Политическая манипуляция

Ветер с Апшерона

Ветер с Апшерона

Когда народам не говорят правду о событиях в верхах, люди выводят свои умозаключения из той информации, что им спускают оттуда. В Душанбе прошло сверхкороткое заседание глав стран членов СНГ. В Азербайджане посмотрели на фотографию оттуда и посмеялись над тем, что Пашиняну не нашлось места среди президентов и ему, как мальчику, добавили стул, чтобы не стоял на ногах. Вот он, сидит отдельно, словно для того, чтобы подать президентам фрукты когда обратятся.

Вчера Путин был с таким же стремительным визитом в Баку, о значении этой встречи я писал — значение стремится к нулю.

Нам остались фотографии, вокруг которых в Баку разгорелся спор. Сначала оппозиционный деятель вытащил этот снимок утверждая, что И.Алиев за столом на второстепенной роли потому, что перед ним, а не перед Путиным лежат блокнот и ручка (показаны стрелкой), Алиев сидит спиной к пустоте тогда как Путин сидит спиной к окну, руки Алиева на коленях, а у Путина руки лежат на столе. То есть поведенческие признаки показывают главную роль Путина.

Тогда наши защитники президента поискали и вытащили следующие фотографии, на которых блокнот и ручка уже лежат на стороне Путина

Политическая манипуляция с ручкой-блокнотом не получилась.

Бывший министр иностранных дел Тофик Зульфугаров для того, чтобы показать фиктивность работы Минской группы ОБСЕ, которая заявляет о напряженной работе, а пользы нет, показал снимок, на котором члены МГ что-то заявляют, а за спиной уже готов обеденный стол и даже видна бутылка вина. То есть они приезжают, чтобы хорошенько погулять и откушать, все остальное для вида.

А нулевая эффективность у Минской группы потому, что теперь в Армении командует Пашинян, который вообще ни в чем не смыслит, что видно по имеющимся результатам. А по выступлению на генассамблее ООН стало понятно, что он не волокет в международном праве и ходе карабахских переговоров. Подробно анализ его выступления в ООН могу дать отдельно, если читатели пожелают. Единственное, что может дурачок — это быть дурачком.

Источник:
Ветер с Апшерона
Ветер с Апшерона Когда народам не говорят правду о событиях в верхах, люди выводят свои умозаключения из той информации, что им спускают оттуда. В Душанбе прошло сверхкороткое заседание
http://mchenrycitizenstaxwatch.org/blogs/83772/posts/34726

Войти с помощью

Воскресенье, 30 Сентябрь 2018

Политический пиар, целевая коммуникация и манипуляция

Существует огромное множество определений того, что такое пиар. Наиболее повторяемых подходов два — управление общественным мнением и общественные связи. Сложность определения пиара состоит в том, что это такая область гуманитарной деятельности, которая определяется не предметно, а объектно. Поскольку пиар состоит из нескольких фокусов рассмотрения, нахождение общей для них предметной области не проясняет, а затемняет суть пиара. Пиар-деятельность происходит между четырьмя, а иногда и пятью позиционерами, если клиент и заказчик — разные люди, то есть один платит, а пользуется другой. Эти позиционеры: 1) клиент-заказчик (далее клиент), 2) специалист по пиару, 3) СМИ, включая работников всех его звеньев производства, 4) целевая аудитория, четко разделенная на целевые группы.

Базовым содержанием пиара является целевая управленческая деятельность. У этой управленческой деятельности есть несколько связанных между собой фокусов внимания и соответствующих объектов управления: 1) содержание, с одной стороны, выражающее корпоративную стратегию (внутреннее представление), с другой стороны, формирующее внешнее представление о продукте, услуге, репутации компании, идеологии, политической программе клиента, 2) информация (предназначенное для публикации содержание), которая в процессе информирования доносится до целевой аудитории, и собственно 3) коммуникация (на основе предоставленной информации, внутри сформированного внешнего представления), то есть непосредственная связь с представителями целевой аудитории, которая может (по желанию клиента) влиять как на само содержание, так и на процесс информирования.

Читателю на заметку: сервис ratingruneta.ru дает возможность осуществить заказ сайта через электронную тендерную площадку. Для организации тендера необходимо указать: предварительный бюджет, выбрать тип сайта и месторасположение компании исполнителя. Затем нужно заполнить несложную тендерную заявку и разослать ее. Анкета будет выслана только в выбранные Вами веб-студии. Сервис работает бесплатно.

Мы имеем дело со взаимосвязанными типами деятельности: управление представлением (общественным мнением), управление информированием (и информацией), управление массовой коммуникацией и связями с общественностью. Каждый из этих типов деятельности использует соответствующие профессии. Управление содержанием выполняют бренд-менеджеры и криэйтеры (создание и поддержка брендов), стратегические консультанты (разработка стратегии, создание и поддержание репутации компании), спичрайтеры, копирайтеры, аналитики, специалисты по рекламе, имиджмейкеры. Управление информированием осуществляют пиар-менеджеры, стратегические консультанты, аналитики, оргменеджеры, журналисты, специалисты по рекламе и те же имиджмейкеры. Управлением коммуникацией (связями с общественностью) занимаются менеджеры по работе с клиентами, организаторы и модераторы массовых коммуникаций, ресепшн, референты.

Соответственно пиар-агентства, работающие в одном-двух фокусах, предоставляют пиар-услуги, предлагают единичные пиар-акции. Пиар-агентства, работающие во всех трех фокусах, предлагают на рынке пиар-кампании (целый цикл взаимосвязанных проектов и действий на содержательном, управленческом и организационном уровнях). Наиболее эффективным пиар является тогда, когда он используется клиентом непрерывно и происходит во всех трех фокусах.

Что такое связи с общественностью?

Наиболее спорным и сложным является понимание третьего фокуса — коммуникации, общественных связей. Русское слово «связь» может быть понято как одностороннее информирование, как коммуникация с обратной связью и как организационное (системное) взаимодействие. То есть понятие «связь с общественностью» скрывает тип деятельности: информирование, налаживание коммуникации, скрывая при этом тип коммуникации (односторонняя или симметричная, двухсторонняя, с обратной связью) или налаживание организационного системного взаимодействия.

Поясним это более подробно. Налаживание важных для организации клиента связей с общественными группами, компаниями и активными гражданами на уровне системного взаимодействия является функцией руководства компании и не может быть передано никакому специалисту по пиару, если только он одновременно не является стратегическим консультантом и не осуществляет персональные консультации руководства компании клиента. А вот налаживание для подразделений компании клиента коммуникативных связей с общественными группами, компаниями и активными гражданами является непосредственной функцией пиара. В фокусе «коммуникации» пиар обеспечивает коммуникативную общественную поддержку компании клиента, а не осуществляет стратегическое управление. Стратегическое управление может быть осуществлено для компании клиента только в фокусе «содержания» и только на уровне этого содержания.

Политический пиар, целевая коммуникация и манипуляция

Отечественные пиар-агентства очень часто оказываются не в состоянии выработать внутреннее представление компании клиента, чтобы отличить его от внешнего представления. Очень часто их клиенты сами остаются в плену внешних пиар-мифов, созданных для других. Будем честны, внешнее представление и есть созданный специалистами миф для внешнего употребления. Нередко клиенты не поддаются проблематизации, а иногда являются методологически невменяемыми, не воспринимающими «правила игры» пиара (они «себе на уме», или, хуже того, оказываются самодурами). Также распространенной является ситуация избыточной вменяемости клиентов. В этом случае и внутреннее, и внешнее представления являются манипулятивными, а клиент оказывается объектом манипуляции со стороны более умудренных в этом деле пиар-агентств.

Однако как бы ни был сложен и манипулятивен коммерческий пиар, он очень редко претендует на создание картины мира, идеологии или целостного представления о реальности, как это делает политический пиар. Политический пиар претендует на мировоззрение, конструирует целостное представление о происходящем и задает критерии его интерпретации, только затем заметно или незаметно помещая в этот контекст клиента. Главной проблемой политического пиара является проблема манипуляции, эффективности манипулятивного пиара и его социальных последствий.

Есть два подхода к пониманию манипуляции. Первый подход предполагает, что тот из участников коммуникации, чья цель более нагружена смыслом, более основательна, универсальна, автоматически становится манипулятором. При этом неважно, используются ли при этом силовое, административное и другое внекоммуникационное давление — ведь побеждает всего лишь более сильная цель. Второй подход предполагает, что манипуляция существует только в том случае, что одна сторона в целевой коммуникации не обнаруживает или пытается специальными средствами скрывать свои цели, добиваясь при этом их осуществления.

Первый подход вскрывает понимание влияния и не является манипуляцией. Открытое проявление влияния характерно для целевого управления и является наиболее эффективным при открытой коммуникации. Но даже если осуществляется скрытое некоммуникативное давление (демонстрация примера успешности более сильной цели), оно является проявлением скрытого влияния, но никак не манипуляции. Манипуляция появляется тогда, когда открыто заявляется одна цель, но при этом специальными рефлексивными средствами самой коммуникации преследуется другая. Лефевр называл это рефлексивным управлением. Манипуляция «неприятна» тем, что один из участников коммуникации рассматривается как неполноценный, которому нельзя открыто предложить иную цель. Как это происходит?

Существует два типа коммуникации: коммуникация взаимопонимания и целевая коммуникация. В коммуникации взаимопонимания преследуется цель соотнесения понимания ее участников, то есть она происходит на основе готовности каждого из участников поменять что-то в своем представлении, чтобы приблизиться к представлению другого. Целевая же коммуникация направлена на осуществление целей, внешних для самой коммуникации: как правило, это мотивирование одной из сторон коммуникации к тем или иным выводам, поступкам, решениям. Целевая коммуникация бывает открытой, публичной, двухсторонней и скрытой, манипулятивной, односторонней. Манипуляция проявляется тогда, когда цели передаются от одного участника коммуникации к другому не открыто, как в коммуникации взаимопонимания, а скрыто. Причем неважно, является ли сокрытие непреднамеренными или осуществляется спецсредствами.

Тем самым мы утверждаем, что манипуляция имеет коммуникативную природу, а не является простым влиянием успешного примера или даже некоммуникативным продавливанием более сильной цели. Манипуляция возникает тогда, когда целевая коммуникация не является в одно и то же время коммуникацией взаимопонимания. Манипуляция чаще всего констатируется тогда, когда отсутствует обратная связь в коммуникации, когда существует цензура или избыточная модерация коммуникацией. Причем обратная связь присутствует не просто тогда, когда ее нам демонстрируют (то есть вот вам мнения людей на улице, вот вам голос из толпы, вот вам письма трудящихся). Обратная связь в коммуникации (интерактивность, если хотите) присутствует только тогда, когда она содержательно влияет на саму коммуникацию, когда она изменяет представление всех участников коммуникации.

Приведем критерии, по которым можно обнаружить манипуляцию:

— коммуникации является несимметричной (трое против одного, в коммуникации участвует только одна из сторон и т.п.);

— внешние для коммуникации цели, открыто объявляемые в коммуникации, отличаются от действительных целей, преследуемых такой коммуникацией, или некоммуникативные цели преследуются, но вообще открыто не объявляются;

— обратная связь либо отсутствует (не влияет на содержание), либо является дозированной и фильтрованной так, чтобы не влиять на содержание, опять же подкрепляя саму манипуляцию;

— в коммуникации отсутствуют форматы подтверждения взаимопонимания сторон, то есть не существует формальной и технологической возможности договориться.

На основе вышесказанного мы можем сделать ряд выводов о ситуации отечественного политического пиара. Отечественный политический пиар чаще всего работает в двух фокусах («содержания» и «информации»), но очень мало работает с третьим фокусом («коммуникация с обратной связью»). То, что называют «обратной связью» в отечественном политическом пиаре, не более чем попытка выборочного подтверждения наперед заданных интерпретаций и фактов. Иногда этот процесс заходит настолько далеко, что в ход идут даже наукообразные фальсифицированные социологические данные. Такой манипулятивный пиар называют еще «черным пиаром».

Что останется после пиара?

Кто управляет представлением о реальности, тот управляет реальностью. Это ловушка для тех, кто пытается управлять реальностью. Реальность всегда находит способ управлять сама собой и разрушать ложные о себе представления. Вспомните последние годы советской пропаганды. Вот ты при власти, и весь мир у твоих ног, и кажется, что каждая газета и телеканал готов петь тебе осанну или по крайней мере не критиковать. А завтра вчерашние льстецы или «объективные» комментаторы, пытавшиеся угодить «и вашим, и нашим», пройдутся по тебе строевым маршем, и каждый будет норовить ударить побольнее и плюнуть посмачнее.

То, что начинается вначале как попытка защитить власть от нападок оппозиции, может превращаться в информационную войну, в редакцию реальности. Главным объектом редакции представления о реальности, как всегда, становятся теленовости. Ведь теленовости — самое полное описание реальности. Именно теленовости могут либо осуществлять обратную связь общества с властью, либо разрушать ее. Но если обратную связь не учитывать в коммуникации, она со временем перестанет учитывать такую коммуникацию. Если телевидение врет, а власть уходит от диалога с обществом, то все решения будут приниматься на улице, и такая власть долго не продержится.

«Черный пиар власти» — отредактированная реальность. Создание министерства правды — уже не метафора. Украина навсегда войдет в мировую историю как страна «темников». Выглядят эти «темники» как указания министерства правды: «Правда на сегодня следующая (такой-то факт освещать по такой-то теме)… Остальную часть реальности просим игнорировать». Раньше бы кто сказал, что возможно такое, никто бы не поверил.

Осуществляют такой манипулятивный политический пиар, как правило, вчерашние преподаватели, журналисты, консультанты, эксперты. Нас мало может интересовать их личная вина или невиновность в этом. Но мы должны помнить следующее:

— они разрушают общественный договор по большому счету, подрывая доверие к власти вообще;

— они уничтожают общественный диалог, публичность и достоверность как качества коммуникации между властью и обществом через посредство СМИ;

— они уничтожают сами СМИ, делая их посмешищем, а журналистов — жалкими и ничтожными рабами;

— они подрывают доверие к другим специалистам по пиар, которые предпочитают не пачкать руки сомнительным служением «редакторам реальности».

Время спросит с таких «специалистов» обязательно. Ничей «черный пиар» не останет незамеченным…

Источник:
Войти с помощью
Воскресенье, 30 Сентябрь 2018 Политический пиар, целевая коммуникация и манипуляция Существует огромное множество определений того, что такое пиар. Наиболее повторяемых подходов два —
http://vybory.org/articles/440.html

Манипуляция в политическом дискурсе Текст научной статьи по специальности — Языкознание

Манипуляция в политическом дискурсе Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Сагайдачная Елизавета Николаевна

этой статье мы попытались дать определение понятию манипуляция и классифицировать основные стратегии манипулятивного воздействия в современном политическом дискурсе. Примеры, взятые из речей современных политиков (В. Путина, Т. Блэра, Дж. Буша), являющие собой классический образец воздействия на аудиторию, показывают, насколько обычным явлением становится манипуляция сознанием даже в демократическом обществе.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Сагайдачная Елизавета Николаевна,

Текст научной работы на тему «Манипуляция в политическом дискурсе»

?Е. Н. Сагайдачная

МАНИПУЛЯЦИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ

В этой статье мы попытались дать определение понятию ‘манипуляция ’ и классифицировать основные стратегии манипулятивного воздействия в современном политическом дискурсе. Примеры, взятые из речей современных политиков (В. Путина, Т. Блэра, Дж. Буша), являющие собой классический образец воздействия на аудиторию, показывают, насколько обычным явлением становится манипуляция сознанием даже в демократическом обществе.

Ситуации манипуляции типичны в нашей жизни. Это и просьба о помощи, услуге, политическая пропаганда и т. д. Практически любой человек в той или иной степени и сфере жизни манипулирует окружающими. Следует отметить, что обязательным условием успешности манипуляции является как сокрытие самого факта воздействия, так и намерения манипулятора.

Одно из определений манипуляции в психологии следующее: манипуляция

— это коммуникативное воздействие, которое ведет к актуализации у объекта воздействия определенных мотивационных состояний (а вместе с тем и чувств, аттитюдов, стереотипов), побуждающих его к поведению, желательному (выгодному) для субъекта воздействия, при этом не предполагается, что оно обязательно должно быть невыгодно для объекта воздействия1.

Оригинальной представляется идея О. Т. Йокоямы о том, что такие явления, как шутка, вежливость, манипуляция, такт всегда «содержат определенную часть неправды»2. В этой связи манипулятивными являются скрытые цели или ожидания отправителя, существующие наряду с произносимым высказыванием.

Позволим себе не согласиться с идеей С. Г. Кара-Мурзы3 исключить из понятия манипуляции воздействие на поведение друга или партнера. Автор утверждает, что хотя такая «тонкая игра» имеет скрытые намерения воздействовать на психику и поведение партнера и проводимые маневры не обнаруживаются, это всего лишь «ритуал любовных отношений», конкретный образ которого предписан каждой культурой. Однако это не совсем соответствует определению манипуляции, данному автором в этой же работе, где под манипуляцией понимается психическое воздействие, которое производится тайно, а следовательно и в ущерб тем лицам, на которых оно направлено, факт его не должен быть замечен объектом манипуляции.

В связи с этим, мы имеем право говорить о несимметричности ролей отправителя и адресата. Здесь мы полностью соглашаемся с мнением В. Г. Федотовой, утверждающей, что «манипуляция по своей сути антидемократична, т. к. нацелена на заранее заданное изменение сознания и

поведения в условиях незнания этого плана реципиентом» .

По словам С. Г. Кара-Мурзы, манипуляция — это часть технологии власти. Действительно, политический дискурс манипулятивен по своей природе Таким образом, несколько расширив определение, предложенное В. Г. Крысько5, мы можем считать манипуляцией в политическом дискурсе господство над духовным состоянием реципиента, управление им путем навязывания соответствующих стереотипов мышления и влияния на его поведение, выгодное тем, кто осуществляет это психологическое воздействие.

Речь политика наполнена символами, а ее успех предопределен тем, «насколько эти символы созвучны массовому сознанию, политик должен уметь

затронуть нужную струну, его высказывания должны укладываться во вселенную мнений и оценок»6. Данная мысль затрагивает теорию политического воздействия на психокомплексы, разработанную И. Вагиным7. Автор определяет психокомплексы как «тонкие струны человеческой души», которые «послушно откликаются на все лады от умелого прикосновения мастера». По его мнению, именно воздействие на психокомплексы является самым эффективным средством манипулирования людьми.

Интерес представляет теория об эффективности политического воздействия, часто применяемая манипулятором массового сознания А. Гитлером. Вот его рекомендации для успешного ведения пропаганды8:

— избегать абстрактных идей, аппелировать к эмоциям;

— повторять несколько идей, использовать стереотипные фразы;

— необходимо останавливаться на одной стороне аргумента;

— постоянно критиковать врагов государства;

— выделять одного врага для персонального поношения.

Данная точка зрения созвучна принципу создания «круга своего и чужого» О. Иссерс (2000), категории чуждости Е. И. Шейгал (2000), Е. П. Захарова, тактики дистанцирования О. Н. Паршиной (2005) и ситуации речевой агрессии, предложенной Н. Ф. Федоровым, философом XIX в, этологом К. Лоренцем (1994) и развитой в работе А. К. Михальской. Главные составляющие этого феномена включают «врага» (объект агрессии, отсутствующий, то есть «вынесенный за скобки» речевой ситуации, или реально представленный), активного элемента (нападающего, в нашем случае — политического лидера) и пассивного элемента (массы, ведомой лидером).

Глядя на эти постулаты можно легко проследить их реализацию и в сегодняшнем мире. Говоря о войне в Ираке Дж. Буш, не признавая своих ошибок, апеллирует лишь к чувству патриотизма, напоминает нации о сложной, но столь высокой миссии «старшего брата», который обязан навести порядок в мире. Для каждого государства есть также и персональный враг. Для США — это Бен Ладен, для России долгое время оставался Аслан Масхадов, теперь — мировой терроризм, у Великобритании — Ирландская освободительная организация. Геббельс назвал данный тактический ход «правилом упрощения».

Задача политического лидера — завоевать и удержать симпатии населения, привязанность, понимание, поддержку, его доверие — не всегда выполнима с помощью «корректного» рационального убеждения, основанного на логическом доказательстве. Очень часто политические лидеры прибегают к тем или иным видам манипулятивных приемов или «уловок» (А. Шопенгауэр, С. Поварнин, Г. Грачев, И. Мельник, И. Вагин), используемых в дискуссиях, к стратегиям и средствам речевого воздействия на чувства, эмоции и подсознание адресата с целью создания и поддержания соответствующего имиджа. Эта задача

выполняется с помощью ряда стратегий :

— Идентификационные формулы. Это широко применимые языковые обороты, с помощью которых адресат побуждается идентифицировать, отождествлять себя с говорящим, его позицией, партией, вызвать ощущение причастности, общности, коалиции и т. д. (персональный дейксис Фершуэрена). Особенно продуктивный способ употребления личных и притяжательных местоимений мы, наш, н,в, т — однако подобная цель имеет двойственный характер. С одной стороны, она способствует формированию коллективной идентичности граждан государства и ведет к усилению у них чувства солидарности с действующей властью, а вместе с тем и к укреплению самой идеи

государственности. С другой же стороны, это является одним из способов идеологического и манипулирующего воздействия на массы, когда воля (правящего) меньшинства в завуалированной форме навязывается большинству10.

Я говорил о том, что мы должны сделать Россию страной комфортной во всех отношениях. Но, мы, разумеется пока не добились решения этой задачи. И для того, чтобы нам ее решить, эту проблему, эту задачу, достичь этой цели, нам нужно преодолеть ряд сложностей на пути нашего развития, в том числе и выйти победителями в этой объявленной нам международным терроризмом войне (из интервью В. В. Путина журналистам 20.05.2005й).

— Употребление слов-эпистемиков. Это слова с общим значением «знать», «понимать»: как известно, как мы все знаем, нет сомнения в том, что и др. Эти слова придают высказыванию характер безусловной истины, не подлежащей сомнению.

We each know how the other thinks, reacts, and dreams. We trust each other (Blair Speech to business leaders in Dubai 20 Dec 2006).

Мы убеждены: объединение наших усилий послужит укреплению

безопасности России и Китая, стабильности в Центральной Азии и во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе, в мире в целом (Заявления для прессы по итогам российско-китайских переговоров 26.03.2007).

— Представление субъективного мнения в виде объективного факта или истины, не требующей доказательств, в форме категоричного суждения.

Данный прием очень схож с предыдущим, но он обходится без слов-эпистемиков.

We are helping to rebuild Iraq where the dictator built palaces for himself instead of hospitals and schools. And we will stand with the new leaders of Iraq as they establish a government of, by and for the Iraqi people (Bush makes historic speech aboard warship 01.05.2003).

— Ссылка на авторитет очень близка к перечисленным выше технологиям, при которых некая авторитетная, известная или просто крайне уважаемая личность предлагает свое видение проблемы. При этом создается ситуация, когда с аудитории снимается любая нагрузка принятия решения, так как выводы уже сделаны более компетентным человеком, но в то же самое время, сам политик, снимает с себя всю ответственность за выбор аудитории, потому что он «лишь сослался на чье-то мнение».

Listen to Master Sergeant J.P. Kendall of the 82nd Airborne: «We’re here for more than just the price of a gallon of gas. What we’re doing is going to chart the future of the world for the next 100 years. It’s better to deal with this guy now than 5 years from now (On Commencement of the Bombing of Iraq by George Bush Location White House, Washington, D.C. Date January 16, 1991).

— Выражение уверенности говорящего в согласии адресата.

М. ЗУРАБОВ: Вы давали поручение провести анализ субъектов, как реализуются те изменения, которые с этого года в эту программу внесены, в частности обеспечение микронутриентами, витаминами.

В. ПУТИН: Качество обслуживания.

М.ЗУРАБОВ: Да, и качество обслуживания (28.05.2007. Стенографический отчет о совещании с членами Правительства).

В беседе с министром здравоохранения В. Путин показывает свою осведомленность по обсуждаемой проблеме. Это хорошо видно в его реплике. Эта бескомпромиссная эллиптическая конструкция и нисходящий тон ее

произнесения показывает, что президент не ждет возражения и полностью уверен в согласии оппонента.

— «Похвала» адресату — exhortatio.

I’m honored once again to be with the supporters of the National Endowment _ for Democracy (Bush: Islamic radicalism doomed to fail, ^ursday, October 6, 2005).

Данный пример не нуждается в комментарии, так как вполне очевидно, что можно легко завоевать расположение аудитории, воспроизводя восторженную, приподнятую, полную восхищения и похвалы речь в адрес слушающего, особенно в условиях массовой аудитории.

— Риторический вопрос (фигура речи) в сочетании с риторическим тропом иронии, направленной против оппонента или противника.

And what is he going to say to those people that show up to the summit? Join me in the wrong war at the wrong time at the wrong place? Risk your troops in a war you’ve called a mistake? Nobody is going to follow somebody who doesn’t believe we can succeed and somebody who says the war where are is a mistake (rhe Presidential Candidates’ 2nd Debate: ‘These Are the Differences’ 08.10.2004).

С помощью нелепых вопросов, ответ на которые вполне очевиден, говорящий пытается подчеркнуть значимость и истинность собственных идей. Это также прекрасный пример тактики дистанцирования, так как сидя в одной студии со своим конкурентом на президентское кресло сенатором Дж.Кэрри, Дж. Буш постоянно говорит о нем в третьем лице. Как будто разграничивая сферу нелепых, ложных взглядов и идей he\his-Кэрри от истинных, точных и правдивых постулатов IYwe-Буша.

— Риторическая фигура sermocinacio. Включение в текст воображаемой речи

оппонента или противника, которая должна раскрыть его подлинные мысли и интересы. Данная технология позволяет создать образ демократичного политика, представляющего не только свою позицию, но и сторону оппонента, что крайне важно в виду того, что электорату интересно владеть информацией о разных точках зрения на один и тот же вопрос. Разумеется, говорить об объективности в данном случае неуместно, так как события, как правило, освещаются в

невыгодном для оппонента свете.

Remember the last debate? My opponent said that America must pass a global test before we used force to protect ourselves.That’s the kind of mindset that says sanctions were working. That’s the kind of mindset that said let’s keep it at the United Nations and hope things go well. Saddam Hussein was a threat because he could have given weapons of mass destruction to terrorists enemies. Sanctions were not working. The United Nations was not effective at removing Saddam Hussein ^he Presidential Candidates’ 2nd Debate: ‘These Are the Differences’ 08.10.2004).

— «Редукция комплексности» (Н. Луман) и контрастные оценочные альтернативы. Данный тип стратегии рассчитан на массового адресата с целью манипулирования им. Согласно Луману, человек не может охватить весь спектр вопросов, невозможно, «чтобы все занимались всем. Поэтому каждая подсистема (политика, право и т. п.) позволяет провести секторальный анализ и тем самым упрощает «свою часть комплексности»12. Итак, при использовании данного приема необходимо очень точно сформулировать две диаметрально противоположные идеи, когда, вполне очевидно, «целевая» будет окрашена в белые тона, а неприемлемая — только в черные. Предоставление всего объема информации не входит в круг интересов политика, а формулировка двух идей-альтернатив не идет вразрез желаниям массовой аудитории, не готовой проводить комплексный анализ всего многообразия альтернатив. К тому же данный прием

крайне привлекателен для политика, так как позволяет однозначно контролировать выбор большинства. Данный вид стратегии является крайне популярным, так как позволяет политику говорить об отдельных, необходимых в данное время в данном месте фактах из прошлого, не представляя всю картину целиком, что всегда дает возможность провести сравнение в свою пользу.

And if an old age pensioner who used to wait 2 years for her cataract operation now gets it on the NHS in an independent treatment centre, in 3 months, free at the point of use, that is not damaging the NHS; it is fulfilling its purpose (Speech by Tony Blair MP, Prime Minister and Leader of the Labour Party, 26 September 2006).

— Риторические стратегии идеологических текстов — «стратегия

мобилизации» и «стратегия демобилизации» общественного мнения. При первой стратегии политические события представляются в драматичном виде, положение дел как ужасное, требующее немедленных и решительных действий. При второй стратегии положение дел описывается не столь драматично, политик требует терпения и спокойствия от общества. Первая стратегия использует отрицательнооценочные слова, выражения, метафоры, «ищет виновных», «клеймит позором». Вторая использует эвфемизмы и избегает указания на конкретных «виновников» или «ответственных» за происходящее.

But this new world faces a new threat of disorder and chaos born either of brutal states like Iraq armed with weapons of mass destruction or of extreme terrorist groups. Both hate our way of life, our freedom, our democracy^Strip away their fake claims of grievance and see them for what they are: terrorists who use 21st century technology to fight a pre-medieval religious war that is utterly alien to the future of humankind (Tony Blair’s address to the nation, given on Thursday).

Фактически мы только недавно подошли к третьему этапу в развитии современного российского государства, к возможности развития высокими темпами, к возможности решения масштабных, общенациональных задач. И сейчас мы имеем и достаточный опыт, и необходимые инструменты, чтобы ставить перед собой действительно долгосрочные цели (Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 26.05.2004).

Приведенные примеры прекрасно демонстрируют, насколько высокочастотным явлением стала манипуляция сознанием в политической борьбе. Как верно замечает Федотова, манипуляция «в переносном смысле -обращение с людьми как с объектами, вещами, скрытое управление ими посредством ловко придуманных схем коммуникации, властное воздействие на поведение людей, не раскрывающее ожидаемых целей и создающее иллюзию, что манипулируемый сам пришел к навязываемым ему решениям».

1 Крысько, В. Г. Словарь-справочник по социальной психологии / В. Г. Крысько. -М. : Владос-пресс, 2004. — С. 123.

2 Yokoyama, O. T. Lexical frequency and its implications: the case of contemporary edited Russian / О. T. Yokohama // Slavic and East European Journal. — 1986. — V. 30. 3- С. 149.

3 Кара-Мурза, С. Г. Манипуляция сознанием. / C. Г. Кара-Мурза. — М. : Алгоритм-Эксмо, 2006. — 864 с.

4 Федотова, В. Г. Манипуляция как субститут демократии / В. Г. Федотова [Электронный ресурс]. — Режим доступа : viperson.ru.

5 См.: Крысько, В. Г. Словарь-справочник. С. 127.

6 Питецкий, Н. Ю. Коммуникация и когнитивная экспансия : дис. . канд. филол. наук / Н. Ю. Питецкий. — Орел, 2004. — С. 58.

7 См.: Вагин, И. О. Психология влияния / И. О. Вагин. — М. : Фаир-пресс, 2002.

См.: Михальская, А. К. Русский Сократ : лекции по сравнительно-исторической

риторике / А. К. Михальская. — М. : Academia, 1996. — C. 192.

9 См.: Электронная библиотека по философии [Электронный ресурс]. — Режим доступа : — http://filosof.historic.ru.

10 См.: Цуладзе, А. Политические манипуляции или покорение толпы / А. Цуладзе. — М. : Кн. дом «Университет», 1999.

11 Все примеры, представленные в статье, были взяты из публичных выступлений политиков В. Путина, Т. Блэра, Дж. Буша (телеобращения, интервью и т. д.). При анализе использовался описательный метод. (См.: Баранов, А. Н. Новый лингвистический учебник : введение в прикладную лингвистику / А. Н. Баранов. -М. : УРСС, 2003. — 358 с.)

Источник:
Манипуляция в политическом дискурсе Текст научной статьи по специальности — Языкознание
этой статье мы попытались дать определение понятию манипуляция и классифицировать основные стратегии манипулятивного воздействия в современном политическом дискурсе. Примеры, взятые из речей современных политиков (В. Путина, Т. Блэра, Дж. Буша), являющие собой классический образец воздействия на аудиторию, показывают, насколько обычным явлением становится манипуляция сознанием даже в демократическом обществе.
http://cyberleninka.ru/article/n/manipulyatsiya-v-politicheskom-diskurse

Речевая манипуляция в политической речи

Пермский государственный технический университет

в политической речи

Мальцева Ирина Юрьевна

Вероятно, с момента зарождения язык стал использоваться с целью воздействия и манипуляции. И наш древний предок, догадавшийся использовать в качестве орудия воздействия слово, а не дубину, был, без сомнения, одним из первых манипуляторов.

С тех пор лингвистика обрела специфический объект исследования — слово (или речь) в его регулятивной функции.

Опорочивание политического оппонента может достигаться и с помощью способов и средств психологической обработки аудитории, с помощью манипулятивных приемов и тактик. Вряд ли возможно четко разграничить манипулятивную стратегию и стратегию дискредитации. Так, например, В.И.Карасик, ссылаясь на монографию Д.Уолтона, называет дискредитацию разновидностью манипулятивной стратегии [Карасик 2002: 99]. Цели воздействия у них зачастую совпадают. Но не всегда целью манипулятивного воздействия является подрыв авторитета дискредитируемого объекта, например, если правительство хочет, используя спекулятивные приемы, оправдать какие-то свои неправомерные действия.

К.Ф. Седов противопоставляет конфликтной манипуляции продуктивную манипуляцию, которую он считает неизбежной в реальной повседневной коммуникации. «Цель продуктивной манипуляции – расположить к себе коммуникативного партнера, используя его слабости, но не вызывая у него синдрома фрустрации [Седов 2003а: 23-24]. Добавим, что в обыденной жизни многие из нас выполняют роль невольных манипуляторов без цели причинить зло. Манипуляции даже могут быть направлены, с нашей точки зрения, на благо «жертвы», конечно, не в соответствии с ее желаниями, но, по крайней мере, не во вред ей. Но я напишу о манипуляции в корыстных целях.

М.Ю. Кочкин разграничивает три вида манипулятивных стратегий в политическом дискурсе: стратегию игры на ущемленном достоинстве, стратегию прививки, стратегию произвольного выбора наименования [Кочкин 1999]. О.В. Гайкова относит к манипулятивным стратегиям предвыборного дискурса стратегии самопрезентации и дискредитации [Гайкова 2003].

Особенность манипулятивной стратегии заключается как раз в специфике тех тактик, которые применяются для достижения той или иной цели. По мнению В.И.Карасика, манипуляции – различного рода уловки в дискурсе, имеющие целью обманным путем убедить адресата встать на позиции отправителя речи, несмотря на несостоятельность фактического или логического обоснования вопроса. «Уловки в дискурсе представляют собой совокупность разнородных приемов социально осуждаемого воздействия на адресата» [Карасик 2002: 95].

Предпринимались неоднократные попытки классифицировать приемы манипуляции, используемые в первую очередь в полемике, дискуссии, споре. Первая такая классификация была предложена еще С.И. Поварниным [Поварнин 1990]. С тех пор в многочисленных пособиях по логике и риторике приводятся разнообразные примеры разнородных ошибок в суждениях, сознательно применяемых с манипулятивной целью.

В.И. Карасик в своей работе выделяет три основных вида манипуляции: псевдоаргументация, имитация авторитетности и имитация силы [Карасик 2002: 95]. Наиболее изученной является псевдоаргументация: намеренные и ненамеренные ошибки в аргументации (паралогизмы и софизмы), «позволительные» и «непозволительные» уловки, а также психологические уловки, позволяющие добиться победы над оппонентом в споре [Еемерен, Гроотендорст 1992; Панкратов 2000; Шейнов 2000 и др.]. Однако нельзя считать манипулятивным приемом любое нарушение законов и требований логики (аргумент «к аудитории», аргумент «к выгоде» и т.п.). Политическая речь не может обойтись без средств внушения. Обращение к эмоциям адресата – закономерный, естественный элемент речевого воздействия в политической коммуникации. Спекулятивный характер имеют не сами приемы, а их употребление в речи недобросовестными политиками.

Политическая коммуникация вообще относится к тем сферам жизни, где особенно часто практикуется манипулирование. Политическая манипуляция, в отличие от межличностной, предполагает воздействие на широкие массы и осуществляется с целью сделать их ведомыми, отвести им роль пассивных исполнителей воли правящих групп. Воля меньшинства в завуалированной форме навязывается большинству.

В ряде современных исследований содержатся классификация и анализ приемов, с помощью которых достигается желаемый прагматический эффект и осуществляется целенаправленное речевое воздействие на массовую аудиторию в текстах СМИ [Быкова 2000а, 2000б; Ермакова 2000 и др.].

Е.И. Шейгал разграничивает виды манипуляции в политическом дискурсе в зависимости от характера информационных преобразований. Референциальное манипулирование — фактологическое (ложь, подтасовка фактов, преувеличение, недоговорки) и фокусировочное (сдвиг прагматического фокуса) — связано с искажением образа денотата / референта в процессе обозначения действительности. Аргументативное манипулирование связано с нарушением постулатов общения: это нарушение логики развертывания текста или цельности текста (уход от ответа, переключение темы), уклонение от обязанности доказывания, маскировка логических ходов (ложные аргументы, возражение под видом согласия и т.д.) [Шейгал 2000: 190-191].

Демагогия и манипуляция могут существовать отдельно друг от друга: встречаются люди, использующие демагогические приемы лишь для самоутверждения, без стремления заставить адресата сделать что-то в своих интересах. Однако в политической коммуникации эти понятия пересекаются, перекрещиваются. Так, в речи Г.А. Зюганова встречаются и демагогические, и манипулятивные приемы. Но в первую очередь он демагог:

Я единственный реальный кандидат который может противостоять партии власти / и это мы доказали на протяжении всех последних лет // Я народный кандидат у которого есть реальная / конкретная программа вывода страны из кризиса / есть мощная команда / которая в состоянии решить эту проблему // Мы завтра можем сформировать правительство народного доверия / ограничить самовластие президента / восстановить обновленную Советскую власть / и решить проблемы которые волнуют каждого жителя нашей страны // [РТР, «Выборы-2000», 7.03.2000].

Приведение «страшных», но ни на чем не основанных цифр — любимый демагогический прием Г.А. Зюганова (впрочем, как и В.В. Жириновского):

Девяносто восемь процентов россиян согласны что последние 10 лет страной управляли преступники / которые разрушили и обобрали до нитки // (Г.А. Зюганов) [РТР, «Выборы-2000», 7.03.2000];

Из демагогических приемов, используемых политиками, наиболее часто встречаются необоснованные оценки – подмена объективной оценки (см. раздел 6.1.3) субъективным опорочиванием:

Я вообще не уверен, что СПС пройдет в Думу и продолжит оказывать свое тлетворное влияние на национальную политику и экономику (Д.О. Рогозин) [«АиФ. Свободный взгляд», № 11, 2003].

Источник:
Речевая манипуляция в политической речи
В настоящее время исследования в области речевого воздействия представлены несколькими направлениями (теория аргументации, теория речевого воздействия, теория речевых жанров и т.д.), среди которых предмету нашего анализа наиболее близким является то, что американцы называют "критическая лингвистика". , страница 1
http://works.doklad.ru/view/TyXNFybE5Ls.html

COMMENTS