют непристойные обсессивные половые влечения [18] . По другим данным 25 % из 293 пациентов с установленным первый раз ОКР имеют в истории болезни такие влечения [19] . При неврозах обсессии третьи по частоте после депрессивного и ипохондрического синдромов [20] .

На данный момент конкретный этиологический фактор обсессий неизвестен. Осложняет его поиск то, что они встречаются при разных психических расстройствах, чья этиология также точно не известна. Существует несколько обоснованных гипотез. Можно выделить 3 основные группы этиологических факторов [21] :

  1. Биологические[22] :
    1. Заболевания и функционально-анатомические особенности головного мозга [22] ; особенности функционирования вегетативной нервной системы[23] ;
    2. Нарушения в обмене нейромедиаторов — в первую очередь, серотонина и дофамина, а также — норадреналина и ГАМК;
    3. Генетические — повышенная генетическая конкордантность[24][22] ;
    4. Инфекционный фактор (теория PANDAS-синдрома).
  2. Психологические:
    1. Психоаналитическая теория;
    2. Теория И. П. Павлова и его последователей;
    3. Конституционно-типологические — различные акцентуацииличности или характера;
    4. Экзогенно-психотравмирующие — семейные, половые или производственные.
  3. Социологические (микро- и макросоциальные) и когнитивные теории (строгое религиозное воспитание, моделирование окружающей обстановки, неадекватный ответ на специфические ситуации) [22] .

Работа «Заметки об одном случае невроза навязчивости» Зигмунда Фрейда (1907, опубликованная в 1909) — первый описанный им случай психоанализа пациента с неврозом навязчивых состояний. По Фрейду, много ассоциаций, связанных с сексуальными переживаниями, остаются в бессознательном. Связанные этими ассоциациями с сексуальностью психические травмы или сильные переживания могут оказаться вытесненными, но продолжить влиять на поведение и психическую жизнь человека. Неврозы и их симптоматика (в частности обсессии) рассматриваются в психоанализе как результат такого влияния. Пытаясь вернуться в сознание, вытесненный психосексуальный материал замещается обсессивной симптоматикой. Согласно Фрейду, для любых неврозов (в том числе с обсессивной симптоматикой) основное этиологическое значение имеет детство с его сексуальными комплексами (например «эдиповым комплексом»). Если путём психоанализа вернуть в сознание связь обсессивных симптомов с этими комплексами, то симптомы исчезнут [25] .

Ученик З. Фрейда А. Адлер , основавший школу индивидуальной психологии, отрицал роль полового влечения, утверждая, что основа всех неврозов — конфликт между стремлением к могуществу и чувством неполноценности, то есть конфликт «Я» по Фрейду [26] . По отечественному учёному В. Н. Мясищеву в основе лежат нерешённые противоречия между личностью и действительностью.

По К. Г. Юнгу группы ассоциаций, связанных с общим аффектом, называются комплексами [25] . Они могут влиять на психические процессы. Отдельное представление комплекса, проникнувшее в сознание, может стать обсессией. Связанное с комплексом, оно не вступит в связь с другими представлениями и не исчезнет с ними из сознания, оставшись глубже его порога [25] .

При всей ценности данных гипотез, стоит отметить, что они описывают появление обсессий при невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройствах — психогенных процессах, в то время, как только частично раскрывают суть эндогенных процессов, например, шизофрении, а также эпилепсии и энцефалита.

По И. П. Павлову , невроз навязчивых состояний возникает у людей с разными типами высшей нервной деятельности [27] , но чаще — мыслительного «истинно человеческого типа» [28] .

Павлов считал, что у навязчивостей механизм общий с бредом [27] . В основе обоих лежит патологическая инертность возбуждения, образование изолированных «больших пунктов» очагов необычной инертности, усиленной концентрированности, чрезвычайной тоничности возбуждения с развитием отрицательной индукции. Инертный очаг возбуждения при навязчивости не подавляет возбуждение конкурирующих очагов, как при бреде. C инертностью связана невозможность волевого устранения обсессий, а также невозможность их подавить новым раздражителем, который оказывается слишком слабым для этого [29] .

В дальнейшем И. П. Павлов предполагал, что суть патофизиологии нарушения не в инертном возбуждении, а в лабильности торможения. В основе навязчивых богохульных мыслей у религиозных людей и навязчивого влечения к контрастному действию лежит ультрапарадоксальная фаза торможения в очаге патологически инертного возбуждения [30] . Так же считали его ученики М. К. Петрова и Ф. П. Майоров , несколько дополнив эти положения [31] . Сохранность критики к навязчивостям сохраняется из-за маленькой, по сравнению с бредом, интенсивности патологического возбуждения и, следовательно, меньшей силой и распространённостью отрицательной индукции.

А. Г. Иванов-Смоленский , ученик В. М. Бехтерева и сотрудник И. П. Павлова , утверждал, что обсессии — навязчивые идеи возбуждения [31] .

С. Н. Давиденков объяснял навязчивые сомнения инертностью и торможения, и возбуждения. По его теории, одновременно существуют несколько конкурирующих пунктов возбуждения, то есть оспаривающие друг друга побуждения к действию [31] . Развил эту теорию Жоузе де Кастро [32] . С. Н. Доценко установил у пациентов инертность возбуждения и лишь у незначительной части — инертность обоих процессов. М. И. Середина , утверждает, что очаг патологически инертного возбуждения вызывает в коре головного мозга пациента и отрицательную индукцию и запредельное торможение [14] .

Е. А. Попов , ученик И. П. Павлова , связывал кощунственные навязчивые мысли, контрастные влечения с ультрапарадоксальным торможением, когда возбуждаются центры, отвечающие за противоположные понятия. Он же считал, что навязчивые сомнения об удачно выполненных действиях связаны с наличием 2 пунктов возбуждения, и пункт сомнения, будучи «большим», подавляет «меньший» пункт, который отвечает за уверенность [33] .

М. М. Георгиевский , М. Б. Умаров и А. П. Лапите объясняли изменения характера, склонные для обсессий, ослаблением процессов в коре головного мозга и глубокой астенизацией ЦНС больных [34] . В основе астении при обсессиях, имеющих место при неврозах, в структуре которых они возникают, являются дополнительные «срывы» высшей нервной деятельности. Эти срывы возникают при перенапряжении силы и подвижности нервных процессов. Это возникает не столько при экзогенной реакции, сколько из-за эндогенной борьбы динамической структуры личности и патодинамической структуры навязчивости [35] . Этот процесс постоянной борьбы с обсессиями и ведёт к астении высших отделов мозга. Такие явления происходят при неврозах кроме психастении и являются временными, проходя с излечением. При психастении данные процессы не динамичны, они являются своеобразным «состоянием», «конституцией» [35] .

Теория И. П. Павлова и его последователей согласовывается с нейромедиаторной, однако первая описывает поражение мозга на организменном уровне, в то время как вторая — на субклеточном и молекулярном. Это естественно, если учесть, что в первой половине XX века данные о нейротрансмиттерах были очень скудными и касались в основном адреналина и ацетилхолина [31] . Кроме того, она объясняет возникновение обсессий при начальной стадии шизофрении, осложняющихся бредом. И. П. Павлов расценивал этот симптом как свидетельство ультрапарадоксальной фазы торможения коры головного мозга. По Павлову в основе патогенеза шизофрении присутствует запредельное охранительное торможение:

И. П. Павлов расценивал это как свидетельство ультрапарадоксальной фазы торможения коры головного мозга, присутствующее и при обсессиях с той разницей, что при бредовых состояниях большая, по сравнению с навязчивостями, интенсивность патологического возбуждения и, следовательно, меньшая сила и распространённость отрицательной индукции.

Однако, теория И. П. Павлова , разработав патогенез навязчивостей, не указывает этиологию процесса обсессий, а встречаются они при заболеваниях как эндогенной, так и экзогенной природы, то есть совершенно разного происхождения.

В основе личности людей с ОКР часто выступают ананкастные черты [37] .

Источник:
Навязчивая мысль 4 буквы
Обсе?ссия (лат. obsessio — «осада», «охватывание») — синдром, представляющий собой периодически, через неопределённые промежутки времени, возникающие у человека навязчивые нежелательные
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D1%81%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F

Навязчивая мысль 4 буквы

Навязчивые мысли — один из видов навязчивых состояний (обсессий). Термин «обсессии» иногда неправомерно применяется для обозначения одних только навязчивых мыслей, однако его значение гораздо шире.

Навязчивые состояния условно разделяют на навязчивости в интеллектуально-аффективной (фобии) и моторной (компульсии) сферах. Об условности этого деления свидетельствует то, что чаще всего в структуре обсессий соединены несколько видов навязчивостей.

Навязчивые мысли характеризуются теми же основными свойствами, которые, по определению В. П. Осипова (1923), присущи всем навязчивым явлениям вообще. Основные отличительные черты навязчивых мыслей выделены С. А. Сухановым (1912) и В. П. Осиповым (1923).

1. Навязчивые мысли непроизвольно и даже вопреки воле возникают в сознании человека. Сознание при этом остается непомраченным, ясным.

2. Навязчивые мысли не находятся в видимой связи с содержанием мышления, они носят характер чего-то чуждого, постороннего мышлению больного.

3. Навязчивые мысли не могут быть устранены волевым усилием больного. Больной не в состоянии от них освободиться.

4. Навязчивые мысли возникают в теснейшей связи с эмоциональной сферой, сопровождаются депрессивными эмоциями, чувством тревоги.

5. Оставаясь чуждыми мышлению в целом, они не отражаются на интеллектуальном уровне больного, не приводят к нарушениям логического хода мышления (С. А. Суханов называл навязчивые мысли паразитарными), но их наличие сказывается на продуктивности мышления, умственной неработоспособности больного.

6. Болезненный характер навязчивых мыслей осознается больным, к ним существует критическое отношение.

В. П. Осипов допускал, что при резкой выраженности навязчивых мыслей возможна утрата рассудительного к ним отношения и тогда навязчивые мысли и представления могут перерастать в бред. Д. С. Озерецковский (1961) пишет о том, что перерастание обсессий в бред наблюдается в отдельных случаях, поэтому его нельзя признать типичным явлением.

Основное отличие навязчивой идеи от бредовой — критическое отношение больного к навязчивым мыслям, остающимся чуждыми его мышлению, его личностной позиции. Навязчивые мысли непроизвольно вторгаются в психику больного, он их тяжко переживает, понимает их нелепость, но бороться с навязчивыми мыслями, противодействовать им в большинстве случаев не может, хотя и пытается от них освободиться.

Наиболее часто навязчивые мысли носят характер навязчивых сомнений. Больной постоянно сомневается в своих действиях, например, закрыл ли он, уходя из дому, дверь, выключил ли свет, закрыл ли воду и газ, сделал ли необходимую запись. Несмотря на то что больной понимает необоснованность своих сомнений и их болезненный характер, тем не менее он часто и многократно предпринимает проверку своих действий. Такого больного относительно нетрудно убедить в необоснованности его сомнений, но этим он не избавляется от них — навязчивые сомнения возникают вновь, иногда лишь меняется их объект, направленность.

Иногда навязчивые сомнения настолько аффективно насыщены, что приводят к появлению ложных воспоминаний.

Навязчивые мысли могут проявляться и в виде навязчивого мудрствования. В сознании больного при этом постоянно возникают зачастую бессмысленные, неразрешимые вопросы, например, кто сидел впереди него в трамвае, кого сегодня будет больше на улице — мужчин или женщин, что происходило бы в мире, если бы больной не существовал. Иногда отмечается своеобразный наплыв на вя зчивых мыслей-вопросов, который W. Jahrreiss (1928) определял как навязчивую скачку идей в форме вопросов. Контрастные навязчивые мысли характеризуются своим несоответствием ситуации, обстановке. Так, больной, будучи культурным и воспитанным человеком, испытывает стремление вслух выругаться в театре, рассмеяться во время высокопарной речи на юбилее и т. п. В этих случаях уместно говорить о навязчивых влечениях, которые обычно не реализуются.

Навязчивые страхи (фобии) характеризуются явным преобладанием в структуре навязчивости аффекта тревоги. Они всегда сопровождаются выраженной вегетодистонической симптоматикой, больной бледнеет, у него отмечаются дрожь, потливость, тахикардия.

Очень тягостно больные переживают навязчивый страх, боязнь заболеть каким-либо тяжелым и неизлечимым заболеванием (нозофобия). При этом различают канцерофобию (страх заболеть раком), кардиофобию (страх перед тяжелой болезнью сердца), сифилофобию (страх заболеть сифилисом). Нозофобия приводит к тяжелым ипохондрическим состояниям.

Своеобразное положе ние в группе фобий занимают дис морфофобии — мысли о мнимом внешнем уродстве. Они могут носить характер не только навязчивых, но и сверхценных и, чаще всего, бредовых идей.

G. Langfeldt (1951) с истематизировал все многообраз ные проявления фобий, разделив их на 4 группы:

1) фобии особых си туаций и общения, например акро фобия, агорафобия, антропофобия;

2) фобии опасности окружающего мира (айхмофобия, нозофобия, зоофобия);

3) фобии дисфункции того или иного внутреннего органа (эритрофобия, дефекациофобия);

4) фобии совершения насилия по отношению к самому себе или кому-либо другому (суицидофобия, гомоцидо фобия).

Навязчивые действия также очень разнообразны — навязчивый счет (аритмомания), стремление часто мыть руки, читать подряд все вывески на улице, произносить бранные слова (копролалия) и т. п. Сочетание навязчивых мыслей или страхов с навязчивыми влечениями к действиям обычно наблюдается в рамках обсессивно-компульсивного синдрома.

Навязчивые действия могут носить характер защитных, ритуальных. Больной определенным образом и определенное число раз прикасается к двери для того, чтобы не произошло несчастья с кем-либо из его близких. Хотя он и понимает нелепость своих ритуальных действий, но с их помощью добивается разрядки присущего фобиям мучительного аффекта, чувства тревоги, испытывает облегчение. Сочетание навязчивых мыслей и представлений, страхов с навязчивыми действиями типа ритуалов характерно для ананкастического синдрома. М. Е. Бурно (1974) образно говорит о том, что ананкаст весь в символических навязчивостях (ритуалах).

Исследуя навязчивые ритуальные симптомообразования, мы (В. М. Блейхер , Л. И. Завилянская, И. Я. Зави лянский, 1978) рассматриваем их как своеобразные меры психологической защиты. Особенно четко это выступает в рамках так называемых ананкастных развитии, описанных П. Б. Ганнушкиным (1933) и N. Petrilowitsch (1966), при которых ритуальные действия (ананказмы) носят сим волико-магический характер. Примером может служить следующее наблюдение.

Психотерапевтический анализ состояния больных с навязчивыми симптомами нередко обнаруживает, что навязчивая аритмомания скрывает за собой символически-магические представления и служит защитой от тревоги. «Магическое» в этих случаях — это количество повторений навязчивого ритуала. Цифрам 5, 7 и другим приписывается магическое значение, аналогично тому, как это обычно наблюдается у суеверных людей. Защита проявляется в том, что, выполнив ритуально-навязчивое действие, носитель навязчивости успокаивается, у него ликвидируется тревога.

В этих случаях мышление больных носит символический характер, основное отличие его от символически-бредового мышления заключается в том же, что и разница между навязчивостями и бредом. Первые характеризуются наличием критического отношения больных к своим переживаниям, тогда как в случаях бредовых состояний это критическое отношение утрачивается. Прочность символически-ритуальных навязчивостей — в их аффективной насыщенности и в том, что они приобретают характер фиксированных форм поведения (Г. В. Залевский, 1976).

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что деление навязчивостей на образные, с аффективным, обычно тягостным, содержанием и на отвлеченные, безразличные по своему содержанию, к которым относится и навязчивый счет, весьма условно. Анализ психогенеза невроза нередко позволяет отнести навязчивый счет к обсессиям, которым присуща выраженная аффективная подоплека.

Часто трудно установить непосредственную роль психогении в возникновении навязчивостей. Это послужило основанием разделения навязчивых состояний по их психогенезу на элементарные, при кот орых связь между психоге нией и возникновением обсессии лежит на поверхности, сразу же видна, и криптогенные, когда причина возникновения навязчивостей скрыта (А. М. Свядощ, 1959).

Символически-ритуальные действия иногда сложно соотносятся с породившей их причиной. Так, навязчивое мытье рук, ног, всего тела многократно в течение дня далеко не является результатом мизофобии (боязни загрязнения). Оно может носить символический характер и, как следствие смещения понятий, их подстановки, выражает стремление больного быть чистым от вины, греха. В таких случаях говорят о компульсивном неврозе умывания.

Навязчивые защитные ритуалы могут быть достаточно сложными. Так, выделяют навязчивое влечение к педантичности. Эти больные, страдая от компульсивного влечения к педантичности, свою повседневную жизнь превращают в расписанную поминутно стереотипную систему затверженных церемоний, начиная от утреннего вставания до вечернего туалета («ритуал спальни»).

Навязчивые ритуалы не единственный метод борьбы больного с мучительными навязчивостями. Иногда, особенно в начале заболевания, больные противоборствуют обсессиям, поступают вопреки им (Н. М. Асатиани, 1963; Н. К. Липгарт, 1978). Так, больной, страдающий страхом темноты, специально один заходит в темную комнату и старается пробыть там длительное время, не включая свет. Чаще больные стремятся избежать психогенной в плане фобических переживаний ситуации. Они пропускают в неосвещенную комнату впереди себя другого, при клаустрофобии стараются переходить через улицу с другим человеком, как бы ненароком беря его под руку. Н. К. Липгарт определяет эти варианты борьбы с навязчивостями как активную и пассивную защиту, относя к последней и ритуалы.

Навязчивые состояния наблюдаются главным образом при неврозе навязчивых состояний и психастении. В первом случае обсессии обычно носят более кратковременный характер и отличаются относительно большей податливостью лечению. Гораздо постояннее они в тех случаях, когда невротическое состояние возникает у психастенического психопата с присущим ему, по выражению С. А. Суханова, тревожно-мнительным характером. Невроз навязчивых состояний у этих больных возникает особенно легко и отличается стойкостью, протрагированностью обсессивной симптоматики.

Навязчивые состояния наблюдаются также и в клинике таких психозов, как шизофрения, маниакально-депрес с ивный психоз, эпилепсия, при некоторых органических поражениях головного мозга. Причем их специфичность определяется своеобразием характерного для каждого заболевания ведущего симптомокомплекса и особенностями их патокинеза, что будет показано в соответствующих разделах книги.

Изучение особенностей навязчивых состояний при эндогенных и органических психозах должно в первую очередь исходить из правильной клинико-феноменологической квалификации. Так, в клинике органической психопатологии навязчивости следует четко отличать от внешне сходных с ними насильственных явлений. Последние не зависят от характерологической почвы, в их генезе психогения не играет никакой роли. Лишь иногда насильственные явления могут усиливаться под влиянием психогенных моментов.

Типичным примером насильственных явлен ий может служить описанный Р. Я. Голант (1939) синдром насильственных мыслей и действий, наблюдающийся при постэнцефалитическом паркинсонизме. Для этого синдрома характерны приступы судорог взора, насильственное мышление, мысленное и речевое (палилалия) повторение отдельных слов и фраз, палиграфия (многократное повторение в письме одного и того же слова), насильственный смех и плач, эхолалическое повторение услышанных слов, насильственные движения, своеобразная назойливость, вязкость, прилипчивость (акайрия, по М. И. Аствацатурову, 1928). Насильственные явления, входящие в структуру этого синдрома, рассматриваются как выражение обусловленной органическим процессом персеверации с субъективным переживанием насильственности.

Патофизиологический механизм навязчивых состояний представляет собой образование очага патологической инертности раздражительного процесса в определенных участках коры большого мозга. Эта инертность протекания возбудительного процесса может быть результатом либо его перенапряжения, либо столкновения («сшибки») процессов возбуждения и торможения. Е. А. Попов (1940) подчеркивал значение для образования навязчивостей очага патологической инертности и гипноидно-фазовых состояний коры большого мозга. Гипноидное состояние меняет характер и силу реакций головного мозга, для которого в связи с этим оказываются значимыми даже незначительные раздражения или несильные столкновения процессов возбуждения и торможения.

В общности, сходстве патофизиологических механизмов навязчивых состояний и бреда Д. С. Озерецковский (1950) видел основание для возможности перехода обсессий в бред, хотя и отмечал редкость такого явления. Основное различие патофизиологических механизмов навязчивых мыслей и бреда видят в меньшей выраженности при первых силы застойного возбуждения и в меньшей в связи с этим распространенности отрицательной индукции. Этим объясняется сохранность критики к переживаниям у больных с навязчивыми состояниями. Патологической инертностью возбудительного процесса объясняется фиксированный характер, устойчивость навязчивых явлений. Возникновение особого рода обсессий, контрастных, хульных мыслей связывают с наличием в коре большого мозга явлений ультрапарадоксальной фазы.

Психопатологическое объяснение природы навязчивых мыслей длительное время служило поводом для дискуссии, в которой одни исследователи рассматривали навязчивости как первичное расстройство мышления, другие — основную роль в генезе навязчивого мышления придавали расстройствам аффекта, чувству неуверенности в себе, сковывающим мышление страхам.

Мы уже указывали, что нет никаких оснований для альтернативного подхода к решению этого вопроса. В образовании обсессий роль расстройств мышления и эффективности неразделима, совершенно невозможно одно из них выделить как первичное, основное. Застойность характерна не только для навязчивой мысли, но и для аффекта страдающего обсессиями больного. При навязчивом мышлении из-за застойности в протекании психических процессов больные лишены как сознания завершения мысли, так и аффективной разрядки, которая помогла бы им облегчить испытываемое эмоциональное напряжение.

Источник:
Навязчивая мысль 4 буквы
Научный центр психического здоровья — Psychiatry.Ru
http://ncpz.ru/lib/1/book/87/chapter/17

Навязчивая мысль 4 буквы

Обсе?ссия (лат. obsessio — «осада», «охватывание») — периодически, через неопределённые промежутки времени, возникающая у человека навязчивая нежелательная непроизвольная мысль, идея или представление. Человек может фиксироваться на таких мыслях, и при этом они вызывают негативные эмоции или дистресс, причём от таких мыслей трудно избавиться или управлять ими. Обсессии могут быть (но не обязательно) связаны с компульсиями — навязчивым поведением. По современному представлению страхи (фобии) и движения (компульсии) к обсессиям не относятся.

  • 1614 год — Феликс Платер сделал первое клиническое описание невроза навязчивых состояний (ОКР), в структуре которого были описаны, собственно, обсессии [1] .
  • 1834 год — Ж.-Э. Д. Эскироль, описывая больную ОКР, ярко описал обсессии наряду с компульсиями и фобиями [2] .
  • 1858 год — И. М. Балинский отметил, что у всех навязчивостей есть общая черта — чуждость сознанию, и предложил термин «навязчивое состояние» [3] .
  • 1860 год — Б. О. Морель предполагает, что причиной навязчивых состояний является нарушение эмоций. Описываются отдельные симптомы обсессивного синдрома.
  • 1866 год — Ж. П. Фальре-отцом (англ.) русск. впервые описаны навязчивые сомнения.
  • 1868 год — В. Гризингер (англ.) русск. описал ещё один отдельный вариант обсессий — бесплодное мудрствование [4] .
  • 1877 год — К.-Ф.-О. Вестфаль указал, что обсессии всплывают при незатронутом в других отношениях интеллекте и не могут им быть изгнаны из сознания. Он предполагает, что в основе навязчивых состояний лежит расстройство мышления, что совпадает с принятым на данный момент взглядом на обсессии [5] .
  • 1885 год — Ж. М. Шарко (а в 1892 году — Ж.-Ж.-В. Маньяном) была описана ономатомания.

Обсессивные симптомы относятся, с точки зрения физиологического принципа классификации психиатрических синдромов (основанной на рефлекторной дуге) к расстройствам интрапсихической деятельности [6] , то есть поражения её центральной части. В свою очередь в его структуре это — расстройство мышления (ассоциативного процесса), а именно – по содержанию, вместе со сверхценными идеями и бредом [7] . Сам же обсессивный синдром относится к позитивным (продуктивным). Среди них Э. Крепелин относил его к первой, наиболее легкой группе, как и французская школа психиатрии. В отечественной психиатрии А. В. Снежневский отнёс его к 4-му кругу поражения из девяти позитивных в их таблице соотношения [8] .

По К. Т. Ясперсу [9] (1913) обсессии делятся на:

  1. Отвлеченные (не сопровождаемые измененным аффектом):
    1. Бесплодное мудрствование;
    2. Навязчивый счет — арифмомания;
    3. Навязчивые воспоминания (некоторые случаи);
    4. Разложение слов на слоги;
  2. Образные (сопутствует тягостный аффект тревоги или страха):
    1. Навязчивые сомнения;
    2. Навязчивые влечения;
    3. Навязчивые воспоминания;
    4. Овладевающие представления;

По Ли Бэру обсессии можно разделить на 3 основные группы:

  1. Неуместные агрессивные мысли;
  2. Неуместные мысли о половом влечении;
  3. Богохульственные религиозные мысли [10] ;

Согласно Ли Бэру (англ. Baer, Lee ) обсессии наиболее характерны для обсессивно-компульсивного расстройства. Если бы люди с обсессиями из США собрались вместе, они могли бы создать город, четвёртый по величине в стране после Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Чикаго [11] . Исследование 2007 утверждает, что 78% пациентов с клинически установленным ОКР страдают от обсессий [12] . Из 50 взрослых больных ОКР 10-20% имеют непристойные обсессивные половые влечения [13] . По другим данным 25% из 293 пациентов с установленным первый раз ОКР имеют в истории болезни такие влечения [14] .

Обсессии могут проявляться в виде навязчивых образов, мыслей, страхов, желаний. Например, навязчивая мысль о собственной нечистоте. Обсессии часто ведут за собой компульсии — специальные «ритуалы», выполнение которых позволяет избавиться на некоторое время от навязчивой мысли.

— Орсон Скотт Кард. «Ксеноцид» (1991)

Обсессии могут быть у одного пациента как одного вида, так и одновременно нескольких. Появлятся они могут как внезапно — пароксизмально и быть кратковременными, так и исподволь и продолжатся хронически [15] .

Отличительные черты обсессий были выделены С. А. Сухановым (1912) и В. П. Осиповым (1923) и сформулированы В. М. Блейхером:

  1. Обсессии воспроизводятся сознанием против воли индивидуума, однако сознание при этом остается ясным [16] . Обсессии больной не может устранить волевым усилием [16] .
  2. Обсессии не связаны с содержанием мышления, а являются для него чуждыми [16] .
  3. Обсессии тесно связаны с эмоциями, особенно депрессивного характера и тревогой [16] .
  4. Обсессии не отражаются на интеллекте больного, в том числе на логических построениях [16] .
  5. К обсессиям сохранена критика [16] .

Бесплодное болезненное мудрствование — один из видов обсессий, характеризующийся пустым, бесплодным многословием, рассуждательством с отсутствием конкретных идей и целенаправленности мыслительного процесса с присутствием критического отношения к этому состоянию. Именно этим оно принципиально отличается от явления резонёрства. Чаще решаются вопросы взаимоотношения понятий метафизического, нравственного, религиозного и других характеров [4] . Пример хода мыслей больного, описанный изучавшим его автором Анри Легран дю Солем (англ.) русск. :

Henri Legrand du Saulle. Психическое расстройство сомнений (с бредом прикосновения) = La folie du doute (avec delire du toucher). — Париж: Adrien Delahaye, 1875. — С. 12.

Навязчивые воспоминания — явление, при котором возникает желание воспроизводить в памяти разные незначительные события [17] . Близким к этому является ономатомания — навязчивое воспроизведение слов.

Дифференциируют отвлеченные обсессии с ритуалами, которые принадлежат к компульсиям [17] [18] .

Навязчивые сомнения — вариант обсессий, при котором индивидуум не уверен в либо в правильности, либо в законченности на самом деле уже свершенных, причём, соответствующим образом, действий [17] . Если действие проверить возможно, больной будет это делать неоднократно (компульсия), если нет — долго с выраженным аффектом вспоминать алгоритм действия, не ошибся ли он на определённой стадии его исполнения.

Навязчивые опасения — явления тревоги о несостоянии сделать что-либо привычное, профессиональное и автоматизированное [17] . Дифференциировать их необходимо от фобий, хотя аффект тревоги может перейти в страх.

Навязчивые влечения — обсессия, при которой пациент хочет сделать бессмысленное, опаоное и непристойное деяние [17] . Так, ещё в XVII веке Ф. Платером была описана трактирщица, горячо любящая своего новорождённого ребёнка с влечением его убить [1] . Их необходимо дифференциировать от импульсивных действий. Отличаются они тем, что практически никогда не приводятся в исполнение. Есть только отдельные утверждения психиатров французской школы (Э. А. Леви-Валенси (англ.) русск. , 1948) о свершении таких влечений [19] .

Овладевающие представления — неправдоподобные или невероятные мысли о значимом для больного действительном событии.

Контрастные представления и хульные мысли — идеи, противоречащие мировоззрению и этическим установкам индивидуума. Ф. Платер описал «верного сына церкви», который при мыслях на религиозные темы представляет неприличные вещи [1] .

В структуре обсессивного синдрома почти всегда встречаются симптомы из сферы нарушений эмоций [15] . Особенно это характерно для образных навязчивостей. Тогда даже при умеренных обсессиях присутствует субдепрессивный фон с явлениями подавленности, чувством неполноценности и неуверенности. Также возможна астения, в том числе с явлениями, похожими на неврастению: раздражительность или раздражительная слабость. На высоте обсессий возможна ажитация и тревожно-депрессивный аффект.

Разные расстройства восприятия встречаются при обсессиях с разнообразной частотой. Так, неотъемлемым симптомом при навязчивом синдроме являются элементы деперсонализации [15] . Однако на высоте обсессий могут встречатся галлюцинации [15] . Хотя чаще они встечаются при тяжелых фобиях, по современным представлениям в обсессивный синдром не входящим, они могут встречатся при навязчивостях в форме хульных мыслей в виде картин циничного содержания и при навязчивых влечениях в виде картин совершаемого действия и его последствий [15] . Они называются галлюцинатрными обсессиями и классифицируются как псевдогаллюцинации Кандинского. Описали их Ж. Сеглас (англ.) русск. в 1892 и 1895; А. Питрес и Э. Пегис в 1897 и С. А. Суханов в 1904.

Пароксизмальные обсессии могут сопровождаться побледнением или покраснением кожи, тахикардией, брадикардией, холодным потом, одышкой, усиленной перистальтикой, полиурией, головокружением и обморочным состоянием.

Обсессивные симптомы характерны для обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР) и ананкастного расстройства личности, а также могут встречаться при посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), тревожном неврозе, расстройствах приёма пищи и психотических явлениях [12] .

Чаще обсессии встречаются именно при невротических, связанных со стрессом и соматоформным расстройствам. Однако, они могут входить в группу аффективных расстройств, чаще депрессии [20] . При этом они могут либо входить в её структуру, либо быть её эквивалентом. Пациенты с клинической депрессией могут переживать более интенсивные обсессии, причём рассматривать их как заслуженное наказание за свои грехи. Их стоит дифференциировать с суицидальными мыслями, так как последние могут быть опасны для жизни [21] .

Часто нежеланные мысли о принесении вреда своему ребёнку возникают при постнатальной депрессии [22] . Исследование 1999 65 женщин с большой постнатальной депрессией Екатериной Виснер с соавторами установило, что наиболее распространённое навязчивое агрессивное влечение было принести вред новорождённым [23] .

Источник:
Навязчивая мысль 4 буквы
Обсе?ссия (лат. obsessio — «осада», «охватывание») — периодически, через неопределённые промежутки времени, возникающая у человека навязчивая нежелательная непроизвольная мысль, идея или
http://wreferat.baza-referat.ru/%D0%9D%D0%B0%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D1%87%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D1%8F

COMMENTS