Психолог фромм 4 буквы

Psy в лицах

Годы жизни: 23 марта 1900 – 18 марта 1980

Немецкий социальный психолог и психоаналитик, тесно связанный с Франкфуртской школой «критической теории», известен концепцией свободы как фундаментальной части человеческой природы.

«Я хотел понять законы, которые управляют жизнью отдельного человека, и законы общества, то есть человека в его социальном существовании, — размышляя о своей работе, писал Эрих Фромм. — Я пытался найти абсолютную истину в концепциях Фрейда, убрав те предположения, которые нуждались в пересмотре. Я пытался сделать то же самое с теорией Маркса и, наконец, пытался прийти к синтезу, объединив понимание и критику обоих мыслителей».

В 12 лет он пережил первое яркое событие, которое шокировало его и повлияло на дальнейшую работу. Случай был связан с другом семьи. Вот как Фромм описывал это в воспоминаниях:

«Ей было около 25 лет. Она была красивой, привлекательной и в дополнение к этому — художницей. Первый художник, которого я когда-либо знал. Кажется, я слышал, что она была помолвлена, но позже расторгла помолвку. Чаще всего ее видели в компании вдовствующего отца. Насколько я помню, он был старым, неинтересным и довольно непривлекательным человеком, или так я думал (возможно, мое предвзятое суждение было связано с ревностью). Однажды я услышал шокирующую новость: ее отец умер, и сразу же после этого она покончила с собой, оставив завещание, в котором просила, чтобы ее похоронили с отцом».

Фромм был еще подростком и тяжело переживал случившееся. Пытаясь разобраться в причинах, стал искать ответы и нашел частичное объяснение в работах Зигмунда Фрейда.

Вторым событием, оказавшим влияние на его мировоззрение, стала Первая мировая война, которая началась когда Эриху было 14 лет. Он увидел крайности, на которые может пойти национализм. Происходившее не только напугало его, но и заставило задуматься о причинах иррационального массового поведения людей. Вновь обратившись к трудам выдающихся мыслителей, он нашел некоторые ответы у Карла Маркса.

Фромм родился 23 марта 1900 года во Франкфурте-на-Майне и был единственным ребенком в семье ортодоксальных евреев. Ранние годы будущего психоаналитика прошли несчастливо: мать страдала от депрессии, у отца был вспыльчивый характер. Позднее он описал детство как «крайне невротическое».

Академическое образование Фромм начал получать после окончания войны в 1918 году. Он поступил во Франкфуртский университет и провел здесь два семестра, изучая теорию права. Затем продолжил образование в Гейдельбергском университете, где при поддержке Генриха Риккерта, Карла Ясперса и Альфреда Вебера в 1922 году получил докторскую степень по социологии. Постепенно его научный интерес менялся, Фромм обратился к психологии, в которой впоследствии нашел истинное призвание.

Возможность пройти обучение в области психоанализа появилась у него благодаря знакомству с психиатром Фридой Райхманн. Она была старше на 10 лет, проводила для него курс психоанализа, а в 1926 году стала его женой. Брак продлился всего четыре года, хотя официально пара расторгла отношения только в 1942 году. Несмотря на печальный семейный опыт, Фромм и Фрида оставались друзьями.

На протяжении всей жизни Эрих Фромм вел активную преподавательскую деятельность, сотрудничая со множеством институтов, публиковал книги и занимался частной клинической практикой. Он помог основать Франкфуртский психоаналитический институт, где читал лекции с 1929 по 1932 год.

После прихода Гитлера к власти Фромм вынужденно уехал из Германии. Вначале он перебрался в Женеву, а оттуда отправился в Нью-Йорк и в 1934 году стал преподавателем Колумбийского университета. В этот период он познакомился с Карен Хорни и Гарри Стеком Салливаном, которые принадлежали к неофрейдистской школе психоаналитической мысли. Хорни и Фромм оказали заметное влияние друг на друга: она объясняла ему психоаналитические теории, а он просвещал ее в области социологических моделей.

За время пребывания в Америке Фромм успел стать сооснователем Института психиатрии, психоанализа и психологии Уильяма Алансона Уайта, поработать преподавателем в Йеле и Университете Беннингтона.

В профессиональном становлении Фромма, развитии его мышления ключевую роль сыграли два выдающихся мыслителя – Фрейд и Маркс. Первоначально в клинической практике он был фрейдистом, но, постепенно отдаляясь от фрейдистских терапевтических принципов, позже стал главным критиком Фрейда. Он отвергал его теорию либидо, Эдипов комплекс и инстинкты жизни и смерти как универсально постоянные для всего человеческого рода. Вместо этого настаивал на культурных различиях и влиянии более широкого контекста истории и социальных условий на характер личности.

Напротив, Маркса он продолжал считать искренним гуманистом. Акцент Маркса на социально-экономической базе общества как важнейшей детерминанте человеческого поведения Фромм воспринимал как данность. Но считал, что марксизм необходимо дополнить динамической и критической психологией. Другими словами, психологией, которая объясняет эволюцию психических сил с точки зрения взаимодействия между потребностями человека и социально-исторической реальностью, в которой он живет. Фромм никогда не отказывался от проекта объединения психоанализа и марксизма.

Фромм предпринимал попытки психологизировать общество и культуру, старался показать, что психоаналитические принципы можно успешно применять для решения социальных и культурных проблем. Он писал, что общество становится все более безумным, и только забота об этике восстановит здравомыслие. Каждому человеку необходимо выработать высокие этические стандарты, чтобы омолодить общество и остановить процесс роботизации человека. Пережив две мировые войны, он был убежден, что технологическое доминирование разрушительно для человеческой личности.

Фромм утверждал, что человек может достичь истинного счастья, что наиболее успешная терапия ориентирована на счастье и основана на сопереживании. В соответствии с философией любви и мира, он боролся против ядерного оружия и помог организовать движение, выступавшее за прекращение безумной гонки вооружений.

Еврейские корни Фромма отчетливо прослеживаются в каждой из его книг. Он часто писал светские интерпретации Священного Писания. Его гуманистическая философия основана прежде всего на его понимании библейской истории Адама и Евы. Фромм утверждал, что Адам и Ева поступили правильно, съев яблоко с Древа знаний. Он восхвалял добродетели людей, которые принимают самостоятельные решения и используют разум для установления моральных ценностей, а не придерживаются авторитарных моральных установок. Тем самым он подчеркивал, что моральный авторитет должен исходить от тщательно исследованных идеалов, а не от авторитарных мандатов Бога или других деятелей.

Антиавторитарный уклон – важная часть философии Фромма, и многие из его работ описывали достоинства социалистической демократии. Он считал, что свобода – признак психологического здоровья, что некоторые психологические проблемы проистекают из попыток вырваться из свободы и соответствовать требованиям общества. Он принял концепцию биофилии, любви к человечеству и природе, и утверждал, что биофилия – признак хорошего психологического здоровья.

Из Мексики Фромм в 1974 году переехал в швейцарский город Муралто, где прожил вплоть до смерти в 1980 году.

Адольф Гитлер. Клинический случай некрофилии

Источник:
Psy в лицах
Эрих Фромм, психолог, философ. Создатель гуманистического психоанализа.
http://www.psychologies.ru/profile/erih-fromm-263/

Выходные и будни

блог практического психолога Ладан Елены

Эрих Фромм и пять типов социального характера и, конечно же, арт-терапия

Сегодня я буду продолжать делиться выдержками с этой волшебной книжки. Для меня она особенно ценна, потому что я могу ее перечитывать и каждый раз открывать для себя что-то новое.
Вот сегодня еду утром на работу, открываю любую страницу, читаю и понимаю, что это именно то, о чем я хочу написать в блоге.
Цитирую:» Эрих Фромм выделял пять типов со­циального характера.

1. Рецептивный характер. Люди с таким типом соци­ального характера убеждены в том, что источник всего хорошего в жизни находится вне их самих. Они зависи­мы и пассивны, им трудно делать что-либо без чужой
помощи. Они привыкли получать, брать, а не создавать и делать самостоятельно. Это хорошие потребители не только вещей, но и чувств. Для них важнее быть люби­мыми, чем любить самим.

2. Эксплуатирующие типы берут все, что им нужно или о чем они мечтают, силой или изобретательностью. Они тоже не способны к творчеству и поэтому добиваются любви, обладания идеями и эмоциями, заимствуя это у других. Это люди, как правило, активные, уверенные в себе, иногда даже самоуверенные. Негативные стороны этого характера — агрессивность и надменность. Дан­ный тип социального характера рассматривает других как средство достижения своих целей, это хорошие ма­нипуляторы.

3. Накапливающий тип пытается обладать как можно большим количеством материальных благ, власти, люб­ви. «Накопители» тяготеют к прошлому, их отпугивает все новое.

4. Рыночный тип исходит из убеждения, что личность оценивается как товар, который можно выгодно про­дать или обменять. Их отношения с окружающими по­верхностны и строятся по принципу: «Я такой, каким
вы хотите меня видеть». Они неразборчивы в средствах и очень активны для достижения фальшивых целей.

5. Продуктивный тип социального характера, по мне­нию Э. Фромма, проявляется у психологически зрелых личностей. Это независимый, честный, спокойный, любящий, творческий и совершающий социально по­лезные поступки человек. Продуктивная любовь не стремится обладать, а готова дарить свою любовь. Про­дуктивный тип социального характера стремится к са­мореализации благодаря творческому самовыражению.

Я думаю, что каждый из нас в каждом из этих типов увидел своих знакомых, в каждом коллективе есть представители этих пяти типов.
И выбор каждого человека — иметь или быть. Для меня это понимание сегодня оказалось очень ценно.
Я выбираю быть! А Вы?

Источник:
Выходные и будни
блог практического психолога Ладан Елены Эрих Фромм и пять типов социального характера и, конечно же, арт-терапия Сегодня я буду продолжать делиться выдержками с этой волшебной
http://lenaladan.blogspot.com/2014/03/blog-post_17.html

Психолог фромм 4 буквы

Рецептивные типы убеждены в том, что источник всего хорошего в жизни находится вне их самих. Они открыто зависимы и пассивны, не способны делать что-либо без посторонней помощи ( невроз ) , испытывают одиночество , сомнения в смысле жизни и думают, что их основная задача в жизни – скорее быть любимыми, чем любить. Рецептивных индивидуумов можно охарактеризовать как пассивных, доверчивых и сентиментальных. Если отбросить крайности, то люди с рецептивной ориентацией могут быть оптимистичными и идеалистичными.

Эксплуатирующие типы берут все, что им нужно или о чем они мечтают, силой или изобретательностью. Они тоже неспособны к творчеству, и поэтому добиваются любви, обладания, идей и эмоций, заимствуя все это у других. Негативными чертами эксплуатирующего характера являются агрессивность, надменность и самонадеянность, эгоцентризм и склонность к соблазнению. К положительным качествам относятся уверенность в себе, чувство собственного достоинства и импульсивность.

Накапливающие типы пытаются обладать как можно большим количеством материальных благ, власти и любви; они стремятся избегать любых поползновений на свои накопления. В отличие от первых двух типов, «накопители» тяготеют к прошлому, их отпугивает все новое. Они напоминают анально-удерживающую личность по Фрейду : ригидные, подозрительные и упрямые. Согласно психоанализу Фромма, у них есть и некоторые положительные особенности – предусмотрительность, лояльность и сдержанность.

Рыночный тип исходит из убеждения, что личность оценивается как товар, который можно продать или выгодно обменять. Эти люди заинтересованы в сохранении приятной внешности, знакомствах с нужными людьми и готовы продемонстрировать любую личностную черту, которая повысила бы их шансы на успех в деле продажи себя потенциальным заказчикам. Их отношения с окружающими поверхностны, их девиз – «Я такой, каким вы хотите меня видеть». Кроме предельной отстраненности, рыночная ориентация может быть описана с помощью следующих ключевых черт характера: оппортунистический, бесцельный, бестактный, неразборчивый в средствах и опустошенный. Их положительные качества – открытость, любознательность и щедрость. Фромм , как психолог , психоаналитик , рассматривал «рыночную» личность как продукт современного капиталистического общества, сформировавшегося в США и западноевропейских странах.

По существу, продуктивная ориентация в гуманистической психологии и психотерапии Фромма – это идеальное состояние человека. Вряд ли кто-нибудь достигал всех характеристик продуктивной личности. В то же время Фромм был убежден, что в результате коренной социальной реформы продуктивная ориентация может стать доминирующим типом в любой культуре. Совершенное общество рисовалось Фромму таким, в котором находят удовлетворение базисные потребности человека. Он называл это общество гуманистическим общинным социализмом.

Теория психологии и психотерапии Фромма пытается показать, как обширные социокультурные влияния взаимодействуют с уникальными человеческими потребностями в процессе формирования личности. Его принципиальный тезис заключался в том, что структура характера (типы личности) связана с определенными социальными структурами. Придерживаясь гуманистических традиций, он также утверждал, что в результате радикальных социальных и экономических изменений можно создать общество, в условиях которого удовлетворялись бы и индивидуальные, и общественные потребности.

Источник:
Психолог фромм 4 буквы
Fromm.Psy4.ru — Образовательный проект: Эрих Фромм и гуманистическая психология. История развития теории. Биография Э. Фромма. Психотерапия неврозов. Словарь терминов.
http://www.fromm.psy4.ru/theory.htm

Типология Э

Эрих Фромм рассматривал личность человека в социальном контексте насущных проблем общества потребления, бегства от ответственности и свободы, отчуждения, садомазохистических отношений между эксплуатирующими и эксплуатируемыми и рыночного дискурса современной культуры.

В качестве главных потребностей человека он выделял: 1) потребность в подлинных и наполненных смыслами связях с другими людьми; 2) потребность в том, чтобы превозмогать собственное животное начало; 3) потребность в принадлежности к окружающему миру и укоренённости в нём; 4) потребность в самотождественности и идентичности; 5) потребность в чётко определённой системе ценностных ориентаций.

Поскольку Э. Фромм является неофрейдистом, в основе его типологии характеров лежит стадиальная модель психосексуального развития З. Фрейда, которую Фромм модифицировал, опираясь на гуманистические ценности. Среди всех характеров он выделил четыре деструктивных и один продуктивный тип по принципу способности к любви, подлинности, жизни в модусе бытия, а не обладания и способности к живому обмену с окружающим миром вне культа ценностей рынка, обладания, потребления и эксплуатации. Продуктивный тип является гуманистическим идеалом человека, к которому стоит стремиться, но который вряд ли может быть достижим в полной мере, поскольку конструктивные и деструктивные черты находятся в диалектическом противостоянии в психике человека.

В своей типологии Э. Фромм выделял следующие характерологические типы:

1) Рецептивный тип. В качестве его прототипа выступает оральный тип у Фрейда, который

Таким людям свойственно искать источник удовлетворения своих потребностей именно вовне, а не внутри себя, надеясь на то, что существует некий более могущественный Другой (человек или Бог), который сможет напитать их энергией. В отношениях с другими рецептивные личности занимают принимающую позицию и, скорее, предпочитают не любить, а быть любимыми, нарушая баланс взаимоотношений.

Людям с оральным или рецептивным характером в большинстве ситуаций сложно принять ответственность за свою жизнь, т.к. в их психике заряжена мечта о вечном рае и «кормящем Другом», который когда-нибудь восполнит их внутренний голод.

Оральным или рецептивным личностям свойственно находить источник успокоения своей тревоги в пищевых, химических зависимостях или созависимых отношений. Их неутолимый голод граничит с депрессивных отчаянием, т.к. его корни уходят в ситуацию раннего опустошения психических ресурсов в попытках добиться материнского тепла и признания.

Во взрослом возрасте такие люди могут быть чрезвычайно коммуникабельны, внимательны, отзывчивы и заботливы по отношению к другим, но часто за этой заботой стоит стремление покрепче привязать к себе других людей, поставив их в зависимость от себя.

2) Эксплуатирующий тип. Эксплуатирующий тип также формируется на оральной стадии развития, но позже, когда у ребёнка уже появляются зубы, и он становится способным к проявлениям оральной агрессии.

Эксплуатирующий тип личности характеризуется высокой степенью подозрительности, недоверия, враждебности и цинизма по отношению к другим людям, что роднит его с паранойяльным или параноидным типом в других типологиях. Такой человек склонен к болезненной зависти, и то, что есть у других, для него всегда куда привлекательнее того, чем он располагает. Людей он оценивает с точки зрения прагматической пользы, которую возможно из них извлечь, и теряет к ним всякий интерес, если не имеет возможности их использовать.

В романтических отношениях эксплуатирующей личности свойственно выбирать партнёров, которые уже вовлечены в другие отношения. Таким людям доставляет удовольствие кого-то у кого-то отнимать, поскольку именно так они утверждают себя.

В интеллектуальной сфере деятельности они нередко крадут чужие идеи, несмотря на то, что способны продуцировать свои собственные. Эксплуататорская ориентация блокирует внутренний творческий ресурс человека из-за тенденции недооценивать собственные возможности и переоценивать то, что есть у других.

В отличие от рецептивного типа характера, эксплуатирующий тип не надеется получать блага чудесным образом волшебного дарения со стороны могущественного Другого, а занимает агрессивную позицию веры в исключительность собственных прав на то, чтобы отнимать чужие ресурсы и пользоваться наработками других людей.

3) Накопительский тип. Во фрейдистской типологии накопительскому типу соответствует анальный тип, который формируется в период приучения ребёнка к горшку. Фиксация на анальной стадии задаёт такие черты характера, как упрямство, закрытость и патологическая жадность. Такой человек крайне болезненно относится к собственным границам и ресурсам, строя защитные стены от внешнего мира и переживая панический ужас перед необходимостью чем-либо с кем-либо делиться.

Накопительский тип страдает от чувства небезопасности окружающего мира в связи с трагическим переживанием ограниченности или конечности ресурса. Такой человек не умеет обмениваться с миром, отдавая и получая, поэтому он боится, что тех ресурсов, которые у него есть, не хватит для его жизни, превращая их защиту в свою жизненную стратегию и жизненный смысл. Накопительский тип не верит, что в случае необходимости он сможет получить некий ресурс, поэтому он редко оказывается в позиции сидящего на закрытом сундуке, не пользуясь тем, что у него есть, и ничего не отдавая другим. Этот человек жаден не только до вещей и денег, его жадность распространяется также на выражение мыслей, чувств и эмоциональную отдачу.

В романтических отношениях накопительскому типу свойственна стратегия обладания. Эти люди живут в модусе «иметь», а не «быть», стремясь полностью завладеть объектом своего обожания и контролировать каждый его шаг. Замечательный пример подобной личности приведёт в книге Дж. Фаулза «Коллекционер», в которой главный герой похищает понравившуюся ему девушку и держит её в заточении в подвале своего дома, не позволяя ей как-либо контактировать с внешним миром и претендуя на исключительное право на владение ей, как одной из своих вещей, венцом своей коллекции. Когда личность с накопительской ориентацией влюбляется в кого-либо или во что-либо, она испытывает потребность заточить то, что она любит, в клетку и закрыть на замок.

За счёт ригидности, косности и страсти к постоянству, упорядоченности и регламентированности жизни личность с накопительской ориентации сохраняет исключительную верность и преданности однажды выбранному ей пути, несмотря на то, что в дальнейшем он может причинять ей значительные неудобства. Из-за страха перед любыми переменами блокируется творческий ресурс накопительской личности, и она становится способной лишь цепляться за прошлое и воспроизводить старое вместо того, чтобы продуцировать новое.

4) Рыночный тип. Человек с рыночной личностной ориентацией близок к истерическому и нарциссическому типам в других типологиях, поскольку ему свойственно и акцентировать внимание на внешнем, обесценивая внутренние переживания и межличностные связи, проявлять демонстративность в том, что касается успеха и социального статуса, а также переживать чувство внутренней пустоты в связи с тем, что такой человек жертвует всем, что есть в нём индивидуального и уникального, для того, чтобы успешно продать себя на рынке товаров и услуг.

Рыночной личности свойственно оценивать себя и другим по критериям успешности, эффективности и производительности, поэтому такой человек не может формировать хоть сколько-нибудь устойчивые внутренние ориентиры и ценности, т.к. он стремится к полному соответствию непостоянной моде, которая подразумевает погоню за чем-то мимолётным и крайне непостоянным, а также жертву своей индивидуальностью в пользу социального признания и получения выгоды.

Данная личность характерна для современной экономической ситуации, в которой для успеха важно уметь обзаводиться полезными социальными связями и использовать любую возможность для извлечения корыстных выгод. Рыночному типу не свойственно строить глубокие и подлинные отношения с другими людьми, поскольку товарно-рыночный подход подразумевает поверхностное взаимодействие на уровне взаимного обмена услугами, после которого функциональный контакт естественным образом исчерпывает себя.

Рыночный тип воспринимает, как товар, не только окружающих людей, но и себя, что порождает отчуждение от своего творческого начала, а также от всего, что делает такой человек. Он стремится выставить себя в выгодном свете, завернуть себя в социально-желательную упаковку, соответствующую изменчивым ценностям общества потребления и спектакля.

5) Продуктивный тип. Продуктивный характер представляет собой гуманистический идеал того, какой должна быть самоактуализирующаяся личность. Этот тип характера близок к тому, что понимал З. Фрейд под генитальным характером, главными критериями которого Фрейд считал умение любить и работать. Такое понимание продуктивности является достаточно упрощённым и схематичным, и Э. Фромм предлагает более широкое описание продуктивного характера.

Согласно Э. Фромму, человек с продуктивной направленностью личности испытывает острую внутреннюю потребность в том, чтобы творить, производить и обмениваться с окружающим миром не только на уровне материального производства, но обмениваться всеми ресурсами, которые у него есть, — мыслями, идеями, чувствами. Он живёт в модусе бытия, а не обладания, не пытаясь расширять своё «эго» за счёт имеющихся у него вещей и статусов, а окружающих людей он воспринимает, как самоценность, не пытаясь властвовать над ними и диктовать им своё восприятие мира. Уважая любую уникальность, самобытность и индивидуальность, он способен к построению искренних и подлинных отношений с другими людьми, основанных на заботе и участии.

Продуктивный тип отличается чутким, внимательным и живым восприятием того, что его окружает, со всей ответственностью, вовлечённостью и осмысленностью. Он открыт по отношению к новому опыту и стремится преобразовывать, совершенствовать, наполнять и обогащать мир своей созидательной деятельностью.

Относясь к другим людям с теплом, принятием и заботой, он преодолевает отчуждение, выстраивая глубокие и эмоционально насыщенные социальные связи.

Источник:
Типология Э
Эрих Фромм рассматривал личность человека в социальном контексте насущных проблем общества потребления, бегства от ответственности и свободы, отчуждения, садома …
http://www.b17.ru/article/87457/

Эрих Фромм

День рождения: 23.03.1900 года
Возраст: 79 лет
Место рождения: Франкфурт-на-Майне, Германия
Дата смерти: 18.03.1980 года
Место смерти: Муральто, Швейцария

Гражданство: Германия

Социальный психолог, философ, психоаналитик, представитель Франкфуртской школы, один из основателей неофрейдизма и фрейдомарксизма.

Эрих Фромм родился 23 марта 1900 года в городе Франкфурте-на-Майне в семье ортодоксальных иудеев. Его предки были раввинами. Культурная среда, в которой он рос и воспитывался, была патриархально-докапиталистической. «Мое мироощущение нельзя назвать современным, — говорит Фромм в одном радиоинтервью, — …я изучал Талмуд, Библию и слышал много историй о своих предках, которые жили в добуржуазную эпоху». Интересные подробности он рассказывает про своего деда, владевшего маленькой лавочкой в Баварии: «Всю свою жизнь дед сидел целый день в лавке и штудировал Талмуд; если приходил покупатель, он сердито поднимал голову и спрашивал: „Что, разве нет другого магазина?“ Вот в таком мире я рос».

Первую мировую войну Фромм встретил в возрасте 14 лет. «Как это возможно? — задает он себе вопрос несколько лет спустя. — Чтобы миллионы людей убивали друг друга ради явно иррациональных целей или из политических соображений, от которых каждый отдельный человек настолько далёк, что никогда не стал бы жертвовать собой… То есть как возможна война с политической и психологической точек зрения? Какие силы движут человеком?». Эти размышления привели молодого человека к изучению психологии, социологии и философии. И много позже — в середине 70-х гг. — уже известный Э. Фромм формулирует аналогичный вопрос в связи с ядерной и экологической угрозой: «Каким образом стало возможным, что самый сильный из всех инстинктов — инстинкт самосохранения, — казалось бы, перестал побуждать нас к действию?».

Фромм учился во Франкфуртском, а затем в Гейдельбергском университете, где преподавали Макс Вебер и Карл Ясперс. Получив в 22 года степень доктора философии (его научным руководителем был Альфред Вебер), он продолжает свое образование и оказывается в берлинском Институте психоанализа. Добросовестно изучив теорию ортодоксального фрейдизма и применяя ее в клинической практике, Фромм вскоре начинает сомневаться. Эти сомнения постепенно привели к ревизии фрейдизма и к созданию своей концепции. Но это — несколько позже.

В 1933 году, после прихода нацистов к власти, Франкфуртский институт перебирается в США. В Нью-Йорке им проводятся исследования по программе «Авторитет и семья», по результатам которых в 1941 году выходит первая книга Фромма «Бегство от свободы». Появившаяся в 1950 году книга Т. Адорно «Авторитарная личность», также основана на материалах этих исследований.

В конце 30-х — в 40-е гг. Фромм, все больше расходясь во взглядах с Г. Маркузе и Т. Адорно, отходит от Франкфуртской школы. Он занимается научной, преподавательской и общественной деятельностью, практикой психоанализа. Клиническая практика приводит его к выводу, что большинство неврозов в современном обществе не сводятся исключительно к биологическим инстинктам, о которых говорил Фрейд, а имеют социальные корни. Этот вывод способствовал окончательному отходу Фромма от ортодоксального фрейдизма.

С 1949 по 1969 гг. Фромм живет в Мексике. Будучи в Мексике Фромм посвящает себя исследованию Нового времени, исследованию социальных проектов прошлого и настоящего. Издает книгу «Здоровое общество», в которой выступает с критикой капиталистической системы. В 1960 году Фромм вступает в Социалистическую партию США. Пишет Программу партии. Впрочем, из-за партийных споров Программа была отвергнута. Но он продолжает заниматься политической деятельностью, выступает с лекциями, пишет книги, участвует в митингах, а в 1962 году посещает Москву в качестве наблюдателя на конференции по разоружению.

1968 году случился первый инфаркт. После длительной реабилитации, в 1969 году, он переезжает в Швейцарию, в которой будет жить до своей смерти.

В самом солидном возрасте, вовсе не ощущая себя старым, Эрих Фромм сохраняет ясность ума и живость восприятия, что является явным признаком полноценной творческой жизни. Но физическое здоровье не позволяет ощущать себя вполне молодым: вскоре после окончания знаменитой работы «Иметь или быть», в 1977 году, с ним случается второй, а потом и третий (1978 год) инфаркт.

В ночь на 18 марта 1980 года, за пять дней до своего 80-летия, Эрих Фромм умер от обширного инфаркта.

В романе Ивана Антоновича Ефремова «Час Быка» герои часто ссылаются на «философа и историка пятого периода» Эрфа Рома, имя которого является слегка завуалированными инициалом и фамилией Фромма.

Сторонники радикального гуманизма отстаивают неподвластность человека никаким высшим силам. В этом состоит негативная свобода, свобода от. Но у свободы есть также позитивный аспект — свобода для. Одна только голая свобода от невыносима для человека, — утверждает Фромм в книге «Бегство от свободы». Поэтому личность, не сумев развиться до позитивной свободы и получив свободу негативную, спасается от нее, убегая в объятия новой зависимости.

Исследуя тоталитарные режимы (главным образом — на примере нацистской Германии), Фромм видит в них механизм бегства от свободы в виде подчинения человеком своей воли внешнему авторитету — партии, державе, «закону и порядку» как самоценности. Это в равной мере относится и к массам, и к вождям, — Гитлер считал себя орудием Судьбы, Нации и Природы; Сталин руководствовался интересами Государства (a la Макиавелли). Характерологический тип, господствующий в этих обществах (социальный характер) Фромм называет авторитарным («садо-мазохистским»).

В демократических режимах XX века Фромм также наблюдает бегство от свободы, но его механизм несколько иной. Здесь личность не подчиняет себя внешней силе, а полностью интегрируется в нее. Человек как бы облекает себя в красочную упаковку, чтобы повыгоднее «продаться» на «рынке личностей» — при устройстве на работу, завязывании деловых знакомств и т. п. Этот тип характера Фромм называл конформистским (в других работах — рыночным).

Не на социальном, а на личностном плане вариантом бегства от свободы является наркомания, и с тем же разрушительным эффектом.

Каким же образом люди устанавливают эти новые связи с миром и друг с другом? В целом возможно два способа решения этой проблемы человеческого существования, между которыми выбирает та или иная личность: установка на бытие и установка на обладание. Эти категории Фромм использовал в своей итоговой работе «Иметь или быть?» (1976), в более ранних книгах он говорит соответственно о продуктивной и непродуктивной ориентациях человеческого характера.

Наиболее полноценные (продуктивные) связи с миром устанавливаются посредством любви и творческого труда, в этом заключается установка на бытие, и в этом состоит содержание позитивной свободы. К такому выводу Фромма приводит его богатая психоаналитическая практика, анализ художественных, философских и религиозных текстов.

Творчество — это родовая черта людей, отличающая их от других живых существ. Оно не обязательно означает творчество скульптора или писателя. Фромм вслед за дзен-буддистами утверждает, что предметом творчества может быть сама человеческая жизнь. Простой рыбак по своему видению мира может быть гораздо более творческой личностью, чем какой-нибудь посредственный литератор.

Понятие «любовь» также требует некоторого пояснения, ибо этим словом зачастую обозначается садомазохистская зависимость (по принципу обоюдного господства-подчинения). Во-первых, любовь представляет собой внутреннее свойство самой человеческой личности, а не просто реакцию на внешний раздражитель в виде «объекта любви». «Любовь к одному определенному человеку опирается на любовь к человеку вообще. А любовь к человеку вообще вовсе не является, как часто думают, некоторым обобщением, возникающим „после“ любви к определенной личности или экстраполяцией опыта, пережитого с определенным „объектом“; напротив, это предпосылка такого переживания», — говорит Фромм.

Во-вторых, любовь предполагает высочайшее уважение в возлюбленном человека, стремление к его (или ее) счастью, развитию и свободе, в то время как садомазохистская связь означает рассмотрение «возлюбленного» в качестве собственности. Любовь — это установка на бытие, а садомазохистская привязанность — на обладание: «Если человек испытывает любовь по принципу обладания, то это означает, что он стремится лишить объект своей „любви“ свободы и держать его под контролем».

Установка на обладание осуществляется, когда по тем или иным социально-психологическим причинам человек не может реализовать себя в любви и творчестве. Неспособность полноценного единения с жизнью порождает потребность жизнь ограничивать, «наложив на нее лапу», — то есть иметь, обладать. Но непродуктивное решение проблемы человеческого существования — это всего лишь суррогат, оно не в состоянии полноценно заменить утраченные человеком первичные природные узы, что неизбежно сказывается на личности.

Стремление к накоплению все большего количества вещей вместо функционального пользования ими (здесь речь идет не о юридическом понятии собственности, а о психологической установке) — это самый наглядный тип обладания. Не менее показательно стремление к бесплодному накоплению знаний вместо их творческого применения в выработке новых идей. Стремление обладать людьми возникает из-за неспособности строить солидарные отношения, а также из-за неспособности любить.

Установка на бытие предполагает постоянное развитие, вечное становление. Это сама жизнь. Ориентация на обладание означает ограничение жизни, а в пределе — омертвение живого, установление раз и навсегда данного порядка, ледяной холод застывшей вечности. Здесь проявляется еще одна грань теории Фромма — полярность биофилии и некрофилии. Некрофилия в данном случае понимается как ненависть к живому и любовь к мертвому, ее можно рассматривать как крайнюю форму непродуктивной ориентации характера. Фромм обращает внимание на лозунг испанских фалангистов — «Да здравствует смерть!» — как на явно некрофильский. Он также усматривает некрофильские черты в разрушительных тенденциях современной цивилизации — в угрозе ядерного уничтожения, в экологическом кризисе, в подчинении всех сторон жизни нуждам индустриальной «мегамашины».

Самые крайние формы некрофилии проявляются в виде стремления к тотальному разрушению. Это происходит, когда личность оказывается неспособной не только к любви и творчеству, но даже к обладанию, и у нее остается единственный выход — уничтожение всего. Эти черты некрофилии продемонстрировал нацистский режим в Германии во время своего отступления и агонии. «Архитектор, с воодушевлением планировавший переустройство Вены, Линца, Мюнхена и Берлина, он в то же самое время был тем человеком, который намеревался разрушить Париж, снести с лица земли Ленинград и в конечном счете уничтожить всю Германию», — говорит Фромм о Гитлере в своей книге «Анатомия человеческой деструктивности» (1973). Последняя глава этой книги так и называется — «Злокачественная агрессия: Адольф Гитлер — клинический случай некрофилии».

Для Фромма, основывающегося на богатом опыте практикующего психолога и психоаналитика, бегство от свободы и ориентация на обладание — это отступление от человеческой природы, «грех против Духа Святого», — говоря теологическим языком. «Итак, добро в гуманистической этике — это утверждение жизни, раскрытие человеческих сил. Добродетель — это ответственность по отношению к собственному существованию. Злом является помеха развитию человеческих способностей; порок — это безответственность по отношению к себе», — говорил Эрих Фромм в книге «Человек для себя» (1947).

Нетрудно заметить, что в своей концепции Фромм широко использует различные полярности: «гуманистический — авторитарный», «свобода — бегство от свободы», «продуктивный — непродуктивный (деструктивный)», «бытие — обладание», «биофилия — некрофилия». За всем этим стоит одна и та же многогранная реальность, поворачивающаяся к нам разными сторонами. Эти полярности философ рассматривает как динамическое единство: чем сильнее наша установка на бытие, тем слабее — на обладание, и наоборот. Человек может, работая над собой, усиливать продуктивную составляющую своего характера. Возможен и обратный процесс — деградация — при попустительстве по отношению к себе.

Суть социально-психологического метода, разработанного Фроммом — в применении психоанализа к изучению общества. Метод психоанализа личности, созданный Зигмундом Фрейдом, состоит в изучении воздействия индивидуальной жизненной судьбы (особенно — в детстве) на развитие психики личности. Например, при деспотичных родителях или воспитателях у ребёнка может развиться замкнутость и враждебность. А ребёнок, выросший в атмосфере родительской любви и взаимного уважения, напротив, приобретёт здоровые черты психики. Но, с другой стороны, этот человек, вероятно, вступит в конфликт с обществом, если в последнем господствуют деспотические отношения.

Для человека невыносимо всю жизнь выполнять работу, которая не соответствует основным чертам его личности. Это неизбежно разрушительно скажется на его психическом и физическом здоровье, и свои задачи в общественном производстве этот человек удовлетворительно выполнять не сможет. Такое несоответствие характера людей их социально-экономической роли широко проявляется в периоды социальных катастроф. В периоды общественной стабильности черты характера представителей той или иной социальной группы должны быть как-то приспособлены к существующей социально-экономической системе, ведь людям необходимо состояние относительного психологического комфорта. Социальный характер является механизмом приспособления к системе. Он формируется через воспитание в «среднестатистической» семье и через культуру данного общества.

Фромм поясняет эту мысль таким примером из жизни современного западного общества: «Наша современная промышленная система требует, чтобы основная часть нашей энергии была направлена в работу. Если бы люди работали только под давлением внешней необходимости, то возникал бы разрыв между тем, чего им хочется, и тем, что они должны делать; это снижало бы производительность их труда. Но динамическая адаптация личности к социальным требованиям приводит к тому, что энергия человека приобретает формы, побуждающие его действовать в соответствии с… требованиями экономики. Современного человека не приходится заставлять работать так интенсивно, как он это делает; вместо внешнего принуждения в нем существует внутренняя потребность в труде…» Индивид оказывается и в экономическом, и в психологическом выигрыше.

Фромм также приводит другой пример, иллюстрирующий отличие раннего капитализма и современного капиталистического общества. К чертам характера мелких предпринимателей раннеиндустриального общества относились бережливость (переходящая в скупость), подозрительность, осторожность. Все это наиболее соответствовало раннему капитализму, без этого нельзя было «сколотить состояние». С приходом новой эпохи представитель этого класса приобретает совершенно другие характерологические черты — потребительство, расточительство, потому что без этих черт характера данная экономическая система работать не сможет. Ей постоянно нужны новые товары, новые модели, новые зрелища — «шоу», — которые кто-то должен потреблять.

Таким образом, приспосабливаясь к социальным условиям, человек развивает в себе те черты характера, которые побуждают его хотеть действовать именно так, как это целесообразно для данного общества. Когда черты характера большинства членов общества — то есть социальный характер — соответствуют этой целесообразности, они превращаются в производительную силу, необходимую для функционирования этого общества.

Социальный характер предопределяет, какие идеи и ценности, какие идеологические системы будут восприняты его носителями. Причём на основании характеров разных обществ — или классов внутри общества — развиваются и обретают силу разные идеи.

Так, для представителей другой культуры ценностные ориентиры среднего человека западного мира будут, в силу отличий социального характера, совершенно непонятны. «Попробуйте внушить идею беспрерывных усилий и стремления к успеху индейцам пуэбло или мексиканским крестьянам — вас просто не поймут, — пишет Фромм, — вряд ли даже поймут, о чем вы говорите, хотя вы и будете говорить на их языке, потому что у этих людей совершенно иной склад характера».

Открытая Фроммом роль социального характера в развитии общества следующая. Формируясь в результате приспособления психики индивидов к социально-экономическим условиям, он становится производительной силой общества, а также определяет господствующие в обществе идеи. При изменении социально-экономических условий начинает меняться и социальный характер, что приводит к появлению новых психологических потребностей и новых тревог. Новые потребности и тревоги порождают новые идеи и подготавливают людей к их восприятию. В свою очередь, новые идеи через воспитание усиливают новый социальный характер, который укрепляет новый социально-экономический порядок.

Этим открытием Фромм существенно развил идеи Маркса, установил связующее звено между экономическим базисом общества и его идеологией. Таким звеном является социальный характер.

Эти и другие примеры, приводимые социальным мыслителем, призваны, обращаясь к здравому смыслу человека, показать ненормальность того, что стало нормой, или патологию нормальности. Есть два подхода к понятию «норма», говорит Фромм. Первый подход: нормально то, что соответствует общепринятым стандартам; в этом случае вопрос о нормальности самих общепринятых стандартов не ставится. Второй подход заключается в признании существования неких объективных критериев нормальности, не зависящих от «общепринятого». В этом случае общество окажется здоровым, если его общепринятые нормы соответствуют объективным критериям нормальности, и нездоровым, если не соответствуют.

Но некоторые рекомендации по оздоровлению общества Фромм считает возможным сделать уже на основании имеющихся знаний. В итоговой книге «Иметь или быть?», вышедшей в 1976 году, он предлагает ряд мер, актуальных и по сей день. Например: «следует запретить все методы „промывания мозгов“, используемые в промышленной рекламе и политической пропаганде»; «пропасть между богатыми и бедными странами должна быть уничтожена»; «женщины должны быть освобождены от патриархального господства»; «научные исследования следует отделить от их использования в промышленности и обороне» и т. д.

Кроме того, Фромм предложил проекты общественных преобразований, с которых могло бы начаться создание здорового общества. Суть этих предложений в создании небольших — человек по десять — «групп межличностного общения», в которых близкие друг другу люди в условиях свободного получения всей необходимой информации обсуждали бы самые разные вопросы экономики, политики, образования, здравоохранения и других сфер жизни. Сумма решений этих групп стала бы основой политики общества в различных областях. Группы межличностного общения могли бы при необходимости собираться на ассамблеи по несколько сотен человек. Наряду с этими группами должны существовать независимые исследовательские и экспертные центры, состоящие из психологов, физиологов, антропологов, экологов, экономистов и других специалистов зарождающейся науки о человеке.

Таким образом, общественный проект Фромма заключается в создании условий для развития наиболее здоровых черт социального характера. Последний, в свою очередь, должен стать мощным фактором развития нового общества.

Источник:
Эрих Фромм
Социальный психолог, философ, психоаналитик, представитель Франкфуртской школы, один из основателей неофрейдизма и фрейдомарксизма.
http://www.peoples.ru/science/psihology/fromm/index1.html

Эрих Фромм: гуманистическая теория личности

Ни один теоретик не смог настолько выразительно обрисовать социальные детерминанты личности, как Эрих Фромм. Как представитель гуманистического направления, Фромм утверждал, что поведение человека может быть понято только в свете влияний культуры, существующих в данный конкретный момент истории. Он был убежден, что потребности, свойственные только человеку, эволюционировали в ходе истории человечества, а различные социальные системы, в свою очередь, оказывали влияние на выражение этих потребностей. С точки зрения Фромма, личность является продуктом динамического взаимодействия между врожденными потребностями и давлением социальных норм и предписаний. Он первым сформулировал теорию типов характера, основанную на социологическом анализе того, как люди в обществе активно формируют социальный процесс и саму культуру.

Биографический очерк
Эрих Фромм (Erich Fromm) родился в 1900 году во Франкфурте, Германия. Он был единственным ребенком родителей-евреев. Фромм вырос, зная два разных мира – ортодоксальный еврейский и христианский, где он время от времени сталкивался с антисемитизмом. Семья Фромма была далеко не идеальной. Он описывал своих родителей как «очень невротичных», а себя как «невыносимо невротичного ребенка» (Funk, 1982).

Когда в Европе вспыхнула первая мировая война, Фромму было 14 лет. Хотя он был слишком молод, чтобы воевать, он был поражен окружавшей его людской иррациональностью и разрушительными наклонностями. Позднее он писал: «Я был глубоко озабоченным молодым человеком, которого мучил вопрос, как оказалась возможной эта война, а также желание понять иррациональность поведения человеческих масс и страстное желание мира и понимания между народами» (Fromm, 1962, р. 9). В ответах на эти вопросы видно огромное влияние Фрейда и Карла Маркса. Труды Фрейда помогли ему понять, что люди не сознают причин своего поведения. Читая Маркса, он усвоил, что социально-политические силы существенно влияют на жизнь людей.

В отличие от Фрейда, Юнга и Адлера, Фромм не имел медицинского образования. Он изучал психологию, социологию и философию, получил степень доктора философии в Гейдельбергском университете в 1922 году. Он продолжил свое психоаналитическое образование в Берлинском психоаналитическом институте. В 1934 году Фромм эмигрировал в Соединенные Штаты Америки, стремясь избежать нацистской угрозы. Он начал вести частную практику в Нью-Йорке. Первую свою книгу «Бегство от свободы» Фромм опубликовал в 1941 году. В ней он показал особое значение способов, какими общественные силы и идеологии формируют структуру характера индивидуума. Это направление, получившее развитие в большом количестве последующих книг, принесло Фромму членство в Международной психоаналитической ассоциации (Roazen, 1973).

В 1945 году Фромм стал сотрудником Института психиатрии Уильяма Алансона Уайта. В дальнейшем он читал лекции во многих университетах США и занимал должность профессора психиатрии в Национальном университете в Мехико с 1949 года до своего ухода в 1965 году. Вместе со своей женой Фромм в 1976 году перебрался в Швейцарию, где скончался от сердечного приступа в 1980 году.

Согласно Фромму, в противовес трем перечисленным механизмам бегства от свободы, существует также опыт позитивной свободы, благодаря которому можно избавиться от чувства одиночества и отстраненности.

Экзистенциальные потребности человека
До сих пор мы говорили о том, что Фромм описывает существование человека в терминах отделения от природы и изоляции от окружающих. Помимо этого, по его убеждению, в природе человека заложены уникальные экзистенциальные потребности. Они не имеют ничего общего с социальными и агрессивными инстинктами. Фромм утверждал, что конфликт между стремлением к свободе и стремлением к безопасности представляет собой наиболее мощную мотивационную силу в жизни людей (Fromm, 1973). Дихотомия свобода-безопасность, этот универсальный и неизбежный факт природы человека, обусловлен экзистенциальными потребностями. Фромм выделил пять основных экзистенциальных потребностей человека.

1. Потребность в установлении связей. Чтобы преодолеть ощущение изоляции от природы и отчужденности, всем людям необходимо о ком-то заботиться, принимать в ком-то участие и нести ответственность за кого-то. Идеальный путь связи с миром осуществляется посредством «продуктивной любви», помогающей людям трудиться вместе и в то же время сохранять свою индивидуальность. Если потребность в установлении связей не удовлетворена, люди становятся нарциссичными: они отстаивают только свои эгоистические интересы и не способны доверяться другим.

2. Потребность в преодолении. Все люди нуждаются в преодолении своей пассивной животной природы, чтобы стать активными и творческими созидателями своей жизни. Оптимальное разрешение этой потребности заключается в созидании. Дело созидания (идеи, искусство, материальные ценности или воспитание детей) позволяет людям подняться над случайностью и пассивностью их существования и тем самым достичь чувства свободы и собственной значимости. Невозможность удовлетворения этой жизненно важной потребности является причиной деструктивности.

3. Потребность в корнях. Люди нуждаются в том, чтобы ощущать себя неотъемлемой частью мира. Согласно Фромму, эта потребность возникает с самого появления на свет, когда разрываются биологические связи с матерью (Fromm, 1973). К концу детства каждый человек отказывается от безопасности, которую обеспечивает родительская опека. В поздней зрелости каждый человек сталкивается с реальностью отрыва от самой жизни, когда приближается смерть. Поэтому на протяжении всей своей жизни люди испытывают потребность в корнях, основах, в чувстве стабильности и прочности, сходным с ощущением безопасности, которое в детстве давала связь с матерью. Наоборот, те, кто сохраняют симбиотические связи со своими родителями, домом или сообществом как способ удовлетворения своей потребности в корнях, не способны ощущать свою личностную цельность и свободу.

4. Потребность в самотождественности. Фромм считал, что все люди испытывают внутреннюю потребность тождества с самими собой, – в самотождественности, благодаря которой они чувствуют свою непохожесть на других и осознают, кто они и что собой представляют на самом деле. Короче говоря, каждый человек должен быть способен сказать: «Я – это я». Индивидуумы с ясным и отчетливым осознанием своей индивидуальности воспринимают себя как хозяев своей жизни, а не как постоянно следующих чьим-то указаниям. Копирование чьего-либо поведения, доходящее даже до степени слепой конформности, не дает возможности человеку достичь подлинной самотождественности, ощущения себя собой.

5. Потребность в системе взглядов и преданности. Наконец, согласно Фромму, людям необходима стабильная и постоянная опора для объяснения сложности мира. Эта система ориентации представляет собой совокупность убеждений, позволяющих людям воспринимать и постигать реальность, без чего они постоянно оказывались бы в тупике и были неспособны действовать целеустремленно. Фромм особо подчеркивал значение формирования объективного и рационального взгляда на природу и общество (Fromm, 1981). Он утверждал, что рациональный подход абсолютно необходим для сохранения здоровья, в том числе и психического.

Люди нуждаются также и в объекте преданности, в посвящении себя чему-то или кому-то (высшей цели или Богу), в чем заключался бы для них смысл жизни. Такое посвящение дает возможность преодоления изолированного существования и наделяет жизнь смыслом.

Рассматривая человеческие потребности в экономико-политическом контексте, Фромм утверждал, что выражение и удовлетворение этих потребностей зависит от типа социальных условий, в которых живет индивидуум. В сущности, возможности удовлетворения экзистенциальных потребностей, которые предоставляет людям определенное общество, формируют у них структуру личности – то, что Фромм называл «основными ориентациями характера». Более того, в теории Фромма, как и у Фрейда, ориентации характера человека рассматриваются как стабильные и не меняющиеся со временем.

Рецептивные типы убеждены в том, что источник всего хорошего в жизни находится вне их самих. Они открыто зависимы и пассивны, не способны делать что-либо без посторонней помощи и думают, что их основная задача в жизни – скорее быть любимыми, чем любить. Рецептивных индивидуумов можно охарактеризовать как пассивных, доверчивых и сентиментальных. Если отбросить крайности, то люди с рецептивной ориентацией могут быть оптимистичными и идеалистичными.

Эксплуатирующие типы берут все, что им нужно или о чем они мечтают, силой или изобретательностью. Они тоже неспособны к творчеству, и поэтому добиваются любви, обладания, идей и эмоций, заимствуя все это у других. Негативными чертами эксплуатирующего характера являются агрессивность, надменность и самонадеянность, эгоцентризм и склонность к соблазнению. К положительным качествам относятся уверенность в себе, чувство собственного достоинства и импульсивность.

Накапливающие типы пытаются обладать как можно большим количеством материальных благ, власти и любви; они стремятся избегать любых поползновений на свои накопления. В отличие от первых двух типов, «накопители» тяготеют к прошлому, их отпугивает все новое. Они напоминают анально-удерживающую личность по Фрейду: ригидные, подозрительные и упрямые. Согласно Фромму, у них есть и некоторые положительные особенности – предусмотрительность, лояльность и сдержанность.

Рыночный тип исходит из убеждения, что личность оценивается как товар, который можно продать или выгодно обменять. Эти люди заинтересованы в сохранении приятной внешности, знакомствах с нужными людьми и готовы продемонстрировать любую личностную черту, которая повысила бы их шансы на успех в деле продажи себя потенциальным заказчикам. Их отношения с окружающими поверхностны, их девиз – «Я такой, каким вы хотите меня видеть» (Fromm, 1947, р. 73).

Кроме предельной отстраненности, рыночная ориентация может быть описана с помощью следующих ключевых черт характера: оппортунистический, бесцельный, бестактный, неразборчивый в средствах и опустошенный. Их положительные качества – открытость, любознательность и щедрость. Фромм рассматривал «рыночную» личность как продукт современного капиталистического общества, сформировавшегося в США и западноевропейских странах.

По существу, продуктивная ориентация в гуманистической теории Фромма – это идеальное состояние человека. Вряд ли кто-нибудь достигал всех характеристик продуктивной личности. В то же время Фромм был убежден, что в результате коренной социальной реформы продуктивная ориентация может стать доминирующим типом в любой культуре. Совершенное общество рисовалось Фромму таким, в котором находят удовлетворение базисные потребности человека (Fromm, 1968). Он называл это общество гуманистическим общинным социализмом.

Теория Фромма пытается показать, как обширные социокультурные влияния взаимодействуют с уникальными человеческими потребностями в процессе формирования личности. Его принципиальный тезис заключался в том, что структура характера (типы личности) связана с определенными социальными структурами. Придерживаясь гуманистических традиций, он также утверждал, что в результате радикальных социальных и экономических изменений можно создать общество, в условиях которого удовлетворялись бы и индивидуальные, и общественные потребности.

К сожалению, большинство теоретических убеждений Фромма, особенно его теория развития характера, были сформулированы настолько глобально, что они недоступны эмпирическому изучению. Фактически, было сделано очень мало подобных попыток (Maccoby, 1981, 1988). Изучение клинических случаев и наблюдения над другими культурами представляет собой единственный источник подтверждения его концепции. Тем не менее, книги Фромма не утратили своей популярности как в профессиональной среде, так и среди простых читателей во всем мире. Бесчисленное множество людей считают его убедительные и наталкивающие на размышления комментарии по широкому спектру социальных проблем созвучными современности.

Источник:
Эрих Фромм: гуманистическая теория личности
Ни один теоретик не смог настолько выразительно обрисовать социальные детерминанты личности, как Эрих Фромм. Как представитель гуманистического направления, Фромм утверждал, что поведение че
http://psychojournal.ru/psychologists/29-erih-fromm-gumanisticheskaya-teoriya-lichnosti.html

COMMENTS