Правда он пытался еще рыпаться

10 поступков парней, которые говорят о том, что любовью здесь и не пахнет

10 поступков парней, которые говорят о том, что любовью здесь и не пахнет

Вы тоже сталкивались со странными моделями поведения парней? Их как будто специально разработали в секретной мужской лаборатории для того, чтобы сбивать девушек с толку.

Этому не суждено продолжаться, потому что редакция AdMe.ru выяснила правду и спешит поделиться ей с вами.

Пропадает месяцами, а потом появляется как ни в чем не бывало

Что случилось: Он внезапно дал о себе знать после долгого отсутствия.

Что вы об этом думаете: Он был слишком занят и не мог написать все это время. Он был в плену и сбежал сегодня утром. Или мотал срок по ложному обвинению. Но он, конечно же, думал обо мне каждую минуту.

Что происходит на самом деле: Интересно, она там жива еще, любит меня?

Что случилось: Он начинает разговор и пропадает.

Что вы об этом думаете: У него появились срочные дела. Села батарея. Похитили пришельцы. Мимо пролетала чайка и украла телефон. Но он абсолютно точно хотел со мной поболтать.

Что происходит на самом деле: Он хотел напомнить о себе на случай, если в вашей жизни все наладилось и вы стали забывать о вашем прошлом.

Что случилось: Вы постоянно общаетесь онлайн, но предложений встретиться не было.

Что вы об этом думаете: Он очень скромный и опасается отказа. Он еще не готов встретиться со столь неотразимой девушкой. Он боится своих чувств. Но он обязательно пригласит меня на свидание попозже.

Что происходит на самом деле: Он не хочет звать вас на свидание. Он хочет просто поболтать. Но не в реальной жизни.

Что случилось: Вы отлично провели время, но он вдруг ушел в подполье.

Что вы об этом думаете: Ему нужно время, чтобы принять тот факт, что теперь у него есть такое сокровище, как я. Он меня испытывает. У него проблемы на работе и пока не до любви. Но завтра, или послезавтра, или еще когда-нибудь у нас снова все наладится.

Что происходит на самом деле: Вы не интересуете его как постоянный партнер.

Что случилось: Он появляется только тогда, когда вами начинает интересоваться другой парень.

Что вы об этом думаете: Он ревнует. Отныне все будет по-другому, ведь он наконец-то понял, что у меня есть другие поклонники, и теперь будет бояться меня потерять.

Что происходит на самом деле: Ему нужно постоянное соперничество. Отношения, не подогреваемые охотничьим азартом, ему просто не интересны.

Что случилось: Он предложил быть друзьями, но при этом отчаянно флиртует.

Что вы об этом думаете: Он сам еще не понял, что влюблен в меня. Он боится, что я ему откажу. Он не может противиться моим женским чарам. Он считает, что сначала влюбленные должны стать хорошими друзьями.

Что происходит на самом деле: Он прекрасно видит, что вы смотрите на него влюбленными глазами. И пока его это забавляет, он будет подыгрывать. Но скоро ему станет скучно, да и вообще, появится постоянная девушка.

Не уделяет вам достаточно времени, забегает только по известному делу

Что случилось: Вы встречаетесь урывками после работы.

Что вы об этом думаете: Он такой занятой. Единственные два часа свободного времени он тратит на романтическое свидание со мной — это так мило. Он даже иногда остается на ночь, хотя мог бы уйти домой. У него просто физически нет на меня времени, и я это понимаю.

Что происходит на самом деле: Ему удобно иметь постоянного партнера в постели, и на этом все. Скоро у него появятся отношения и официальная девушка, и работа чудесным образом куда-то денется. А вы будете кусать локти и вопрошать «ПОЧЕМУ?!»

Что случилось: Вы вроде встречаетесь, но вы не часто видитесь с его семьей и друзьями, а может, и вовсе не знакомы с ними. Важные праздники вы проводите порознь.

Что вы об этом думаете: Он не хочет меня смущать. Он очень близок со своей семьей и друзьями, поэтому проводит с ними больше времени, чем со мной. Он боится, что они мне не понравятся.

Что происходит на самом деле: Вы ему важны не так сильно, как друзья и семья. Он не хочет, чтобы вас считали его девушкой или, еще хуже, невестой. Потому что он и сам так не считает.

Что случилось: Вы постоянно общаетесь в сети. Вы часто видитесь, потому что у вас общая компания. Вы хорошо проводите время, но романтикой и не пахнет.

Что вы об этом думаете: Он меня любит, но раны от прошлых отношений еще не затянулись, поэтому он не торопит события. Я стану его лучшим другом, и тогда он поймет, что любит меня.

Что происходит на самом деле: Вы отличный друг, и с вами приятно проводить время. Общение с вами доставляет удовольствие. Вы часть компании, вы — друг, а не любимая девушка.

Не желает обсуждать ваше совместное будущее и что-то менять

Что случилось: Когда вы пытаетесь заговорить о вашем будущем, он напускает дыму и таинственности или начинает злиться. А иногда просто отвечает: «Не знаю».

Что вы об этом думаете: Он еще не привык к тому, что у нас все серьезно. Он хочет сделать мне предложение, но так, чтобы это стало сюрпризом для меня. У него финансовые проблемы, и он не хочет перекладывать на меня этот груз, но когда он их уладит, мы поженимся.

Что происходит на самом деле: Вы не кажетесь ему лучшим претендентом на роль жены и матери его детей. Его устраивает то, что сейчас происходит между вами, но не больше. Он не говорит о будущем, потому что не хочет ничего менять.

Можете добавить другие примеры мужского поведения, которое сбивает с толку и рождает только вопросы?

Источник:
10 поступков парней, которые говорят о том, что любовью здесь и не пахнет
Вы тоже сталкивались со странными моделями поведения парней? Их как будто специально разработали в секретной мужской лаборатории для того, чтобы сбивать девушек с толку. Этому не суждено продолжаться, потому что редакция AdMe.ru выяснила правду и спешит поделиться ей с вами.
http://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/10-sluchaev-v-otnosheniyah-kogda-devushki-predpochitayut-ne-smotret-pravde-v-glaza-1623065/

Есть такая профессия – правду говорить

Есть такая профессия – правду говорить

Я, детский писатель Саша Кругосветов, хорошо помню времена расцвета БАБа и многочисленную прессу, посвященную этому нашумевшему персонажу. Обращаюсь к Андрею Кондрашову. Автору фильма «Березовский». Очень вы нас удивили, мил-человек. Что это вы вдруг так неожиданно БАБа вспомнили? Дела давно минувших дней. И почему именно сейчас? Когда «великий и ужасный» совсем уже в детскую страшилку превратился.

Конечно, сам замминистра по связи и коммуникациям сказал студентам журфака, что журналистика – это «бизнес». Ясное дело – бизнес. Дело, за которое вы зарплату получаете. Но, может быть, свою зарплату получше надо отрабатывать? Тщательнее?

Я вам не судья. Но в своем ЖЖ имею право сказать, что думаю об этом. Ничего нового мы от вас не услышали. Да еще и переврали вы, дружок, половину. Полезно было бы вам прессу того времени посмотреть, да и Пола Хлебникова заодно. Он и современником был, да и к профессии журналисткой посерьезнее вашего относился. А то у вас: на четверть – виды теплых стран, посещенных вами, милейший, за счет го-скомпании, то есть за мой счет. На четверть – недоказанные намеки, еще по четвертушке отнести приходится на ошибки и на важные умолчания. Очень важные умолчания. Особо важные умолчания!

Рассмотрим некоторые эпизоды.

Эпизод с девочкой Марианной, на которую БАБ «глаз положил» в ее 14-летнем возрасте. Которую передал потом по взаимозачету авторитету, что «держит в страхе» весь Гоа. Эпизод с посредником, который водил девчонок на второй этаж Дома приемов. Слюни по поводу «лучших замков Франции». Ах, какие замки! Раз владеет, значит – мерзавец. Очень даже желтенько получается.

Кондаков. Десять лет ждал, бедняга, надеялся получить иудины серебреники. А как опустили БАБа, так и перестал надеяться. И раскаялся искренне, и правду-матку в глаза сказал гениальному журналисту Андрею Кондрашову. Не смешите нас. Бедные правоохранители ничего до вас не знали. А вы им наконец глаза-то и открыли, что вон-де Кондаков – дитя безвинное, а злодей кто – и так понятно.

Потом вы летали – летали за счет госкомпании, трассы полония повторяли. И, конечно же, враз разобрались, что следы полония идут в другом направлении. Что от полония и не умирают вовсе. Итальяшка, гад, не умер же. Да и друг наш сердешный, тезка к тому же, – тоже ничего. Полоний – прикрытие. Правда, ядов у Литвиненко, кроме полония, не обнаружено. Зато медсестра с Украины у постели больного появлялась. Ну, это, конечно, все нам и объясняет. Бедные спецслужбы, что наши, что британские, просмотрели, видать, медсестру. Тоже желтовато выглядит.

Михаила Гафта нам показали. Намеки. Мол, погиб при странных обстоятельствах. К чему намеки? Что нового? Органам глаза открыть? Все было и тогда известно. Все намеки, видать, вытравил из бумаг в свое время могущественный зампред Совбеза. Скелеты спрятаны в надежных шкафах и истлели. А если спецслужбам надо будет – тотчас и достанут. И без ваших намеков.

Выкуп заложников. И опять же – мы, простые трудящиеся, поболе знаем об этом, чем «открыватель правды» о БАБе. Знаем из прессы, что не только вызволял заложников БАБ, но и зарабатывал на них. Не стеснялся высказываться, что война была, есть и будет самым доходным бизнесом. Посмотрите, Андрей, прессу тех времен.

Снова смакуется миф о необыкновенном научном интеллекте БАБа. Не так обидно, если нас всех так лихо развел «очень умный, очень интеллектуальный». Никто из знавших его не отзывался о нем как об особо умном. Только журналисты. Остальные – скорее наоборот. Скорее – как о комедийном персонаже.

Для чего вся эта полуправда? Кому-то, наверное, надо. Это – политика, и меня это мало интересует. Огорчает другое: обаяние Кондрашова не может скрыть главного – его непрофессиональное™ и ангажированности.

У меня только один вопрос. Зачем молодому, успешному, возможно, неглупому журналисту создавать очередную желтую ленту? Предавать свой цех. Предавать свою профессию.

Судьба человека так хрупка. В любой момент каждый может оказаться на краю обрыва. Как было с Луговым. С Литвиненко. Как это случилось с Гафтом. С Бадри. Как сейчас – с БАБом. Никто от этого не застрахован. Ни хороший. Ни плохой. Как противостоять этому состоянию «перед обрывом»? Никак. Просто нужно быть готовым. Заранее. И не изменять самому себе. Не тому себе – кем ты стал. А тому – каким тебя создавали. Подумайте об этом, Андрей Кондрашов.

Есть такая профессия – правду людям говорить. Не полуложь. Не полуправду. А правду. Журналистика называется. Хотя есть и другое мнение о журналистике. Андрей! Вы не хотите стать настоящим журналистом? Станьте им. Попробуйте. Не слушайте замминистра. У вас получится.

Источник:
Есть такая профессия – правду говорить
Есть такая профессия – правду говорить Я, детский писатель Саша Кругосветов, хорошо помню времена расцвета БАБа и многочисленную прессу, посвященную этому нашумевшему персонажу. Обращаюсь к
http://public.wikireading.ru/5445

Новое в блогах

ЗАПАД НАКОНЕЦ СКАЗАЛ ПРАВДУ: ОН ХОЧЕТ «УНИЧТОЖЕНИЯ ЛЮБОЙ РОССИИ»

ЗАПАД НАКОНЕЦ СКАЗАЛ ПРАВДУ: ОН ХОЧЕТ «УНИЧТОЖЕНИЯ ЛЮБОЙ РОССИИ».

Кертис Скапаротти, вступивший в должность после отставки генерала Филипа Бридлава, заявил, что альянсу угрожает «возрождающаяся Россия».

МОСКВА, 5 Мая 2016, 13:43 — REGNUM Главнокомандующий Объединенными вооруженными силами (ОВС) НАТО в Европе генерал Кертис Скапаротти, вступивший в должность после отставки генерала Филипа Бридлава, заявил, что альянсу угрожает «возрождающаяся Россия», которая стремится показать себя мировой державой, сообщает пресс-служба Пентагона.

Главный редактор ИА REGNUM Модест Колеров прокомментировал слова Кертиса Скапаротти, согласно которым, если военно-политического сдерживания окажется недостаточно для сдерживания российской угрозы, необходимо «повышать уровень готовности к противостоянию»:

«В стране и на всех континентах у западных пропагандистов, бесплатных и платных пособников информационной войны против России, сегодня день траура. Десятки лет из всех горл и рыл они твердили и твердят, что совокупный Запад в отношениях с Россией преследует исключительно идеалистические, «ценностные» цели, что военно-политические институты Запада, как это следует из их официальных документов, якобы борются за права человека, права народов, права белых медведей, права выхухолей, экологию, народные танцы, гомосексуалистов, гермафродитов, невинных «террористов».

Что только «плохая» Россия заставляет их относиться к России враждебно. А пятая колонна этой любвеобильной публики в России, в ее обществе и власти, громко аплодируют этим заявлениям, содействуют любым действиям под этим флагом, получают деньги за реализацию этих планов, делая вид, что искренне верят в эти слова.

Теперь у них траур: один из высших военно-политических руководителей совокупного Запада прямо сказал: нам не нужна любая Россия, нам нужна смерть любой России, даже если к власти окончательно придут западные агенты и все правительство будет укомплектовано из гомосексуалистов, даже в этом случае Россия в глазах Запада не имеет права на существование. А вы, все миллионы западных пропагандистов и прозападных идиотов в России, сказал начальник, просто лжецы, вы — просто маскировка, вы — просто пушечное мясо против России.
Запад наконец сказал правду: он хочет уничтожения любой России».

P.S. Шах и мат, господа либералы!
Надеждины, Рыжковы, Кудрины, Станкевичи.
Будете продолжать петь о том, что Россия должна то, должна это?
Когда, извините, она успела настолько задолжать врагам?

Как бы вы не пресмыкались, они нацелены уничтожить Россию! Вместе с вами, слизняками!
И вы им в этом помогаете. Что бы вы ни говорили!

Источник:
Новое в блогах
ЗАПАД НАКОНЕЦ СКАЗАЛ ПРАВДУ: ОН ХОЧЕТ «УНИЧТОЖЕНИЯ ЛЮБОЙ РОССИИ» ЗАПАД НАКОНЕЦ СКАЗАЛ ПРАВДУ: ОН ХОЧЕТ «УНИЧТОЖЕНИЯ ЛЮБОЙ РОССИИ». Кертис Скапаротти, вступивший в должность после
http://maxpark.com/community/politic/content/5218303

Правда он пытался еще рыпаться

1.3.3. Стилистическая оценка жаргонизмов и арготизмов

Упражнение 137. В юмористической статье, помещенной в газете «Университетская жизнь», укажите жаргонизмы и просторечные слова, уточняя их значение в толковых словарях русского языка. При отсутствии толкования к тем или иным словам в словаре воспользуйтесь «переводом» жаргонизмов в «отредактированном» варианте текста.

Хаммурапи по новой стал гнуть пальцы на Ларсу и в натуре ее загасил. Рим-Син проявил себя дятлом. Он прикинулся батоном и пробовал залупаться, но получил по рогам и припух. Тамошний Зимрилим был не то чтоб дауном, просто по сравнению с Хаммурапи он оказался корявым лохом и заглох, как фанера.

Правда, он пытался еще рыпаться и делать пальцы веером, но накололся, и в 1759 году до нашей эры ему пришла труба — и ему, и всей его хевре.

Газета «Университетская жизнь» от 09.12.91 г.

Статья «KONSPEKT ODNOGO KRUTOGO STUDENTA NA ODNOJ ZABOJNOJ LEKCII»

Хаммурапи предпринял новую попытку захватить Ларсу, и на сей раз победил. Рим-Син оказался бессилен. Он пытался сохранить независимость, но силы были неравны. Отстранив от власти Рим-Сина, Хаммурапи решил присоединить Мари. Зимрилим был не очень плохим правителем, но в полководческом искусстве и дипломатии был слабее Хаммурапи и сам это признавал. Правда, он сделал безуспешную попытку вернуть себе власть и восстановить свои владения; в 1759 году до н.э. его казнили вместе со всем династическим окружением.

«Перевод» на литературный язык «Конспекта одного крутого студента на одной забойной лекции».

Упражнение 138. Выделите терминологическую, профессиональную и профессионально-жаргонную лексику; дайте стилистическую оценку ее использованию.

I. По разным оценкам, удельный вес теневой экономики в России достигает от 20 до 50 процентов ВВП. В среднем в мире эта цифра составляет от 5 до 10 процентов.

Вымогательство порождают огромные денежные суммы, вращающиеся в сфере теневой экономики. По оценкам специалистов международного фонда «Реформа», разрыв между официальными данными о валовом накоплении основного капитала и отчетными данными об объеме капвложений составил в прошлом году более 43 миллиардов долларов. Подавляющая часть этой суммы составила оборот теневиков. Если добавить сюда суммы утечки капиталов по другим каналам, то цифра увеличится до 500 миллиардов долларов. Уголовная преступность сегодня пляшет под дудку экономической…

По данным Министерства юстиции, по 148-й статье, за вымогательство, в 1994 году осуждено 6400 человек. В 1995-м — 7900 человек.

Любители и профессионалы

Он всегда подает милостыню нищим, калекам — сама видела.

У него приятная внешность и спокойный доброжелательный голос. В голосе проскальзывают властные нотки, но именно в той мере, в какой они и должны быть присущи сильному мужчине. В свободное время он пишет сказки, и, по-моему мнению, они сделали бы честь любому детскому журналу.

«…Весной восемьдесят восьмого я приехал в Москву с десятью рублями в кармане. Это было как раз перед закрытием магазинов «Березка». У «Березок» тогда собирались все представители преступного мира: кидалы, банкиры (люди, дающие деньги в долг под проценты), наперсточники, проститутки… Там и обсчитали моего друга при обмене чеков. Причем человек, который это сделал, имел столько оружия и головорезов за спиной, что его не решилась трогать даже милиция. Но я-то этого не знал! Зато был высокого мнения о своих физических способностях, поэтому просто ударил этого мальчика, ничего не объясняя. Тот упал. Все вокруг буквально ошалели от такой наглости. Никто не осмелился даже подойти. После этого эпизода в определенных кругах у меня появилась репутация «крутого».

Первое время ничем не занимался вообще. Ну там отнимешь что-нибудь, в смысле — возьмешь у спекулянта и заплатишь нормальную цену. Ребята из видеосалона давали 40-50 рублей в месяц, по тем временам на эти деньги можно было жить. Наверное, мне платили за то, чтобы иметь возможность обратиться за советом. Я не считаю это вымогательством. Я оказывал людям определенные услуги, это была творческая работа, за которую я хотел получать столько-то денег.

В 1989 году видеокооперативы стали закрывать, и я перешел под официальную крышу. Все торговые точки, существующие на территории моих двух районов, ежемесячно давали нашей организации от 500 до 700 рублей и 200-300 — лично мне. Эти суммы перечислялись по безналичному расчету — и людям не так обидно, и мне приятно, что эти деньги есть. Из них платили зарплату, командировочные, премиальные. Я получал в этой организации 160 рублей.

Поменялась власть, и меня назвали грабителем. Я был очень удивлен. Ведь организации от этого хорошо. А потом, как я мог в девяностом году прожить на 160 рублей в месяц?!»

У нас существуют две теневые экономики, утверждает мой информатор. Одна из них основана на том, что у нас называют организованной преступностью. Здесь люди воруют у государства. Это тот самый «низовой рэкет», когда человека берут за горло и требуют денег «от фонаря».

Как и в любом другом деле, здесь есть любители и профессионалы. «Профи» изысканны как в выражениях, так и в способах шантажа.

(Марзеева С. Рэкет жил, рэкет жив, рэкет будет жить // Известия. 1996. 17 июля.)

Упражнение 139. В отрывках из статьи «Баккара по-домодедовски» («Известия») укажите просторечную и жаргонную лексику. Отметьте ее цитатное употребление и включение в авторскую речь. Дайте оценку использованию нелитературных слов и выражений.

Источник:
Правда он пытался еще рыпаться
Читать книгу онлайн "Упражнения по стилистике русского языка" — Голуб Ирина Борисовна — бесплатно, без регистрации.
http://www.litmir.me/br/?b=211059&p=29

Правда он пытался еще рыпаться

…Первых, кого нам показывали, за незначительные проступки вешали, на длинных веревках. Общая казнь. Помещение такое большое, вроде ангара. У стены помост длинный, высокий такой, метра три от пола. А напротив помоста – трибуны, вроде как на стадионе. На трибунах человек тридцать, вроде матери, тетки, сестры этих, которых казнят, ну, и из чиновников кто-то. Некоторые с камерами, фотоаппаратами. Отдельная кафедра в сторонке, для палача. Мы тоже на трибунах расселись. Над краем помоста – балка железная такая, длинная, от стены до стены. На ней крюки, и с них петли свисают. Много, двадцать, или двадцать пять, я уже не помню точно. Веревки длинные, но закручены в такие кольца — Настя пальчиком очертила в воздухе круг — и тонкой такой проволочкой связаны. А петли – простые удавки.

Потом девчонок стали выводить. Большинство лет пятнадцати, как я. Тех, что постарше – мало было. Все голые. Никаких там трусиков, тапочек. Значит, выводят их по одной, руки за спиной уже связаны, и локти ремешком стянуты. Там в тюрьме вообще всех голыми вешают, независимо от возраста. Ну, вот, каждую по две девушки ведут, помощницы, в белых таких обтягивающих коротких комбинезонах. А у девчонок на головах мешки надеты, белые. Я думала их в мешках и вешать будут. Оказалось — нет, это, чтобы они не пугались раньше времени.

Ну, подводят каждую к краю помоста – и сразу петлю на шею. Потом на лодыжках быстренько ремешок стянули — и мешок снимают, когда уже в петле. А потом веревку туже подтягивают, чтобы стояли ровно, не дергались. Вот, поставили их так в ряд, плотно, меньше метра друг от дружки. Длинный ряд, наверное, все-таки двадцать пять их было. Да, точно, вспомнила! Говорили, что за четыре приема сотню вешают.

Ну, некоторые девчонки напоследок хныкать стали. Особенно молоденькие, от страха, наверное. На трибуне тоже шумно стало. Негромко, так, кто своих узнал, мамы дочек подбодрить пытаются, руками им машут, а те, с петлями на шеях, только кивают. Некоторые девчонки совсем спокойно стояли, а некоторые всхлипывают, уже и разреветься собирались.

Потом звонок громкий такой, все сразу затихли, даже те, которых вешали, а потом раз – передняя часть помоста откидывается, и они – вниз. Некоторые еще вскрикнуть успели, а потом – Бумм! Перекладина – балка стальная, аж загудела от рывка, когда они, все разом… Все-таки вес большой, двадцать пять девчонок!

Падение высокое и они, бедные, аж подпрыгнули на веревках. Веревки то длинные, спружинили. Ну, и где-то с пол метра от пола повисли. Потом задергались, правда не все. Некоторые сразу уже как мешки повисли, а некоторые еще ножками дрыгали, правда, недолго. Шлепаются друг о дружку, качаются. Минут через пять уже ни одна не шевелилась. Только раскачивались слегка по инерции, да крутились на веревках.

Ну, вот. Минут десять еще они висели, потом врач их осмотрел, а потом уже родственниц пустили, вроде как прощаться. Женщины под виселицу хлынули, кто обнимает девочек повешенных, кто целует, они то невысоко висели, а кто так смотрит, дотронуться боится. Мы тоже подошли, посмотреть.

У некоторых лица спокойные, будто спят, а у некоторых — у кого язык болтается, у кого глаза на лоб вылезли, у кого-то кровь изо рта капает, видно, язык прикусила, когда петля за горло дернула. Шеи у них вытянутые, вены вздулись, головки набок. И пахнут все потом.

Вот и все. Потом уже бригада девушек пришла, тех самых, что девочкам петли наверху надевала, и стали трупы из петель вынимать. Объявили, что следующая казнь через час, и попросили всех на выход.

Ну, а нас повели дальше показывать.

— Вот это да! – Сказала заслушавшаяся Светка. – Сразу по двадцать пять, ни фига себе! А взрослых на той виселице казнят?

— Да, сказали – всех казнят, только группы близко по возрасту подбирают.

— Ну, а еще что вам показывали?

— Виселиц всяких там много, электрические стулья, гильотин разных. На одной из виселиц женщину казнили и троих девочек. Маму с дочками. За что – не говорили, но за что-то серьезное. Две прелестные девочки — близняшки, на вид лет четырнадцати, не больше, а третья – лет семнадцать — восемнадцать уже, наверное. Красивая такая, сама стройная, но груди такие, уже сочные, торчат, попка круглая.

Значит, семейная казнь. Нам через стекло показывали, с обратной стороны зеркала. Вроде, когда семейная казнь, они не должны знать, что кто-то может смотреть. Поэтому и звука мы не слышали, смотрели тихо.

Комната – отдельная. Небольшая такая, без окон. В комнате ничего нет, только зеркало, за которым мы, две видеокамеры, ну, это – как положено, и четыре петли в ряд с потолка свисают. Всех один палач привел, мужчина. Все голые, как положено, руки и локти за спиной уже связаны. Женщина тоже красивая, шатенка, статная такая, груди тугие, бедра широкие, зад круглый, но талия узкая. Лицо приятное, открытое, на дикторшу с телевизора похожа, ту, что передачу про погоду вела. А может, то она и была?

Дальше интереснее пошло. Женщине и старшей девочке он руки развязал, и все время они говорят о чем-то. А петли – тросик тоненький такой, как струна, блестящий, у потолка через блок – и через кольцо на стене.

И вот они, и женщина, и дочка старшая, этих девочек связанных обнимают, целуют, что-то там с ними воркуют, а потом старшая девочка берет одну из младших, прижимает к себе и отворачивается. А в это время второй девочке женщина накидывает петлю на шейку, хватается за веревку и без особых усилий раз — и вздергивает ее под потолок!

Бедная девочка начинает отчаянно дергаться в петле, выгибаться и раскачиваться. Палач спокойно стоит в сторонке. Пока женщина привязывает конец тросика к кольцу в стене, он ей что-то говорит, показывая то на повешенную девочку, то на петлю. Похоже, она слишком резко ее вздернула, это надо было делать медленнее. Женщина кивает, что-то отвечает, и подходит к остальным дочерям. Пока старшая держит, мать накидывает петлю на шею второй близняшке, и быстро, но уже более плавно, вешает ее рядом с первой. Привязав веревку, она хватает первую из повешенных ей девочек за ноги, видимо, хочет дернуть, чтобы прекратить страдания, но палач, который в это время связывает руки старшей девочке, не разрешает. Видимо, дергать за ноги нельзя.

Стянув локти старшей девочки, палач передает ее матери. Стараясь не смотреть на младших девочек, мать накидывает петлю на шею старшей дочери, порывисто обнимает ее, гладит по головке, быстро целует ее в глаза, лоб, щеки, потом хватается за веревку, и с большим усилием вздергивает и ее. Палач не помогает ей, и женщина, с трудом подняв тело повешенной дочери на пол метра над полом, привязывает веревку.

Девочка висит почти спокойно, ее гладкое тело лишь слегка изгибается. Заметно, что она в сознании и пытается сохранить самообладание, хотя тонкий трос, впившийся в горло, причиняет ей ужасную боль.

Вот. А палач пока быстро связывает руки женщины, и, накинув ей петлю, натягивает веревку, вздергивая несчастную на носочки. Так он держит ее некоторое время, при этом что-то говорит ей почти на ушко. Она, вытянувшись в струнку, балансирует на пальчиках, и все пытается то заглянуть ему в глаза, то на дочек повешенных посмотреть.

А потом он тянет сильнее, плавно поднимая женщину, и привязывает трос, оставляя ее висеть тоже в полуметре над полом. И мать, сама повесившая троих своих дочерей, присоединяется, наконец, к ним.

Женщина сильная, начинает биться почти сразу, но не резко, как бы осторожно. Она то вместе, то поочередно сгибает ноги, и медленно разгибает.

Палач еще там. Чему-то улыбается про себя, почти нежно щупает роскошные груди повешенной женщины, проводит рукой по ее животу. Похоже, она ему нравится, во всяком случае, ее тело. В это время язык ее вываливается, и длинная слюна повисает с подбородка на грудь. А он повернул ее на веревке к себе спиной, и разглядывает ее великолепный зад. Будто картиной любуется.

Потом погладил по попке, нежно так, и вдруг как шлепнет ее! Ягодицы круглые прямо так и заплясали! А она брык, брык ножками! Ну, и он ушел.

Вся процедура казни не заняла, наверное, больше десяти минут, но нам тогда показалось, что мы смотрим уже не первый час. Нас позвали уже дальше, но мы еще чуть задержались, уж очень трогательная была картина.

Уже через несколько минут женщина первая из повешенных перестала подавать признаки жизни. Тонкая петля все же прорезала где-то ее кожу, и по вытянутой шее на грудь побежали темные струйки. Вот потому, что их вешали на такой тонкой струне, мы и решили, что казнят их за что-то значительное.

А все три девочки продолжали дергаться еще долго. Языки повывалились у них, глаза вылезли. Последней, мне кажется, старшая умерла. Хотя, может мне и показалось.

— Да, — Сказала задумчиво Света, — Я бы согласилась, чтобы моя мама меня сама повесила… Это лучше, чем кто-то… Хотя она даже смотреть на это боится.

— Моя, вот, не боится… Ведь пришла же посмотреть. А вот если бы тебе пришлось свою маму повесить, ты как, смогла бы?

— Ну, я как-то не думала… Не знаю… — Светка задумалась, — Хотя, если бы ее все равно вешали бы… И меня вместе с ней, то может быть… Нет, лучше, чтобы она меня.

— А я бы, наверное, смогла. Моя тетя двоюродная уже двух своих дочек повесила. Деньги платила, чтобы ей самой разрешили, без палача чтобы.

— Ну, а еще что вы видели там?

— Карцер нам показывали. Там и женщины, и девочки, почти повешенные. В петлях, и веревки натянуты так, что только пальчиками до пола достают. А пол железный, и раз в пять минут ток включают. Они тогда начинают дергаться, корчиться, ноги поджимают и висят, а потом снова пол нащупывают. В карцер сажают на четыре часа, и трое из десяти обычно не выживают. Там строго с дисциплиной.

Ну, еще кол показывали, вроде экспериментальный. Не кол даже, а стул. Высокий такой, железный. Сажают женщину, а из сиденья штырь заостренный торчит, блестящий такой, никелированный. Торчит острие, сантиметров 10-15, а в диаметре сантиметра три-четыре. Ну, вот. Усаживают ее попой на этот штырь, аккуратно так, и привязывают ремнями крепко. А потом включают что-то там, и он начинает выезжать вверх. И очень медленно, хотя, скорость разную можно поставить.

Нам показывали женщину, лет двадцати пяти, блондинку с небольшой аккуратной грудью и крепким задом. Ей поставили скорость – 6 сантиметров в минуту. То есть миллиметр в секунду. Пару минут она еще сидела, только головой вертела. А потом, сколько визгу было да воплей! Минут десять визжала и дергалась страшно. Потом уже только стонала да хрипела, а минут через пятнадцать ей голову назад завернули, и скоро острие вышло у нее изо рта. И она была еще жива. Было видно, что дышит, груди так прямо вздымаются. Потом она напряглась, и как затрясется, мелко так! Нам сказали, что теперь ток по колу пускают и по креслу. Будут пускать, пока не добьют, иначе долго будет.

— Да, в общем, и все. Больше ничего особо интересного.

— Теслина! Теслина, Анастасия, где?

— Ой, Настя, это же тебя… — Подхватилась Светка. – Уже зовут, а мы не слышим!

— Я здесь! – Отозвалась Настя на голос. – Иду! Ну, вот и все. Мамочки, страшно как! Сейчас повесят, ой!

— Ничего, держись, подружка! – Быстро зашептала Светка, поднимаясь вместе с Настей с дивана, — Всего пару минут потерпеть. И я скоро за тобой!

— Да я бы ничего, но там народу полный зал, а я совсем же голая! Я стесняюсь!

— Теслина! А, вот и ты. – Зеленоглазая сержант внимательно осмотрела Настю. – Ты готова, молодец! Пойдем, скоро твоя очередь.

Девочки быстро и порывисто обнялись, и дверь за Настей закрылась. Светка вздохнула, и вернулась на диван. Трусики все же немножко жали, и она опять поправила резинки. Посмотрев вокруг, она заметила, что в комнате их осталось уже меньше десяти женщин. Светка плюхнулась животом на диван и раскрыла очередной журнал.

Ее позвали минут через сорок. Светка затянула ремешки на босоножках и храбро направилась к двери, заметив, что шестеро оставшихся женщин провожают ее взглядами.

Взяв за плечо, сержант повернула ее, осмотрев со всех сторон, и вместе с ней вошла в комнату. Медсестра Лена, улыбаясь, поманила ее к себе. Она сидела у стола на массивном стуле, держа в руке два белых ремешка.

— Ну, как ты? – Спросила она Свету, когда та подошла, — Все нормально?

— Порядок! – Постаралась твердо ответить Светка, но и сама почувствовала, как голос ее задрожал.

— Вот и молодец! – Ободряюще погладила ее по щечке Лена, — Повернись, и дай мне твои ручки.

Светка повернулась к ней спиной и завела руки назад, сложив ладошки вместе. Тут же она почувствовала, как ремешок туго стянул запястья.

— Теперь локти. Светочка, немного потерпи.

Локти Светки сошлись вместе, стянутые вторым ремешком, и стало немножко больно в вывернутых плечах. Медсестра повернула ее опять лицом к себе. Она так и сидела на стуле, поэтому смотрела на Светку чуть снизу, положив ладони ей на бедра.

— Ну, вот, малыш, пора и тебе. Там много людей, но ты не бойся. Ты никого почти не увидишь из-за прожекторов. Главное – не волнуйся. Тебе уже ничего делать не придется, только выйти на сцену. На повешенных не смотри. Смотри в зал. И сама не заметишь, как все кончится.

— Я постараюсь. – Тихо ответила Светка, хотя внутри у нее все тряслось от страха, и очень хотелось убежать куда-нибудь и спрятаться.

— Хорошо, пойдем. Дыши глубже. Улыбайся, ты сейчас актриса и выходишь на сцену! Покажи им всем, какая ты смелая! Удачи!

Свет прожекторов ослепил ее. Он заморгала, пока е глаза привыкали к яркому свету. Зал сдержанно шумел. Кто-то нежно, но твердо подхватил ее под руки и повел на середину сцены. Коленки предательски дрожали и Светка неуверенно перебирала ногами на высоких каблучках. Она помнила, что надо смотреть в зал, но зал тонул во мраке, зато висевшие на длинной металлической штанге в ряд голые женские тела были освещены прекрасно.

… Настя висела пятой или шестой с краю, между рыжей девушкой лет двадцати и коротко стриженой крепкозадой брюнеткой. Ковыляя на спотыкающихся ногах по сцене, Светка не могла оторвать взгляд от девочки, с которой только что болтала перед телевизором на диване.

— Орешкина Светлана, пятнадцать лет! – Громкий голос раздался, кажется с неба, или со всех сторон одновременно.

Зал сдержанно зааплодировал, кто-то свистнул.

— Смотри в зал! – Жарко шепнул кто-то в самое ухо.

— … Через повешение! … Курение! … употребление! … В соответствии … приговор … — Голос с неба долетал какими-то отрывками. Светка теперь стояла лицом в зал, вся залитая светом прожекторов, тупо уставившись в полумрак. Но в глазах ее стояло лицо Насти. Незнакомое лицо. Распухшее, темное. В широко раскрытых глазах повешенной девочки отражались точками прожектора, отчего казалось, что глаза ее сверкают и искрятся. И язык … Светка никогда не думала, что язык может быть таким длинным…

— Девочка немного волнуется, – Голос с неба стал тише, и оказался почти приятным. – Это простительно в данных обстоятельствах.

— Ну, что же ты?! Расслабься! Ну! – Опять горячий шепот прямо в ухо. – Улыбнись!

Ее встряхнули за плечи, и Светка попыталась улыбнуться в зал. Она впала в какой-то ступор, с которым никак не могла справиться. Улыбка получилась кислой. Вздувшиеся сосуды на тонкой шее Насти … Маленькое алое ушко, примятое белоснежной веревкой … Слюни, свисающие с подбородка …

Она почувствовала рядом взмах чьих-то рук, и тут же веревка мягко охватила ее шею. Мысли путались. Тело покрылось испариной. Веревка стала туже. Как дрожат коленки! «А что же я…» Белоснежные Настины трусики с яркими буквами…

— Вот и все. Уже все. – Опять шепот на ухо. – Сейчас все кончится, ты молодец…

Жар между ног. Там стало мокро. Заныли соски. «Трусики промокнут! Все увидят! Мамочки, о чем я думаю…» Сердце стучит так, что готово выпрыгнуть из груди.

Веревка стала еще туже. Туже. Больно! «Вешают. Меня!! Мама. » Светка в панике попыталась вытянуться, на носочки, еще чуть-чуть! «Нет. Не на… .. .»

Ноги вдруг свободно мотнулись в воздухе. Ряды прожекторов наклонились и поплыли куда- то в сторону. Веревка больно врезалась в шею. Аплодисменты… Свист… Светка дернулась, взбрыкнула ногами, прожектора вдруг приблизились, еще ближе…

— Светлана Орешкина! … Повешена в соответствии с !! … — Сквозь шум…

— Подбодрим очаровательную девочку АПЛОДИСМЕНТАМИ .

Света, подтянув ноги, резко бросила их вниз. Рывок отозвался резкой болью в горле. Еще раз… Красные пятна в глазах. Шум и звон в ушах постепенно заглушил все окружающие звуки. Света забилась, беспорядочно дергая ногами и руками. Мысли потухли, и боль стала затихать вместе с шумом.

Источник:
Правда он пытался еще рыпаться
Повешение и не только оно…
http://www.torturesru.com/dle/novels/bor_novel/page,3,3552-svetka.html

Правда он пытался еще рыпаться

ДухLess «пошел в народ» и уже, в прямом смысле, разлетелся на цитаты!

Читаем их ниже! Добавляем также свои любимые и отмечаем особо понравившиеся;)

1. Моя секретарша Катя – андроид. Работает от сети. Если ее неожиданно отключить, это вызовет сбои в ее операционной системе, сотрет всю память и выведет из строя на месяц. По дороге домой она переходит в режим «улица» и воспринимает только информацию из женских журналов.

2. Я всего добился сам! Я не виноват, что я не инвалид и не урод!

3. Деньги – это абсурд. Вы работаете на очко. Вы каждый день спускаете свою жизнь в унитаз.

4. — А чего же тогда ты здесь делаешь? Как вы говорите «в этой стране»?
— Я здесь живу. И хочу, чтобы в этой стране всё было как-то нормально.

5. Революции нужны мученики, а не придурки.

6. Я нас ненавижу не за то, что мы – клерки, а за то, что мы мечтаем быть клерками.

7. Светская Москва. Ярмарка тщеславия. Так называемое «высшее общество». Сборище якобы сильных, якобы богатых и якобы знаменитых мира сего. Террариум.

8. Ты хочешь, чтобы я с тобой жизнь проматывала, а потом гордилась этим, да?

9. У нас Духовность!

10. Имидж, Макс, имидж!

11. Это всего лишь бабки. Бабки! Бабки, сука, бабки!

12. Алкоголизм – это не корпоративно.

13. — Я по поводу дезинфекции. У меня тараканы завелись.
— А если тараканы в голове, то дезинфекция не поможет.

14. Мои клиенты – это мое начальство.

15. Если хочешь, ты можешь приехать ко мне на квартиру и узнать обо мне всё: что я ем, что я пью, что слушаю, что читаю. Хочешь, можешь порыться в моих фотографиях. Взломать мою личную почту. Узнать много нехорошего. У тебя будет возможность уехать или остаться.

16. Уже знаешь, с кем будешь спать сегодня?

Источник:
Правда он пытался еще рыпаться
ДухLess «пошел в народ» и уже, в прямом смысле, разлетелся на цитаты! Читаем их ниже! Добавляем также свои любимые и отмечаем особо понравившиеся;) 1. Моя секретарша Катя – андроид.
http://vk.com/topic-41893022_27654069

COMMENTS