Особые отношения

Ваш браузер не поддерживается

Ждёт критики:

  • Ждёт критики на 1200 переходов — скидка 25% продлится ещё 21 час 54 минуты

Но прежде чем девушка успела хоть что-то ответить он коснулся губами её губ. Легко, нежно, почти невесомо, но вызвав этим бурю эмоций внутри Ледибаг.

— А теперь хочешь поговорить об «особых» отношениях, моя Леди?

А он смотрит на неё с такой надеждой, но её сердце уже занято. Занято Адрианом, который никогда на неё и не взглянет, пока она не превратится в «его Леди». А она просто смеется над котом, но если бы она только знала.

А пока остается только с тоской смотреть на него, не осознавая, что перед ней Кот.

Она снова окрыленная идет в школу, ожидая встречи с ним, но прекрасно зная, что больше приветствия ей ничего не светит. И, в принципе, только она одна виновата в его равнодушии к ней, ведь Маринетт, сама того не зная, отшивает своего возлюбленного раз за разом.

— О, ну давай же, моя Леди!

— Нет, Кот, я хочу кое-кого пригласить сходить со мной в. — Она застенчиво чешет затылок и улыбается. — Не важно.

Нуар вздыхает. Снова. Пятый раз за неделю она отклоняет его приглашение!

— Знаешь что? Ты пойдешь со мной в пятницу, и это не обсуждается, моя Леди!

ЛедиБаг приподнимает брови и немного хитро щурит глаза.

— А если я не согласна? — Она подходит ближе и почти касается носиком кончика его носа.

— Ты идешь со мной, и это не обсуждается. — строгим тоном говорит котик, стараясь не потерять голову от её близости. — Ты. Идешь. Со мной. В пятницу. Ночью. На вершине Эйфелевой башни. Упс! — он глянул на кольцо. — Мне пора. Буду ждать, моя Леди.

Говорит кот и уносится в ночь. А на лице девушки сияет самодовольная ухмылка.
«Глупый кот». — думает она.

— Привет, Адриан! — Маринетт нервно помахала выходящему из машины парню.

— О, привет! — кивнул он в ответ и нагнал её. — Ну как? Готова к выходным?

Она неловко почесала затылок. Выходные. А будут ли они у неё?

— Кстати о выходных, — девушка немного зарделась. — Ты. ты. эм. Не хотел бы. Ну. Сходить со мной. В кино. сегодня?

— Прости, Маринетт, но конкретно сегодня я не могу. У меня уже есть планы на этот день.

— Оу. Ну. Эм. Ладно, — брюнетка неуверенно улыбнулась, подходя к своему шкафчику.

— Ой, да вы посмотрите, кто это здесь? — Подлетела к ней Аля, едва Адриан скрылся. — Ты что и вправду разговаривала с ним? Весь путь от входа до шкафчиков?

Маринетт тихо засмеялась, кивая.

— Ого! Да это же целых пять минут! Это рекорд, — подруга подмигнула ей. — Но, думаю нам стоит поторопиться. Пойдем!

Уроки тянулись долго. Очень долго. Адриан подумывал уже сбежать домой и начать готовиться к предстоящему вечеру, который «его Леди» согласилась (ну, формально) провести с ним. Наконец долгожданный звонок прозвенел и блондин быстрее всех выбежал из аудитории, на прощание пожелав всем удачных выходных. Его-то выходные точно пройдут удачно.

— Плагг, как я выгляжу? — приглаживая волосы и критично осматривая себя в зеркале, спросил парень.

— Ошшень хорофо, — жуя очередной кусочек сыра ответил квами.

— Ну, думаю пора превращаться.

Парень оглядел себя в обличье кота: ему так определенно лучше.

Он тихонько приоткрыл окно и выскользнул навстречу ночному Парижу.

— Маринетт, не думаю, что стоит использовать свои силы на такую ерунду. Кот может и подо.

— Тикки, нет времени. Трансформируй меня!

Маринетт была невероятно зла, точнее, нет. Она была невероятно расстроена. Адриан уже пригласил кого-то другого! Она как всегда опоздала. Ну хотя бы Кот её ждет.

Перепрыгивая с крыши на крышу, девушка совсем скоро оказалась на вершине Эйфелевой башни. Надо отметить, что с такого ракурса открывался потрясающий вид на ночной Париж. У девушки перехватило дыхание.

— Уже пришла, моя Леди, — бесшумно появился за её спиной Нуар.

Ледибаг постаралась правдоподобно улыбнуться, когда он развернул её к себе, приобнимая за плечи, но.

Девушка неопределенно повела плечами, потупив взгляд, и отвернулась. Тысячи огней горели под ними, но это не приносило счастья или удовольствия. Несмотря на то, что Кот стоял прямо за ней, Маринетт чувствовала себя одиноко. Она тяжело вздохнула.

— Знаешь, Кот, есть один такой парень. Он мне очень нравится, — парень задержал дыхание, настроение стремительно падало. — Но я либо боюсь его пригласить куда-нибудь, либо у него уже не хватает на это времени.

Она снова тяжело вздохнула и положила руки себе на плечи.

— Он такой классный! Очень умный, фотомодель, занимается фехтованием, да и вообще, он просто милашка, — девушка мечтательно прикрыла глаза.

Нуар медленно-медленно начал собирать всё по кусочкам. Она говорила о ком-то знакомом.

— Ну что ж, а как он выглядит? — обойдя девушку, Кот посмотрел ей в глаза.

— У него большие зеленые глаза и пшеничные волосы, в вечном беспорядке.

Быть может, если бы она не была так влюблена, то возможно, заметила бы, что у Кота такие же большие зеленые глаза и волосы тоже в вечном беспорядке, но нет.

Она ничего не заметила.

Оба стояли в тишине, смотря на тысячи ярких звезд, думая о совершенно разных вещах. В каждой звездочке она видела своего возлюбленного. Везде мерещилось ей, будто зеленые глаза наблюдают за ней. И хотя смотреть на Ледибаг было приятно (а еще приятнее сознавать то, что он ей небезразличен), Котику это давно уже надоело.

— Давай потанцуем? — предложил он, галантно протягивая ей когтистую лапку.

Маринетт недоверчиво посмотрела на него, но руку все-таки приняла.

— И-и-и-и, под какую музыку мы будем танцевать? — приподнимая одну бровь, поинтересовалась девушка.

— Ах, да! Чуть не забыл! — котик щелкнул себя по лбу и достал телефон, из которого через минуту полилась мягкая музыка.

Нуар положил руки девушке на талию, а та, в свою очередь, обняла его за шею.

— Так значит, вы знакомы с ним лично? — Адриан решил наступать медленно.

— Ну-у-у-у, — кружась под рукой парня неуверенно начала Маринетт. — Мы часто видимся, но не думаю, что он меня замечает.

Она снова тяжело вздохнула, понимая, что, возможно, делает партнеру неприятно.

— Послушай, Нуар, ты правда очень-очень милый, но так получилось что, ты нравишься мне просто как друг.

— Ты хочешь поговорить о наших «особых» отношениях, моя Леди? — поигрывая бровями спросил парень.

Брюнетка не смогла сдержать глуповатую улыбку, ползущую по её лицу.

— Какой же ты всё-таки дурачок! — еле сдерживая смех произнесла она. — Ты ведь знаешь, что мы партнеры и друзья, верно? И в этом нет ничего плохого. Мне нравится Адри. — Она снова неловко почесала затылок и улыбнулась, не понимая, что только что осчастливила Кота больше, чем кто-либо и когда-либо. — Один парень, а тебе. Тебе наверняка тоже кто-нибудь нравится.

На этот раз глупая улыбка застыла на губах у парня.

— Да. Ты, моя Леди, — парень положил свой подбородок на её макушку.

Он больше не лез к ней с вопросами, Нуар добился того, чего хотел, он буквально выбил из неё признание, поэтому сейчас просто наслаждался тихой музыкой и танцем с самой лучшей девушкой на свете.

Она доверчиво смотрит ему в глаза и улыбается, пока он кружит её в танце.

Нет, они не на балу, не в 19 веке, не на дискотеке и не на танцполе. Они на обычной крыше, танцуют под какую-то ненавязчивую мелодию. Её глаза сияют и он не может оторваться ни на секунду. Из песни, тихо исходящей можно расслышать: «Малыш, я буду любить тебя, я люблю тебя, я люблю тебя. » и он думает о том же, но не говорит. Всё и так понятно.

Сейчас как-то наплевать, что действие Волшебных Камней скоро закончится. Важен лишь он, она, и никто больше. Важны лишь эти волшебные минуты вместе, важно то, как сияют её глаза, как её нежная улыбка не покидает лица. И Кот готов отдать что угодно, лишь бы эта улыбка осталась там навсегда. Что бы ни случилось, пускай она всегда будет счастлива.

Они ведь обычные пятнадцатилетние подростки, правда супергерои по совместительству, но так ли это важно?

Ледибаг тихо смеется, когда он наклоняет её, придерживая за талию, слегка нависая над ней.

«Будь моим Валентином» — последняя строчка песни.

На последней минуте Адриан закружил Маринетт, а затем придерживая её за талию, навис над ней.

— Моя Леди, хочешь узнать один секрет? — он бросил мимолетный взгляд на своё кольцо, давая Плаггу мысленный сигнал.

Но прежде чем девушка успела хоть что-то ответить он коснулся губами её губ. Легко, нежно, почти невесомо, но вызвав этим бурю эмоций внутри Ледибаг. Она прикрыла глаза от удовольствия, а когда открыла вскрикнула.

Адриан. Её любимый Адриан поддерживал её за талию и усмехался, а глаза его озорно поблескивали.

— А теперь хочешь поговорить о наших «особых» отношениях, моя Леди?

Источник:
Ваш браузер не поддерживается
Ждёт критики: Ждёт критики на 1200 переходов — скидка 25% продлится ещё 21 час 54 минуты Но прежде чем девушка успела хоть что-то ответить он коснулся губами её губ. Легко,
http://ficbook.net/readfic/3829861

Ваш браузер не поддерживается

Ждёт критики:

  • Ждёт критики на 1200 переходов — скидка 25% продлится ещё 21 час 53 минуты

курящий Ньют имеет место быть. аушное ау,которое я начинала бодро и вдохновенно,а заканчивала кое-как.
и вообще,я не знаю,что это такое и что с этим делать

название появилось благодаря книге Джоди Пиколт

— Не пялься, — уже в третий раз за последние полчаса прошипел Минхо, и ткнул Томаса в бок свободной рукой. Другой он отчаянно, как утопающий за соломинку, цеплялся за поручень, но, так как автобус швыряло из стороны в сторону, словно водитель твердо решил довезти до конечной остановки одну большую отбивную из человечины, толку от этого было мало.

Томасу, зажатому между двумя пышными дамами, которым давно пора было ездить на такси, повезло немногим больше. С одной стороны — его не бросало по всему салону, а с другой — дамы пыхтели, как озлобленные бегемотихи и напирали с двух сторон, явно намереваясь выдавить из него жалкие остатки хорошего настроения.
Но и это было не самым страшным.
Прямо напротив Томаса, спиной к нему и Минхо, сидел парень и уже почти пятнадцать минут внимательно изучал странные фотографии, на которых были запечатлены разные внутренние органы во всей своей красе. Сердце, печень, легкие. Это в паре с душным салоном и постоянной тряской давало вполне ожидаемый результат.

Минхо синел, бледнел, зеленел и грозился выблевать собственный желудок, если этот любитель расчлененки не прекратит рассматривать свои сокровища.
Томасу было все равно. В университете он горбатился на профессора антропологии, а у того в кабинете можно было найти кое-что похлеще, чем просто безобидные фотографии.
Он пытался рассмотреть лицо незнакомца, увлеченного анатомией, но тот так уткнулся в свои конспекты, что можно было любоваться только его затылком и длинными пальцами, которыми он нервно мял страницы тетрадей. Томас вертелся, вытягивал шею, но получал только тычки от Минхо и неодобрительные взгляды тучных дам, а незнакомец доставал все новые и новые изображения, испытывая выдержку всех пассажиров.

Когда он извлек звезду своей коллекции — фото человека в разрезе — все, стоявшие рядом, заволновались не на шутку, а Минхо из зеленого превратился в какого-то полосатого и выразительно приставил ко рту два пальца.
Томаса по-прежнему ничего не смущало, но по виду остальных можно было сделать вывод, что только он один и привычен к такого рода картинам. Нужно было действовать быстро, пока кого-нибудь особо чувствительного не вывернуло наизнанку прямо в битком набитом автобусе, поэтому он наклонился к парню, стараясь не потерять равновесие и не свалиться ему на шею.

— Извините, — от незнакомца пахло сигаретами и домашними кексами, — вы не могли бы позаниматься в другом месте? Людям плохо.

И в этот момент водитель автобуса лихо закрутил особенно крутой поворот, от чего люди повалились друг на друга, а две дамы так сжали Томаса, что он не устоял и полетел прямо на парня с фотографиями и конспектами. Он уткнулся носом ему в шею, одной рукой уперся о спинку сидения, а другой о чужую коленку и только так смог приостановить падение.
Запах сигарет стал более резким, а свитер с высоким горлом больно колол нос. Он мог бы еще долго находиться в такой позе, наплевав кто там что подумает — ему удобно первый раз за всю поездку! — но его руку стряхнули с колена, а чужой голос насмешливо прозвучал над самым ухом:

— Ньют, — и, так и не дождавшись внятного ответа, решил любезно пояснить: — Лучше, чтобы мы знали имена друг друга, прежде чем ты решишь усесться ко мне на колени. Как зовут тебя?

Томас вдруг с ужасом почувствовал, что начинает краснеть, и не нашел лучшего выхода из этой идиотской ситуации, чем пробормотать извинения и начать пробиваться к выходу, бросив Минхо на растерзание толпы, хотя его остановка была едва ли не самой последней. Но, прежде чем выйти из автобуса, он все-таки оглянулся и напоролся на внимательный взгляд этого парня.

Томасу было как-то не по себе весь оставшийся день. Он уронил скелет, который профессор любил, как родного сына, заблудился в коридорах, которые всегда напоминали ему лабиринт, и, в конце концов, послал все свои обязанности далеко и надолго, и просто сбежал, мечтая сейчас оказаться дома и не выходить оттуда дня два, а то и больше.
На выходе он немного задержался, роясь в карманах и пытаясь понять: хватит ли ему денег на проезд. Он как раз боролся с последней монеткой, которая никак не желала являться на свет, как вдруг почувствовал, что кто-то стоит прямо за его спиной и повернулся, чуть не врезав локтем Ньюту прямо промеж его наглых глаз. Но тот отскочил так резко, что Томас засомневался: смог бы он достать его, если бы даже захотел?
Они несколько секунд стояли молча и пялились друг на друга, пока Ньют не отвернулся и не похлопал себя по карманам.

— Ты тоже тут учишься? — спросил он и предложил Томасу сигарету из полупустой пачки, он послушно взял одну, хотя не курил.
— Я здесь работаю, — ответил он, пытаясь получше рассмотреть своего собеседника.

Встрепанные ветром светлые волосы, какое-то слишком хрупкое телосложение и синяки под глазами, которые четко давали понять, что он-то тут точно не работает, а гнет спину над учебниками, как прилежная первоклассница.
Ньют выпустил колечко дыма и поднял глаза на небо.

Он не был похож на Минхо, который в первую же минуту знакомства умудрился напихать в Томаса столько информации, что она у него через уши лезла, который вечно говорил одно, а имел в виду совершенно другое и который один раз спрыгнул со второго этажа на спор.
Он выглядел спокойным и взрослым, хотя, скорее всего, был младше Томаса на пару лет. Он выдыхал дым красивыми кольцами и разговаривал с ним о погоде, словно был его другом, а не незнакомцем из автобуса, который даже имени его не знает.

— Томас, — Ньют удивленно посмотрел на протянутую руку и усмехнулся, протягивая свою в ответ. Его ладонь была вся исписана формулами, словами и цифрами, и Томас рассматривал все это до тех пор, пока Ньют не шевельнул пальцами, напоминая, что именно он должен сделать.

Домой они шли вместе, потому что оказалось, что живут в одном районе, а денег на проезд Томасу все равно бы не хватило. Он шел, засунув руки в карманы, и слушал голос Ньюта. Не его рассказ о том, какой же все-таки преподаватель по анатомии козел и не то, что он недавно переехал на новую квартиру, а именно его голос.
Он был тихим, но мог звучать то громче, то еще тише, и его не покидала мысль, что он бы охотно послушал стихи в исполнении своего нового знакомого.
Томас рассматривал его профиль совершенно открыто, ведь рядом не было Минхо, который бы зашипел свое коронное «не пялься» и ткнул его в бок, а Ньют болтал о всякой ерунде и старательно делал вид, что ничего не замечает.

— Мне нужно еще заскочить кое-куда, — заявил он, когда они уже почти были на месте, и Томас едва удержался, чтобы не ляпнуть «куда», он даже губу прикусил на всякий случай и только небрежно кивнул в ответ.

Ньют похлопал его по плечу и быстро зашагал прочь, не оборачиваясь и как-то странно припадая на одну ногу. И отлично. А то, обернувшись, увидел бы, как кое-кто задумчиво провожает его глазами до тех пор, пока он не исчез за углом.
Томас, который еще совсем недавно мечтал поскорее попасть домой и не высовывать нос на улицу как можно дольше, проторчал возле подъезда довольно долго, надеясь, что Ньют вновь покажется на дороге и он сможет узнать, где же он живет. В конце концов, он совсем промерз на холодном осеннем ветру и стал неторопливо подниматься по ступеням. Образ нового знакомого не выходил у него из головы.

Оказавшись дома, он как на автомате проглотил пару бутербродов, предусмотрительно слепленных еще утром, бросил тарелку в раковину, решив, что приберет все завтра, потому что все, на что он был способен сейчас — это ходить, шатаясь, натыкаться на углы, думать о сегодняшнем дне и вспоминать тот неловкий случай в автобусе.
Ему пять раз звонил Минхо, но Томасу становилось плохо всякий раз, когда он представлял, как друг будет на него орать за то, что он бросил его одного в автобусе, поэтому он подпевал мелодии, стоящей на звонке, но трубку не брал. Он пропустил еще два звонка и заснул, так и не дождавшись третьего.

Разбудил его стук в дверь. Часы показывали половину второго ночи и что-то подсказывало, что порядочные люди в такое время сидят дома, а не ломятся в чужие квартиры.
Томас крался к двери, как ниндзя, прислушиваясь к каждому звуку. За окном шумел дождь, ночной гость выстукивал какую-то мелодию, изредка пуская в дело ноги, иногда что-то выкрикивал и невнятно ругался.

— Кто там? — вежливо поинтересовался Томас. В ответ завопили что-то вроде «открывай» и «это срочно».

Его взяло только вот это «срочно», так бы он никогда не вздумал интересоваться, кого же это принесло на ночь глядя.
Он щелкнул замком и приоткрыл дверь. Удивился и распахнул ее настежь. На пороге стоял Ньют, мокрый до нитки, будто попал под сильный дождь, прижимал к груди такого же мокрого черного кота и смотрел на Томаса так, словно он ему этот ливень и наколдовал.

— И снова здравствуй, Томми. Ты меня затопил, — сказал он и все сразу же встало на свои места.

Шум дождя, под который так сладко спалось, — это и не шум дождя вовсе, это вода, льющаяся через край раковины. Теперь понятно, почему Ньют смотрит на него, как на врага народа, он вполне справедливо может двинуть ему по лицу, чтобы в следующий раз память не отказывала. Но вместо этого он сунул Томасу в руки кота, который явно был в шоке и еще не пришел в себя, отодвинул его с порога и пошлепал в кухню, где вода тут же прекратила шуметь.

— Меня залило прямо в постели, — закричал он оттуда, — и я сразу подумал, что это дело рук какой-нибудь престарелой тетушки с провалами в памяти, но никак не твоих.
— Ты только переехал? — Томас запоздало удивился.
— И ты первый поздравил меня с новосельем, Томми.

Томми. Вот, что было не так. Его даже Тереза — подруга детства — называла коротко — Том, а тут появляется этот парень и сразу же сокращает его имя до милого и ласкового.
Он пару раз повторил про себя это «Томми» и невольно улыбнулся.

Квартира Ньюта больше напоминала промокшую картонную коробку: обои сморщились, ковры неприятно хлюпали под ногами, и стоял неприятный запах сырости.
Ньют бегал из комнаты в комнату, охал, причитал над испорченными конспектами, метал в сторону Томаса яростные взгляды, и собирал уцелевшие вещи.
Виновник погрома скромно топтался у стены, чувствуя себя неимоверно виноватым. Он хотел как-то помочь, замять свою вину и, глядя на разоренное жилище Ньюта, вдруг принял решение.

— Ты можешь пожить пока у меня, — предложил он.

Ньют прекратил носиться туда-сюда и замер.

— Тебе не будет неудобно?

Нет, все-таки он удивительный! Его самым наглым образом затопили, испортилось множество вещей, а он еще не хочет стеснять виновника всего этого своим присутствием. Где вообще таких берут?
Томас опять почувствовал, что начинает краснеть, поэтому вместо ответа подхватил один из ящиков с уцелевшими вещами и потащил его к себе.

Когда они перетащили все необходимое и привели обе квартиры в относительный порядок, уже начинало светать. Ньют пришел в ужас и паниковал до тех пор, пока Томас не уложил его в постель насильно, заявив, что лучше поспать пару часов, чем вообще не спать. Он дал ему свою старую футболку, вместо его мокрой, и Ньют отрубился моментально, едва его голова коснулась подушки. Черный кот, который, обсохнув, превратился в нечто круглое и пушистое, нагло устроился у него на спине, проигнорировав свободное место рядом.
Томас смотрел на эту картину до тех пор, пока сам не уснул.

Утром они чуть не опоздали на автобус, потому что Ньют категорически отказывался идти куда-либо без новой пачки сигарет, и стоял в очереди до победного, пока Томас заговаривал зубы водителю автобуса, решив не дать тому уехать любой ценой.

Они сели рядом и спустя пять минут Ньют снова уснул, удобно устроив голову на плече Томаса. А он сидел, отчаянно борясь с прилипчивым сном, и слушал его дыхание. Правда, в конце концов, он сдался и их спасло только то, что автобус затормозил так резко, что они оба чуть не полетели головой вперед.
Возле университета Томас вручил Ньюту запасной ключ от своей квартиры и номер телефона, а он похлопал его по плечу, улыбнулся и ушел, оглядываясь через шаг, прекратив это только тогда, когда чуть не сшиб с ног какого-то недокормленного первокурсника.
Томас закатил глаза, изо всех сил стараясь не улыбаться во весь рот, как идиот.

Профессор зверствовал. Он ревел, как раненый медведь, когда его помощник уронил кусок мела, разбив его на два кусочка поменьше, орал на запуганных студентов в два раза громче и заставлял бегать за кофе каждые двадцать минут.
Томасу хотелось ругаться и скандалить, а еще швырнуть в этого старого зануду пластиковыми костями, но он проявлял чудеса терпения, позволяя себе лишь корчить выразительные рожи за спиной профессора. Досталось и Минхо, который забежал к Томасу узнать, жив ли он и что вообще происходит, вместо вопросов он лишь подозрительно посмотрел на друга и покачал головой.
От нервного срыва Томаса спас только Ньют, который проходил мимо по коридору во время одного из перерывов, зевая и пошатываясь. Он даже не стал возражать, когда его схватили за локоть и поволокли к выходу из этого ада на земле.

Томас держал его за руку, когда они шли к остановке, держал, когда ловил такси, не отпускал и тогда, когда они ехали домой. К нему домой.

— У меня была еще одна лекция, — вяло заявил Ньют перед дверями квартиры, упираясь лбом в стенку и ожидая, пока Томас разберется с замком. — Ты меня нагло похитил, Томми.

Ответ был грубоватым, но четко давал понять, куда могут идти эти лекции вместе с агрессивно настроенными преподавателями.
Ньют соглашался, зевал и ерошил его волосы, называя этим ласковым именем, а Томасу впервые было так спокойно рядом с человеком, которого он знает несколько дней.

Они смотрели по телевизору какие-то идиотские передачи про диких животных, потому что Ньюту нравилась фоновая музыка, они обклеили стены теми самыми фотографиями, от которых некоторые пришли бы в ужас, потому что так легче было запоминать все названия, Ньют пытался причесать своего черного кота, которого, почему-то, называл Лаем, но получил расцарапанные ладони и укушенный палец.
Томас ронял скелеты, путал локтевую кость с бедренной и приносил профессору кофе с двумя ложками сахара вместо двух с половиной.
Он чувствовал себя где-то между небом и землей, когда возвращался домой после рабочего дня и видел чужие ботинки на пороге.

Ньют обычно сидел в кухне и курил в форточку, но при виде Томаса улыбался, выбрасывал окурок, махал руками, пытаясь разогнать едкий дым, и спрашивал, как прошел его день.
«Хреново, потому что ты ответил только на пять моих сообщений из пятнадцати.»

Ньют читал на латыни громко и выразительно, а Томас подвывал дурным голосом и серьезно заявлял, что из него только что изгнали демона.
Ньют курил и жарил блинчики по утрам, половина из которых так и оставалась на сковородке, а другая половина, которую удавалось отодрать, выглядела еще более жалко. Кот Лай презрительно отворачивался и чихал, когда ему предлагали это попробовать.

— Ты мне нравишься, Томми, — сказал как-то Ньют, отрываясь от своих конспектов и учебников. — Это странно, но я рад, что мою квартиру затопил именно ты.

Томас мог сказать, что ему нравится в нем многое. Ему нравится его голос, его привычка закусывать губу и морщить лоб, нравился его запах и даже его блинчики, хотя он так и не рискнул их попробовать. Ему нравилось, как он называет его — Томми — и улыбается до веселых морщинок в уголках глаз.
Но вместо того, чтобы сказать все это, Томас промолчал и Ньют медленно опустил глаза, вновь зарываясь в ворох тетрадей.

На следующий день Томас вновь похитил его прямо с лекции по химии, наврав преподавателю что-то о рожающей кошке, и долго тащил по коридору, бормоча все то, на что у него вчера не хватило духу. В конце концов, Ньют, которому надоело врезаться лбом в стены на поворотах, остановил его и заставил посмотреть на себя.

— Ты мне нравишься, Ньют, — выпалил тогда Томас и не решался дышать до тех пор, пока не получил в ответ теплую улыбку и быстрый поцелуй в уголок губ.

Впервые за долгое время все было так, как должно было быть.
И запах сигарет в квартире по утрам, и непонятная черная материя, притворяющаяся блинчиками, на завтрак, и долгие разговоры перед сном, и осознание того, что ты не один. Больше — нет.

— Спасибо за гостеприимство, Томми, — сказал Ньют уже на лестничной клетке, задержавшись дольше, чем нужно.

Он улыбнулся и протянул руку, Томас держал ее до тех пор, пока чужие пальцы не выскользнули из его ладони.
Было слышно, как хлопнула входная дверь этажом ниже и он в который уже раз пожалел, что рядом нет кого-то, кто мог бы дать ему хороший подзатыльник и пнуть так, чтобы по ступенькам слетел, заодно вправив себе мозги.

Этой ночью Томас так и не смог заснуть. Его не оставляло навязчивое чувство, что не хватает чего-то крайне важного. Чужого ровного дыхания рядом, едва уловимого запаха сигарет, того, что на него закидывали то ногу, то руку, то все и сразу. Не хватало шипящего шепота, которым Ньют интересовался, не спит ли Томас, и особенно остро не хватало тепла чужого тела рядом.
Хотелось открыть воду во всех комнатах и забыть об этом до утра, чтобы все вновь повторилось, хотелось каждый день ездить с Ньютом в одном автобусе, забитом до отказа, и красиво падать ему на грудь, ссылаясь на жуткую тряску и давку.

Часы показывали половину второго ночи, когда Томасу осточертело пялиться в потолок и обзывать себя всеми обидными прозвищами, которые он только мог придумать.
Он вышел на лестничную клетку в одной растянутой футболке и пижамных брюках, зябко ежась прошел на этаж ниже и постучал в заветную дверь. Не костяшками пальцев, а кулаком, словно он вернулся к себе домой и впустить его должны в любом случае.

Ньют открыл ему почти сразу и несколько секунд ожесточенно тер заспанные глаза, пытаясь понять, кто осчастливил его своим визитом в столь поздний час, у его ног вертелся Лай и критически осматривал ночного гостя. Томас терпеливо ждал и, лишь дождавшись удивленной улыбки, улыбнулся в ответ.

— Ты мешаешь мне спать, — заявил тогда Томас, поражаясь собственной наглости: — Может, — язык вновь предательски прилип к небу, но Томас, не на шутку разозлившись выпалил заветные слова быстро и громко, — ты останешься со мной?!

Ньют шире распахнул дверь и дотронулся до его руки.

— Это должен был услышать только я, а не все наши соседи, — он отступил в темноту своего жилища, увлекая за собой и Томаса. — И знаешь, этой ночью ты останешься у меня.

Наконец-то все было так, как должно было быть.

Источник:
Ваш браузер не поддерживается
Ждёт критики: Ждёт критики на 1200 переходов — скидка 25% продлится ещё 21 час 53 минуты курящий Ньют имеет место быть. аушное ау,которое я начинала бодро и вдохновенно,а
http://ficbook.net/readfic/2480166

Злой гений

Злой гений. Как особые отношения с тренером уничтожают Серену Уильямс

Американская теннисистка Серена Уильямс в шоке! Её наставник Патрик Муратоглу признался, что действительно делал подсказки своей подопечной во время скандального финала US Open-2018. «Не понимаю, о чём он говорит!» — огорошила 36-летняя теннисистка, которая была наказана по ходу встречи за подсказки тренера, за разломанную ракетку, а также за оскорбления в адрес арбитра и в итоге проиграла японке Наоми Осаке. «У нас нет и никогда не было никаких сигналов. Он говорит, что жестикулировал, давал мне указания. Зачем он это делает? В этом нет никакого смысла!» — заявила Серена.

Возняцки за Серену

Давняя подруга Серены Уильямс — датчанка Каролина Возняцки — поддержала американку и сказала, что тренер никогда не подсказывает многократной чемпионке «Больших шлемов»: «Те, кто следит за карьерой Серены, знают: она никогда не прибегает к подсказкам тренера. Думаю, арбитр, обслуживающий финал, должен знать о таких вещах. По моему мнению, Карлос Рамос должен был выдать Серене устное предупреждение с просьбой прекратить подсказки, если он их заметил. Обычно судьи поступают именно так», — заявила бывшая первая ракетка мира и чемпионка Australian Open.

Возняцки: те, кто следит за Сереной, знают – тренер ей никогда не подсказывает

Патрик против Серены

Признание Патрика о том, что он делал Серене подсказки с помощью жестов, действительно выглядело рискованным. Понятно, что эти жесты зафиксировала камера, но всё равно этим признанием он фактически подставил Уильямс в её конфликте с арбитром Карлосом Рамосом. Ведь ещё до того, как получить второе и третье предупреждения и потерять сначала очко, а потом гейм, Серена доказывала арбитру, что никаких подсказок не было и что она никогда в жизни не будет никого обманывать.

Первый внесемейный тренер Серены

Сложно сказать, как эта конфликтная ситуация скажется на дальнейших взаимоотношениях Уильямс и Муратоглу. Патрик – первый официальный тренер Серены за всю её карьеру, помимо отца, Ричарда Уильямса. Соответственно истории расставаний с тренерами у Серены нет, но и расставаться ей было, по сути, пока не с кем.

Давняя тесная связь

Муратоглу является тренером Уильямс уже шесть с лишним лет. Совместную работу Патрик и Серена начали в июне 2012-го. Вскоре начали муссироваться слухи о том, что их связывают отношения больше, чем просто тренера и теннисистки. Они вместе проводили отпуск, ходили в музеи. Папарацци заставали их держащимися за руки.

Шарапова обвинила Уильямс в связи с женатым тренером

Конечно, в курсе этой ситуации была и Мария Шарапова. Надо заметить, что здесь Уильямс начала первой. Она назвала Шарапову «скучной личностью», живущей теннисом, которую не приглашают на классные вечеринки. «А если она ещё и хочет встречаться с парнем с чёрным сердцем, то флаг ей в руки». Хотя имён Серена и не назвала, но было понятно, что речь идёт о Шараповой и Григоре Димитрове. Незадолго до этого у россиянки и болгарина действительно начался роман. Перед этим Димитрову приписывали отношения как раз с Уильямс.«Если она хочет говорить о личном, то пусть расскажет о своих отношениях с бойфрендом, который был женат, у которого есть дети и который ради неё развёлся», — отреагировала Мария на это высказывание Серены, явно намекая на Патрика.

«Только рабочие отношения»

Официально ни Уильямс, ни Муратоглу свою связь не обсуждали и не комментировали. По словам Муратоглу, у него с Сереной только рабочие отношения. «Сейчас вопрос личного характера. Тяжело совмещать работу и личные отношения? Я думаю, что это нелегко, но лучше спросить у тех, кто находится в этой ситуации», — так, например, Патрик ответил на вопрос Ксении Первак в начале 2016 года специально для «Чемпионата».

«Он платит Серене, чтобы работать с ней!»

Ходили разговоры и другого рода. Например, Майкл Джойс, на протяжении пяти с половиной лет тренировавший Марию Шарапову, после поражения Серены от Каролины Плишковой в полуфинале US Open-2016 заявил, что не Уильямс платит Муратоглу за работу, а наоборот – Патрик платит американке за право работать с ней. Джойс заверил, что слышал это от разных надёжных источников. Майкл также остался недоволен интервью Патрика сразу после того проигрыша Серены, перед которым он вряд ли мог успеть обсудить матч со своей подопечной. «Я никогда не видел, чтобы тренер так себя продвигал. Он работает много лет, но никому по-настоящему не помог».

Впрочем, заявление о том, что Муратоглу никому не помог, не вполне справедливо. Всё-таки ещё в середине 90-х он основал свою теннисную академию в Париже, в которой с ранних лет тренировался, например, Маркос Багдатис, блеснувший в 2006 году (финал Australian Open, полуфинал Уимблдона) и нанёсший Кипр на теннисную карту мира. Также в академии занимались Поль-Анри Матьё, Сергей Стаховский, Иво Карлович, а в более поздние годы – Григор Димитров, Анастасия Павлюченкова и Лора Робсон. Есть и юные, но уже блеснувшие звезды. В академии также постоянно тренируется грек с российскими корнями Стефанос Циципас.

10 «Шлемов» и 2 золота

Результаты Серены после начала работы с Патриком тоже были отличными. 10 из 23 титулов на турнирах «Большого шлема» в одиночном разряде она завоевала именно в этот период. Более того, в 2014-2015 годах Уильямс повторила достижение времён начала своей карьеры, выиграв четыре мэйджора подряд. Также она сделала золотой дубль на Олимпиаде в Лондоне, в третий раз победив на Олимпийских играх в паре с Винус и впервые став чемпионкой в одиночном разряде. Наконец, Серена стала намного стабильнее – и с февраля 2013 года по сентябрь 2016-го провела 186 недель подряд на первой строчке рейтинг-листа WTA, повторив рекорд Штеффи Граф.

По примеру Шараповой

Главная соперница Серены Уильямс по популярности в теннисе – Мария Шарапова – недавно досрочно завершила сезон. Вот и Серена пошла по её стопам, только что объявив, что на корт в 2018-м больше не выйдет. Такое решение вряд ли можно назвать сенсационным. Серена не играла турниры после US Open начиная с 2015 года. В том сезоне она получила серьёзный психологический удар, уступив Роберте Винчи в полуфинале домашнего турнира и не собрав полноценный «Большой шлем». В 2016-м Уильямс предпочла завершить сезон после поражения от Каролины Плишковой на той же полуфинальной стадии US Open, а в 2017-м не играла в связи с родами. А вот когда Серена вновь выйдет на корт и будет ли в её ложе в следующий раз сидеть тот, кто, собственно, и стал провокатором скандала, омрачившего финал US Open, никто пока сказать не может.

Источник:
Злой гений
«Не виноватая я!..» Американская теннисистка Серена Уильямс в шоке! Её наставник Патрик Муратоглу признался, что действительно делал подсказки своей подопечной во время скандального финала US Open-2018. «Не понимаю, о чём он говорит!» — огорошила 36-летняя теннисистка, которая была наказана по ходу встречи за подсказки тренера, за разломанную ракетку, а также за оскорбления в адрес арбитра и в итоге проиграла японке Наоми Осаке. «У нас нет и никогда не было никаких сигналов. Он говорит, что жестикулировал, давал мне указания. Зачем он это делает? В этом нет никакого смысла!» — заявила Серена. Возняцки за Серену Давняя подруга Серены Уильямс — датчанка Каролина Возняцки — поддержала американку и сказала, что тренер никогда не подсказывает многократной чемпионке «Больших шлемов»: «Те, кто следит за карьерой Серены, знают: она никогда не прибегает к подсказкам тренера. Думаю, арбитр, обслуживающий финал, должен знать о таких вещах. По моему мнению, Карлос Рамос должен был выдать Серене устное предупреждение с просьбой прекратить подсказки, если он их заметил. Обычно судьи поступают именно так», — заявила бывшая первая ракетка мира и чемпионка Australian Open. Возняцки: те, кто следит за Сереной, знают – тренер ей никогда не подсказывает Патрик против Серены Признание Патрика о том, что он делал Серене подсказки с помощью жестов, действительно выглядело рискованным. Понятно, что эти жесты зафиксировала камера, но всё равно этим признанием он фактически подставил Уильямс в её конфликте с арбитром Карлосом Рамосом. Ведь ещё до того, как получить второе и третье предупреждения и потерять сначала очко, а потом гейм, Серена доказывала арбитру, что никаких подсказок не было и что она никогда в жизни не будет никого обманывать. Первый внесемейный тренер Серены Сложно сказать, как эта конфликтная ситуация скажется на дальнейших взаимоотношениях Уильямс и Муратоглу. Патрик – первый официальный тренер Серены за всю её карьеру, помимо отца, Ричарда Уильямса. Соответственно истории расставаний с тренерами у Серены нет, но и расставаться ей было, по сути, пока не с кем. Давняя тесная связь Муратоглу является тренером Уильямс уже шесть с лишним лет. Совместную работу Патрик и Серена начали в июне 2012-го. Вскоре начали муссироваться слухи о том, что их связывают отношения больше, чем просто тренера и теннисистки. Они вместе проводили отпуск, ходили в музеи. Папарацци заставали их держащимися за руки. Шарапова обвинила Уильямс в связи с женатым тренером Конечно, в курсе этой ситуации была и Мария Шарапова. Надо заметить, что здесь Уильямс начала первой. Она назвала Шарапову «скучной личностью», живущей теннисом, которую не приглашают на классные вечеринки. «А если она ещё и хочет встречаться с парнем с чёрным сердцем, то флаг ей в руки». Хотя имён Серена и не назвала, но было понятно, что речь идёт о Шараповой и Григоре Димитрове. Незадолго до этого у россиянки и болгарина действительно начался роман. Перед этим Димитрову приписывали отношения как раз с Уильямс.«Если она хочет говорить о личном, то пусть расскажет о своих отношениях с бойфрендом, который был женат, у которого есть дети и который ради неё развёлся», — отреагировала Мария на это высказывание Серены, явно намекая на Патрика. «Только рабочие отношения» Официально ни Уильямс, ни Муратоглу свою связь не обсуждали и не комментировали. По словам Муратоглу, у него с Сереной только рабочие отношения. «Сейчас вопрос личного характера. Тяжело совмещать работу и личные отношения? Я думаю, что это нелегко, но лучше спросить у тех, кто находится в этой ситуации», — так, например, Патрик ответил на вопрос Ксении Первак в начале 2016 года специально для «Чемпионата». «Он платит Серене, чтобы работать с ней!» Ходили разговоры и другого рода. Например, Майкл Джойс, на протяжении пяти с половиной лет тренировавший Марию Шарапову, после поражения Серены от Каролины Плишковой в полуфинале US Open-2016 заявил, что не Уильямс платит Муратоглу за работу, а наоборот – Патрик платит американке за право работать с ней. Джойс заверил, что слышал это от разных надёжных источников. Майкл также остался недоволен интервью Патрика сразу после того проигрыша Серены, перед которым он вряд ли мог успеть обсудить матч со своей подопечной. «Я никогда не видел, чтобы тренер так себя продвигал. Он работает много лет, но никому по-настоящему не помог». Академия Муратоглу Впрочем, заявление о том, что Муратоглу никому не помог, не вполне справедливо. Всё-таки ещё в середине 90-х он основал свою теннисную академию в Париже, в которой с ранних лет тренировался, например, Маркос Багдатис, блеснувший в 2006 году (финал Australian Open, полуфинал Уимблдона) и нанёсший Кипр на теннисную карту мира. Также в академии занимались Поль-Анри Матьё, Сергей Стаховский, Иво Карлович, а в более поздние годы – Григор Димитров, Анастасия Павлюченкова и Лора Робсон. Есть и юные, но уже блеснувшие звезды. В академии также постоянно тренируется грек с российскими корнями Стефанос Циципас. 10 «Шлемов» и 2 золота Результаты Серены после начала работы с Патриком тоже были отличными. 10 из 23 титулов на турнирах «Большого шлема» в одиночном разряде она завоевала именно в этот период. Более того, в 2014-2015 годах Уильямс повторила достижение времён начала своей карьеры, выиграв четыре мэйджора подряд. Также она сделала золотой дубль на Олимпиаде в Лондоне, в третий раз победив на Олимпийских играх в паре с Винус и впервые став чемпионкой в одиночном разряде. Наконец, Серена стала намного стабильнее – и с февраля 2013 года по сентябрь 2016-го провела 186 недель подряд на первой строчке рейтинг-листа WTA, повторив рекорд Штеффи Граф. По примеру Шараповой Главная соперница Серены Уильямс по популярности в теннисе – Мария Шарапова – недавно досрочно завершила сезон. Вот и Серена пошла по её стопам, только что объявив, что на корт в 2018-м больше не выйдет. Такое решение вряд ли можно назвать сенсационным. Серена не играла турниры после US Open начиная с 2015 года. В том сезоне она получила серьёзный психологический удар, уступив Роберте Винчи в полуфинале домашнего турнира и не собрав полноценный «Большой шлем». В 2016-м Уильямс предпочла завершить сезон после поражения от Каролины Плишковой на той же полуфинальной стадии US Open, а в 2017-м не играла в связи с родами. А вот когда Серена вновь выйдет на корт и будет ли в её ложе в следующий раз сидеть тот, кто, собственно, и стал провокатором скандала, омрачившего финал US Open, никто пока сказать не может. Источник: championat.com
http://sports-box.ru/2018/09/26/zloi-genii-kak-osobye-otnosheniia-s-trenerom-ynichtojaut-sereny-yiliams/

Особые отношения (2010) смотреть онлайн

Элис уже за 40. Она также стройна, как и ранее, но от былого желания делать свою работу почти ничего не осталось. Роль элитного эскорта и куклы для развлечений богатых клиентов начинает сводить с ума. Она не знает как быть дальше и планирует обратиться за помощью к хорошему психологу. В унисон черной полосе в жизни Элис проходит такая же и у Хавьера. Он дипломированный психолог, на счету которого тысячи излеченных душ. Клиентами Хавьера в разное время были неудачники, люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией и многие другие изгои нашего общества.

Помогая советами своим подопечным, он не заметил как и сам оказался нуждающимся в этом. Семейная жизнь Хавьера трещит по швам, и он ищет утешение для себя в услугах проститутки. Так судьба соединяет двоих людей, оказавшихся на жизненном перекрестке. Казалось бы, что стремление обоих удовлетворено и они должны наконец обрести друг друга. Но дальнейший сценарий отношений между Элис и Хавьером совсем иной. Оказавшись наедине друг с другом, они вскоре понимают, что не могут снять маски и быть откровенны. Попытка обоих убежать от своих проблем оканчивается только видимой неудачей.

Элис попадает к линику, где проходят лечение душевнобольные. Наконец, она видит, как выглядят настоящие чувства без игр и надуманных ролей. Отныне она свободна и принимает реальность как есть. Ее партнер по несчастью Хавьер тоже изменился. Теперь он не пытается избегать свою семью и начинает ценить любящую жену. Новые ощущения и самоопределение предают нашим героям вкус к дальнейшей жизни.

Sans queue ni t?te
Страна производства: Франция, Люксембург, Бельгия
Режиссер-постановщик: Жанна Лабрюн
Снимались актеры: Изабель Юппер , Сабила Муссадек , Боли Ланнерс , Ришар Дебюсн , Матьё Карьер , Валери Древиль
Жанр: драма
Премьера: 2 декабря 2010

Источник:
Особые отношения (2010) смотреть онлайн
Элис уже за 40. Она также стройна, как и ранее, но от былого желания делать свою работу почти ничего не осталось. Роль элитного эскорта и куклы для развлечений богатых клиентов начинает свод
http://kinohd-online.net/news/1591-osobye-otnosheniya-2010.html

COMMENTS