Психология любви

LJ Magazine


Его сердце бешено колотилось, он не знал чем занять себя до вечера, время так медленно текло, он ждал пяти, когда они должны встретиться вновь.

Сексуальное влечение и психология мужчин в любви

В первой части статьи о психологии мужчин в любви , мы говорили о формировании сексуального влечения (либидо), как основе возникновения отношений между мужчиной и женщиной.

Системно-векторная психология четко определяет как формируется сексуальность человека, почему возникает сексуальное влечение и каковы его особенности для того или иного вектора. Именно нижние вектора (анальный, кожный, уретральный и мышечный) дают разгадку психологии мужчин в любви, в части возникновения влечения и характера сексуальности.

В реальной жизни можно заметить, что сексуальное влечение не всегда взаимно. Часто, понять психологию мужчины в любви сложно. Например, почему при всех увивающихся за ним красотках, он выбирает и женится на какой-то полноватой девахе полудеревенского типа? Или почему домашний, спокойный мужчина «сохнет» по вертихвостке из соседнего подъезда, и пропускает мимо внимание такой же домашней женщины?

Примеры можно приводить до бесконечности, и вот в чем тут дело:

Все зависит от сочетания векторов в человеке и их психологических особенностей, а также развитости и реализованности каждого вектора. Если вектора мужчины и его избранницы «дополняют друг друга», то возникнет взаимное сексуальное влечение, притяжение, симпатия. В другом случае, влечение может возникнуть молниеносное, но также быстро оно пройдет, не найдя отклик в совместимости психологических реакций.

Кого выбирают мужчины?

Чтобы понять лучше психологию мужчины в любви, не нужно обладать такими же векторами, как у него! Именно дополняющие вектора, психологические особенности которых будут гармонично сочетаться, дают прочный, природный и долговременно-счастливый союз мужчины и женщины.

То есть, например, уретральный мужчина (психологические свойства которого направлены на отдачу) и кожная женщина (свойства получения) – гармонично сочетаются;

Либо кожный мужчина (психологическая потребность высокого социального положения, достижений в обществе) и женщина с анальным вектором (семья и домашний уют, как приоритет) – пара очень часто встречающаяся в браке;

Мышечные мужчины часто выбирают себе партнершу тоже мышечную.

Так, понимая психологические особенности векторов, которые есть у него, можно понять психологию мужчины в любви, то есть, чем он руководствуется при выборе партнера, какие ценности и приоритеты, какие отношения его интересуют, что он ищет в женщине.

Подробнее о психологических особенностях векторов и психологии мужчин в любви

Попробуем проследить закономерность психологии мужчин в любви на базе нижнего векторального набора:

Психология Кожного мужчины в любви это его социальный и материальный статус. Если он у него высокий, он реализован в обществе, согласно своей природе, он выбирает себе спутницу с анальным вектором, чтобы она заботилась о нем, доме, детях и чтобы быть уверенным, что завтра она его богатства не захватит, уезжая на гастроли с обещающим продюсером.

Но, кожные мужчины в определенных состояниях кожного вектора – это те самые пикаперы, сексуальные юзеры и жигало.

Психология Анального мужчины в любви это семейный уют, все по традициям, чистота и порядок, ужин по расписанию, пикники по выходным.

Но, этот же примерный семьянин в определенных состояниях анального вектора может учинять семейный садизм, быть женоненавистником, иметь гомосексуальные влечения.

Согласно психологии анального мужчины в любви, они выбирают кожных спутниц, если только рядом нет уретральных! Если есть рядом уретральная женщина, их к ней будет непреодолимо тянуть, но, вряд ли она предпочтет ЕГО.

Психология Уретрального мужчины в любви это стремление в будущее, создание «прорыва» к более быстрым и эффективным жизненным решением, отдача по нехваткам и скорость. К онечно, с такой психологией мужчины в любви, ему не подойдет домашняя, анальная женщина, она не сможет «сворачивать горы» с ним, будет испытывать регулярный стресс от чувства неоднозначных взглядов других женщин, и ревность.

Как правило, они выбирают кожных женщин, ну а быть точнее, кожно-зрительных, это природный союз. Но уретральные мужчины полигамны, у них огромное либидо, и психические свойства, направленные на отдачу «по нехваткам». Поэтому, согласно психологии уретрального мужчины в любви, он может иметь множество связей. Его муза – это кожно-зрительная женщина, к которой у него будет длительное сексуальное влечение. Это природный союз, который может быть на всю жизнь.

Психология Мышечного мужчины в любви чтобы дом был, дома было что поесть, и все как у людей. Простые мужчины, зарабатывающие на жизнь физическим трудом. Они выбирают, как правило, таких же мышечных женщин, способны на длительные половые акты с одним партнером, как правило, рожают много детей, в приоритете воспитания которых – удовлетворение биологических потребностей.

Эмоциональная психология мужчин в любви

Мы рассмотрели нижние вектора, которые формируют сексуальность, влечение мужчины. Но есть еще эмоциональная составляющая, за которую отвечают верхние вектора: звуковой, зрительный, оральный и обонятельный. Их наличие придает влечению окраску, особенности восприятия. Понять психологию мужчин в любви без знания особенностей верхих векторов довольно сложно.

Важно заметить, что если у мужчины нет верхних векторов, это не значит, что не возможна связь и близость более, чем только сексуальное влечение – конечно, нет! Просто, проявляться она будет по-другому.

В современном мире, особенно в мегаполисе, сложно встреть человека с одним вектором. Как правило, сейчас у людей 2-5 векторов. Чтобы понять четко психологию мужчины в любви, необходимо анализировать все вектора, которые у него есть, в смешении. Но, понимая хотя бы в отдельности каждый вектор, уже можно довольно точно спрогнозировать какие отношения с этим мужчиной могут быть, какие ценности и предпочтения у него в любви, и как с ним лучше выстраивать коммуникацию.

Так, психология зрительного мужчины – это яркая любовь, эмоциональность, нежность. Если вы ищете именно «теплого», эмоционального, чувствительного мужчину, то это мужчина со зрительным вектором. Он тонко чувствует состояния партнера, может эмоционально балансировать негативные настроения, и придавать союзу тонкость чувств, нежность, проникновенность друг другом, эмоциональную связь.

Но, в определенных состояниях, психология мужчины в любви со зрительным вектором – это и частые истерики, и частые влюбленности.

Психология звукового мужчины в любви – это духовная близость, способность уважать тишину, и некоторую его отстраненность, возможность поддержать беседы о смысле жизни и помолчать вдвоем. Звуковой вектор является доминантным, и влияет на нижние вектора, понижая их сексуальность, так как интересы и приоритеты звука лежат вне реальности (исключение составляет уретральный вектор). Чтобы понять психологию мужчины в любви со звуковым вектором, необходимо разговаривать с ним «на его языке», удовлетворив нехватки звука в поисках жизненных смыслов, проявляются его нижние вектора, отвечающие за сексуальность.

Психология орального мужчины в любви – это истории обо всем и всегда, вкусные, разнообразные блюда и пикантные поцелуи с разными привкусами. Они ищут слушателей, так как испытывают потребность говорить больше других, притом, интересно, с подробностями и юмором. Разнообразие пищевых вкусов доставляет им несравнимое удовольствие.

Понять психологию обонятельного мужчины в любви не так просто. Для обонятельного человека состояние наибольшего комфорта – это состояние уравновешенной меланхолии, ему чем спокойнее партнер, и чем меньше взрывных эмоций, выводящих его из состояния равновесия, тем лучше.

Зная полный векторальный набор мужчины, можно с точностью до фактов его предпочтений в постели после трех лет совместной жизни, предугадать его поведение и реакции на жизненные обстоятельства уже с первых дней знакомства. Системно-векторная психология Юрия Бурлана работает с психикой человека, понимая его поведение не гадая, а зная ответы.

Разобравшись в векторах и их особенностях, можно очень четко понимать что не хватает для счастья, почему возникает стресс, как от него избавиться, как и где найти своего мужчину, и найдя его, понять уже с первых свиданий психологию мужчины в любви, знать все подводные камни, которые могут быть связаны с этими отношениями, нужно ли это вам, и как избежать негативных проявлений особенностей векторов, либо исправить их.

Автор: Светлана Наумова, Психолог

Статья написана по материалам тренингов по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Мне понравилось – поставить «сердечко»:

Источник:
LJ Magazine
Его сердце бешено колотилось, он не знал чем занять себя до вечера, время так медленно текло, он ждал пяти, когда они должны встретиться вновь… Сексуальное влечение и психология мужчин в любви В первой части статьи о психологии мужчин…
http://actstudio.livejournal.com/9832.html

И встретишь ты, когда не ждёшь, и обретёшь не там, где ищешь

И встретишь ты, когда не ждёшь, и обретёшь не там, где ищешь…

Вы бываете любимы в той степени, в какой вы знаете, что такое любовь.

Любовь — это больше чем эмоция. Это сила самой природы, и поэтому она обязательно содержит истину.

Когда вы произносите слово «любовь», вы можете уловить чувство, но сущность выразить невозможно.

Самая чистая любовь находится там, где ее меньше всего можно ожидать, в непривязанности.

Самым безупречным из рыцарей, служивших Артуру, был Галахад, у которого общим с королем было еще и то, что он тоже был рожден вне брака.

То, что он на самом деле был сыном Ланселота, никак не пятнало его чести, но когда ему пришло время стать при дворе защитником дамы (выбрать себе даму сердца), Артур покачал головой и нахмурился.

— Ты не можешь служить ни одной знатной даме, — заявил Артур.

Галахад побагровел.

— Но, мой король, — сказал он, заикаясь, — каждый рыцарь обязан служить какой-нибудь даме из чистой любви.

— Что знаешь ты о любви? — Вопрос Артура был настолько прямым, что Галахад опять вспыхнул. — Если ты так жаждешь служить даме, я могу предложить тебе троих на выбор.

Король тотчас послал за Маргарет, старой поломойкой с седыми волосами и бородавками на носу.

— Готов ли ты служить ей с любовью? — спросил Артур.

— Я не понимаю, мой король, — пробормотал Галахад, сбитый с толку.

Бросив на него хитрый взгляд, Артур отослал старую женщину.

— Приведите другую, — приказал он.

На этот раз внесли новорожденную девочку.

— Если ты находишь Маргарет слишком старой и уродливой, чтобы служить ей, что ты скажешь об этой даме? Она благородного происхождения и, как видишь, прекрасна.

Это было правдой, ребенок действительно выглядел очаровательным, но замешательство Галахада только усилилось. Он отрицательно покачал головой.

— Любовь, о которой ты говоришь, — суровый хозяин, — сказал Артур. Он в третий раз послал за дамой — и вошла Арабелла, прелестная двенадцатилетняя девочка.

Взглянув на нее, Галахад с трудом сдержал гнев.

— Мой король, это просто юная девочка, к тому же моя сводная сестра, — сказал он.

— Ты хотел видеть даму, которой ты мог бы служить, — сказал Артур, — и я был настолько великодушен, что представил тебе троих. Так что теперь ты должен сам решать.

Галахад был потрясен.

— Почему ты решил надо мной поиздеваться таким образом? — спросил он.

Артур поднял руку, и мгновенно большой зал опустел, оставив их наедине.

— Я не издеваюсь над тобой, — сказал Артур, — я просто пытаюсь показать тебе кое-что из того, чему научил меня Мерлин.

Подняв глаза, Галахад увидел, что взгляд короля потеплел.

— Мои рыцари утверждают, что они служат дамам с любовью, — продолжал Артур, — и несмотря на то, что они дают клятву, что их любовь будет целомудренной, чаще они испытывают страсть к той, которой служат, не так ли?

Галахад кивнул.

— И чем более страстно привязываются они к даме, тем с большим усердием они ей служат? — спросил Артур.

Молодой рыцарь опять кивнул.

— Мерлин учил меня другой любви, — сказал Артур. — Посмотри на старую женщину, младенца, юную девушку, твою сестру. Все они — проявление женственности, и по мере того как эти проявления изменяются, вместе с ними изменяется и то, что ты называешь любовью.

Когда ты говоришь, что ты влюблен, на самом деле ты утверждаешь, что эта дама соответствует созданному тобою образу.

Именно так начинается привязанность — с привязанности к образу. Ты можешь утверждать, что любишь женщину, но стоит ей изменить тебе с другим человеком, — и твоя любовь превращается в ненависть.

Почему? Потому что осквернен созданный тобою образ, а так как ты все время любил именно этот образ, измена любимой приводит тебя в ярость.

— Но что же с этим делать? — спросил Галахад.

— Постарайся посмотреть за пределы своих эмоций, которые постоянно меняются, и задай себе вопрос, что лежит за этим образом.

Образы — это вымысел; вымысел существует для того, чтобы защитить нас от чего-то такого, чему мы не хотим смело посмотреть в лицо.

В данном случае — это пустота. Испытывая потребность в любви, ты создаешь образ, чтобы заполнить пустоту. Именно поэтому разлука или измена в любви вызывают такую боль — они обнажают зияющие раны наших собственных потребностей.

— Любовь всегда казалась такой прекрасной и возвышенной, — грустно проговорил Галахад, — но, если верить вам, она ужасна.

— То, что обычно принимают за любовь, — с улыбкой сказал Артур, — может иметь ужасные последствия, но я еще не закончил свой рассказ. У любви существует секрет. Этому секрету научил меня Мерлин много лет назад, а я передам его тебе: когда ты можешь одинаково любить старую женщину, младенца и юную девушку, ты способен любить не только форму.

Значит, сущность любви, которая является универсальной силой, заключена в тебе. Должна существовать неприсоединенность. Она служит молчаливым приказом, которому подчиняется любовь.

Дипак Чопра «Путь волшебника»

© Copyright Источник Изображение статьи предоставлено бесплатным сервисом Изображение с лицензией CC0 Creative Commons

Источник:
И встретишь ты, когда не ждёшь, и обретёшь не там, где ищешь
И встретишь ты, когда не ждёшь, и обретёшь не там, где ищешь… Вы бываете любимы в той степени, в какой вы знаете, что такое любовь. Любовь — это больше чем эмоция. Это сила самой природы, и
http://psilove.top/psixologiya/i-vstretish-ty-kogda-ne-zhdyosh-i-obretyosh-ne-ta/

Психология любви

Новые статьи по психологии любви:

Коллекция статей по психологии любви:

Любовь — пожалуй, самая сложная и спорная тема из всех существующих. Она не живёт по каким-либо законам, не подчиняется разуму, способна одного человека разрушить, а другого — вознести на седьмое небо. Что и говорить, для такой науки, как психология, именно чувство любви извечно представляет особый интерес.

Говорят, что влюблённый человек — всегда немного сумасшедший, ведь любовь похожа на душевную болезнь. Возможно, это так и есть, хотя какое до этого дело самим влюблённым? Они встречают рассветы, держатся за руки, сочиняют стихи на ходу и видят сердца в облаках. Однако это только поначалу — находясь в более или менее сложившихся отношениях, вдруг становится ужасно сложно сохранить былой пыл и трепет в отношениях с партнёром. Кризисы, непонимание, нехватка эмоций — всё это не только самые распространённые проблемы в отношениях любящих мужчины и женщины, но и самые частые причины расставаний. И изучение психологии — как раз то, что может помочь что-то преодолеть, а чего-то и вовсе не допустить.

Статьи данного раздела, посвящённые психологии любви и отношениям между мужчиной и женщиной, возможно, помогут Вам понять своего партнёра лучше, узнать тайны его чувств и, конечно же, разобраться в своих собственных. Ведь любовь — такая сложная и тонкая материя, где порой не обойтись простым самоанализом и житейским опытом. В наших статьях Вы отыщете ответы на самые волнующие и душещипательные вопросы, которые при более подробном изучении могут оказаться лишь бурей в стакане воды, ничем не угрожавшей Вашим чувствам. Изучайте себя и своего любимого человека, работайте над своими отношениями каждый день — и Вы увидите, что ваша любовь станет крепче, ведь взаимопонимание и доверие — это основа основ.

Анонсы статей по психологии любви:

Источник:
Психология любви
Психологические статьи о любви, которые Вы можете читать онлайн.
http://test.msk.ru/menu/lyubov.htm

Текст книги — Психология любви — Евгений Ильин

Текущая страница: 1 (всего у книги 33 страниц) [доступный отрывок для чтения: 22 страниц]

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

[Закрыть] . К. Штайнер (2003) отмечает в связи с этим: «Ни психология, ни психиатрия не признают любовь предметом, достойным научных исследований. Слово “любовь” неприемлемо в научных дискуссиях. Представители наук о поведении, говоря о любви или влюбленности, если вообще удостаивают ее упоминания, обычно робко улыбаются, как бы говоря: “Любовь – это тема поэтов и философов. Мы, ученые, не можем изучать любовь!”» (с. 130).

Некоторые же ученые, наоборот, делают попытки создать математические модели цикличности любви (Gragnani et al., 1997; Sprott, 2004).

Вряд ли можно принять эти крайности. Было бы странно отказываться от научного познания этой важнейшей стороны жизни человека. Как сказал поэт С. Щипачев, «любовь – не вздохи на скамейке и не прогулки при луне». Любовь – явление гораздо более серьезное, она пронизывает всю жизнь человека, определяя его развитие, мироощущение, а порой и весь смысл жизни. Однако и втискивание этого феномена в рамки математических формул и моделей вряд ли возможно.

Испанский философ Ортега-и-Гассет пишет, что нет области менее изученной, чем область любви. Причин тому несколько. Во-первых, любовные истории – зона, сокрытая от чужих глаз. Любовь нельзя пересказать: от пересказа контуры ее размываются. Во-вторых, каждый невольно обращается к собственному опыту, как правило, небогатому, а чужой опыт в руки не очень-то и дается. И поскольку каждый считает себя в этих вопросах экспертом, к мнению психолога будут относиться скептически.

И все же в настоящее время научные исследования феномена любви проводятся, хотя их не так много. В большей степени это касается психофизиологов, сексологов, философов, педиатров, психотерапевтов. А вот психологи по-прежнему в большинстве своем обходят эту проблему своим вниманием.

Проблема любви, о которой идет речь в данной книге, весьма многогранна и многозначна по содержанию и формам проявления. Это не только любовь между мужчиной и женщиной, как она узко чаще всего понимается в обыденном сознании и воспевается в литературе и искусстве. Это любовь между людьми вообще (любовь родителей к детям, детей к родителям, любовь к родине и т. д.). Это и эмоции, связанные с чувством любви, и проявление любви (ласка).

В этой книге мною сделана попытка собрать и обобщить имеющиеся разрозненные научные данные о любви, которые нашли отражение в четырех разделах: «Любовь и влюбленность», «Проявление любви в переживаниях», «Экспрессивное проявление любви» и «Эротическая (сексуальная) любовь». Кроме того, в книге приведен обширный список научной литературы по проблеме, а в приложении – ряд методик, касающихся различных аспектов проблемы любви, одни из которых могут быть интересны массовому читателю, а другие могут быть использованы и в научных исследованиях.

Список литературы на сайте издательства по адресу http://www.piter.com/book. phtml?97854590076

Долг без любви не радует. Воспитание без любви порождает противоречие. Порядок без любви делает мелочным. Обладание без любви порождает скупость. Вера без любви порождает фанатизм. Горе тому, кто скуп на любовь. Зачем жить, если не любить?

Без любви белый свет не мил.

В человеке заложена вечная, возвышающая его потребность любить.

Если опросить людей, какие чувства, имеющиеся у них, они могут назвать, то в первую очередь будет названо чувство любви. Как светские, так и религиозные мыслители с давних пор пришли к выводу, что любовь играет главную роль в жизни людей. Исключительный статус любви отражен в выражении «Любовь правит миром»[2] 2
Еще Данте утверждал: «Любовь – эта та сила, что движет миром, и если нам не удается удовлетворить свою потребность в любви, от этого страдает все в нашей жизни».

Большая роль любви отводится и в христианских учениях. Основатель христианской веры хотел, чтобы любовь была отличительной чертой его последователей (от Иоанна, с. 35). А апостол Павел, обращаясь к аристократии в своем «Послании к коринфянам», превозносил любовь, указывая на то, что все достижения человека, которые не мотивировались любовью, в конце концов, не имеют смысла. «Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а порадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…» В заключение он писал, что в последней сцене человеческой драмы останутся лишь три действующих лица: «…вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (от Павла, 1-е послание коринфянам, с. 13).

Недаром в христианстве любовь рассматривается как божественный завет, превосходящий все остальные: «люби и того, кого трудно любить»; «возлюби ближнего, как самого себя».

Но романтическая любовь не сводится к половому влечению, так как с развитием человеческого общества любовные отношения между мужчиной и женщиной стали приобретать человеческий, социальный и избирательный характер. Однако для этого человечеству пришлось пройти длительный, в течение многих веков, путь.

Свой исторический путь прошла и любовь родителей к своим детям, роль которой в жизни человека и общества не меньшая, чем половой любви.

Понимание роли родительской заботы и ласки, проявляемой при физическом и психическом контакте родителей с ребенком, пришло к людям не сразу. Даже родоначальник идеи родительской любви Ж.-Ж. Руссо собственных детей от своей постоянной сожительницы Терезы отдавал в приют. Среднее ежегодное число подкидышей в Париже между 1773 и 1790 гг. составляло 5800 человек (на общее число 20–25 тысяч рождений).

Достаточно равнодушно относились к детям и аристократические матери, которые отдавали младенцев на выкармливание в чужие семьи и воспитывали детей в закрытых пансионах, монастырях и школах. Родившийся в 1754 г. князь Талейран вспоминал, что родительские заботы еще не вошли тогда в моду. В знатных семьях любили гораздо больше род, чем отдельных лиц, особенно молодых, которые еще были никому не известны. Сам Талейран был отдан кормилице сразу же после крещения, состоявшегося в день его рождения, и в течение четырех лет мать ни разу не навестила его.

До конца XVIII в. материнская любовь во Франции была делом индивидуального усмотрения. Формирование устойчивой эмоциональной близости между родителями и детьми затруднялось высокой рождаемостью и еще более высокой смертностью. Ведь из-за плохого и небрежного ухода в XVII–XVIII вв. в странах Западной Европы на первом году жизни умирали от одной пятой до одной трети всех новорожденных, а до 20 лет доживало меньше половины[3] 3
Например, Людовика XIII впервые выкупали почти в семилетием возрасте.

[Закрыть] . Все это делало жизнь отдельного ребенка, особенно если он не был первенцем, не такой ценной, как сегодня.

Необходимость тесного контакта новорожденного с матерью в первые недели после рождения была понята уже в «непросвещенные» с точки зрения медицины времена. Неслучайно у разных народов существовал обычай освобождать роженицу от бытовых забот на первые полтора месяца. У русских тоже были так называемые сороковины, когда сорок дней после родов в доме хозяйничали добровольные помощницы из числа родственниц и соседок. Это позволяло маме восстановиться после родов, а младенцу, получавшему маму «в безраздельное пользование», полноценно адаптироваться к жизни вне утробы.

Поэтому не случайно в Европе в конце XVIII в. начинается кампания за то, чтобы матери сами выкармливали младенцев, не доверяя их ненадежным кормилицам. Требуют (и добиваются) освобождения ребенка «от тирании свивальника». Каждый ребенок, даже новорожденный, стал восприниматься единственным, незаменимым, а его смерть стала переживаться как невосполнимая горькая утрата.

Научные представления о любви в эпоху Античности разрабатывались философами и существенно отличались от мифологических. У Аристотеля понятие любви скорее плотское, он относил любовь к одной из первичных энергий человеческого тела.

Свой смысл в понятие «любовь» вкладывали суфийские философы и литераторы Персии и Арабского Востока во времена Средневековья. Так, в поэзии Омара Хайяма и Алишера Навои любовь в духе суфийской традиции отождествляется с вином. Вино, наливаемое в сосуд, т. е. в бренную человеческую оболочку, наполняет людей духовной составляющей, диалектически вводя понятие любви к Богу.

В Средневековье, в эпоху Возрождения трудами Марсилио Фичино, Франческо Каттани, Джордано Бруно и других начинает развиваться течение неоплатонизма. В основе этой любовной философии находится положение, что природа любви есть стремление к красоте.

В середине XIX в. И. М. Сеченов изложил свои взгляды на проблему любви. Он выделял три фазы в ее развитии:

1) создание абстрактного идеала;

2) встреча с объектом, похожим на идеал, и ассоциация объекта с идеалом; «Когда же мальчику случилось встретить женщину, похожую по его мысли на этот идеал, то он, как говорится, переносит свою мечту на эту женщину и начинает ее любить в ней» (1952, с. 114); после того как установились крепкие отношения и началась половая жизнь, симпатия и платоническая любовь, имевшие место до этого, переходят в фазу страстной любви;

3) угасание страсти, становление любви-дружбы; это происходит «на основании закона, по которому яркость страсти поддерживается лишь изменчивостью страстного образа. В год, в два, при жизни, очень близкой друг к другу, сумма возможных перемен и с той и с другой стороны давным-давно исчерпалась и яркость страсти исчезла» (1952, с. 115).

И. М. Сеченов считал, что «человек, переживший все фазы любви, едва ли может страстно любить во второй раз. С его точки зрения, повторные страсти – признак неудовлетворенности предшествовавшими» (с. 115). Он утверждал, что любовь может быть весьма длительной.

Вопросу любви уделил внимание и великий русский ученый И. И. Мечников. Он писал, что совокупность чувств и переживаний, которую люди называют любовью, есть не что иное, как психологическая надстройка над биологическим по своей природе половым влечением. Однако, утверждал И. И. Мечников, не подлежит сомнению, что половое чувство, хотя и общее у человека с животным, есть тем не менее источник самых высших духовных проявлений. Любовь между мужчиной и женщиной облагораживает человека, делает его способным на самоотверженные поступки.

В западной психологии в первой половине XX в. проблема любви тоже становится предметом научного обсуждения. В основе работ Зигмунда Фрейда лежит связь между любовью и сексуальностью. Любовь, по Фрейду, – иррациональное понятие, из которого исключено духовное начало. Любовь в теории сублимации, разработанной Фрейдом, низводится к первобытной сексуальности, являющейся одним из основных стимулов развития человека.

Впоследствии неофрейдистами были предприняты попытки развития теории Фрейда и перехода от чистого биологического описания к социальной и культурной составляющей любви. Одним из апологетов такого рассмотрения любви был психоаналитик Эрих Фромм, о взглядах которого речь еще впереди. К сожалению, в советской психологии проблема любви была практически проигнорирована как предмет общей психологии.

Любовь? А что это такое?

Зачем о ней так много слез?

Она противница покоя

И покорительница грез.

Она – мечта и сновиденье —

Порой печальна или зла,

Порой творит стихотворенья

Или великие дела.

Быть может, что любовь – богиня:

Честолюбива и горда,

А может, злой судьбы рабыня,

И ей подвластна навсегда.

Мы часто слово произносим «Люблю».

А что для нас любовь?

То, что в стихах мы превозносим,

То, что сердец волнует кровь?

А может, то, что в нас творится,

Когда глядим мы на Луну,

То, что в душе у нас таится,

Мешая разуму и сну?

Любовь? А что это такое?

Как бы попроще рассказать?

Все то великое, святое,

Что трудно словом описать.

Любовь – это неизвестно что, которое приходит неизвестно откуда и кончается неизвестно когда.

Любовь[4] 4
Славянское слово «любовь» происходит от старославянского «шлюб», что означает союз, соединение, единение, согласие. Отзвуки этого смыслового значения любви и по сей день сохранились в некоторых славянских языках. То есть любовь – это мистическое соединение мужчины и женщины в одно целое.

Ю. Щербатых (2002) предложил студентам из медицинской академии дать свое определение любви. Ответы были самые разнообразные: «потребность в другом человеке» и «наслаждение», «душевный комфорт» и «чувство восторга», «смысл жизни» и «безумие», «понимание другого человека» и «потеря власти над собой», «отсутствие эгоизма» и «эгоизм», «наслаждение» и даже «привычка» – в общем, каждый понимал любовь по-своему. Б. Марстейн (Murstein, 1988) пишет в связи с этим, что любовь представляет некую Австро-Венгерскую империю, где под одной шапкой собрано множество достаточно трудносовместимых когнитивных, эмоциональных и поведенческих явлений. Понятие «любовь» как собирательное для множества разных явлений во взаимоотношениях людей рассматривает и Келли (Kelley, 1983).

Состояние «влюбленности» – это переживание, которое могут испытывать только люди, однако общепринятого определения любви не существует (Ireland, 1988; Lasky, Silverman, 1988). Тем не менее, по-видимому, принято считать, что любовь – это нечто большее, чем просто физическое удовлетворение; в любви участвуют также ум и сердце (Lasky, Silverman, 1988) Разумеется, мы верим, что знаем, когда бываем «влюблены», потому что это «переживание трансформирует человека» (Aron etal., 1995).

Э. Фромм пишет, что сущность любви одна и та же, будь это любовь матери к ребенку, любовь к людям или эротическая любовь между двумя индивидами. Это идеализация, уважение и знание. Кроме того, Э. Фромм подчеркивает, что любовь всегда связана с заботой и ответственностью: «Забота и ответственность означают, что любовь – это деятельность, а не страсть, кого-то обуявшая, и не аффект, кого-то “захвативший”» (1990, с. 82–83).

Акцентирование внимания в любви на заботе и ответственности необходимы Э. Фромму для того, чтобы обосновать любовь ко всему человечеству и конкретно к каждому человеку, поскольку испытывать страсть ко всем или эмоции по поводу каждого человека нереально. Не случайно любовь к конкретному человеку, по Фромму, должна реализовываться через любовь к людям (человечеству). В противном случае, как он считает, любовь становится поверхностной и случайной, остается чем-то мелким.

Полностью соглашаясь с тем, что слово «любовь» в обыденном понимании подчас теряет конкретное содержание (Ф. Ларошфуко, например, хорошо заметил, что «у большинства людей любовь к справедливости – это просто боязнь подвергнуться несправедливости» (1971, с. 156)) и что любовь – не аффект (если его понимать как эмоцию), трудно признать правоту Фромма относительно того, что любовь – это деятельность, проявляемая лишь в заботе, ответственности (я бы добавил к ним и такие поведенческие проявления, как нежность, ласка). Все это следствие любви, ее проявления, а не ее сущность. Сущностью же остается чувство, т. е. эмоционально-установочное отношение к кому-либо. Недаром в последующем его формула любви подверглась критике за отсутствие в ней эмоции радости. У Э. Фромма любовь не только рассудочная, но и аскетичная, и именно потому, что это любовь ко всем.

Психологическая концепция любви обнаруживает в плане феноменологии свою явную противоречивость и несостоятельность в не менее очевидных фактах неподконтрольности и неподвластности любви человеку, в фактах ее особой и самостоятельной жизни, независимой не только от желаний и намерений человека, но даже от самого его физического существования. И сколько бы ни приводили нам (от лица обыденной социальности) примеров «вещной природы» любви, сколько бы ни сообщали нам (от лица науки) данных о мозговых структурах и центрах, феромонах и виагре, психокоррекции и психотерапии партнерских отношений, тренингах сензитивности и коммуникативности, мы-то знаем, что все это – «не про то». Никто не может управлять и манипулировать любовью, поскольку она не только не вещь (наряду с другими вещами), но и не некое свойство (наряду с другими свойствами), принадлежащее человеку.

В издании «Психология. Словарь» (1990) любовь определяется как «интенсивное, напряженное и относительно устойчивое чувство субъекта, физиологически обусловленное сексуальными потребностями и выражающееся в социально формируемом стремлении быть своими личностно-значимыми чертами с максимальной полнотой представленными в жизнедеятельности другого таким образом, чтобы пробуждать у него потребность в ответном чувстве той же интенсивности, напряженности и устойчивости». В данном случае речь, очевидно, идет только об эротической любви.

Там же говорится, что любовь – высокая степень эмоционально-положительного отношения, выделяющего его объект среди других и помещающего его в центр жизненных потребностей и интересов субъекта (любовь к родине, к матери, к детям, к музыке и т. д.). В качестве родового понятия любовь включает (в зависимости от глубины, силы, предметной направленности) как симпатию, так и страсть. Такое понимание любви является более общим, касающимся и родительской любви, и других ее видов.

В «Философской энциклопедии» любовь определяется как «нравственно-эстетическое чувство, выражающееся в бескорыстном и самозабвенном стремлении к своему объекту. Специфическим содержанием этого чувства являются самоотдача, самоотверженность и возникающее на этой основе духовное взаимопроникновение. Индивидуальности с их духовными и природными различиями образуют в любви завершенное единство; дополняя друг друга, они выступают как единое целое. Нравственная природа любви выявляется в ее устремленности не просто на существо другого пола, но на вполне конкретного, единственного и неповторимого человека».

Фактически философская энциклопедия, по мнению С. Самыгина, пересказывает наукообразным языком легенду об андрогинах – первых людях, каждый из которых был одновременно мужчиной и женщиной. Андрогины были так совершенны, так сильны, умны и счастливы, что боги позавидовали полноте их существования и разрубили первых людей пополам. С тех пор эти половинки ищут друг друга по всему свету, чтобы вновь слиться в единое целое и обрести прежние силу и счастье.

Возрастные и гендерные различия были выявлены в ответах на предложение дополнить фразу: «Любовь – это…» Было замечено, что респонденты 13–14 лет, как правило, затруднялись дать какой-либо ответ. Наиболее часто встречающиеся ответы в группе 15–16 лет были следующие: «Любовь – это сложное чувство, не поддающееся описанию», «…радость для двоих и необходимость быть вместе». Интересным оказался тот факт, что 40 % девушек данной возрастной категории ответили, что любовь – это боль, самопожертвование. По-видимому, такая оценка любви связана с безответным чувством, которое характерно вообще для данного возраста, а для девушек особенно. Большинство же юношей отвечало, что любовь это взаимопонимание, нежность, «встреча двух сердец и слияние двух тел».

В возрастной группе 18–20 лет любовь понимается как доверие, взаимопонимание, уважение. Причем в ответах юношей данного возраста довольно часто отмечается, что любовь это еще и влечение, стихия и близость. Среди девушек распространена такая характеристика, как самоотдача. Подобная картина наблюдается и в возрастной группе от 21 до 23 лет.

К. К. Платонов (1984) относит к любви и предпочтение человеком кого– или чего-либо. Он пишет даже об условно-рефлекторной любви.

Унылая ученость не способна передать живой трепет любви, ее противоречивейшую сложность, ее тайну – то таинственное, что не поддается выражению словами. Или поддается, но гению литературы. «Любить, – писал Л. Н. Толстой, – значит жить жизнью того, кого любишь».

Аристотель говорил по этому поводу так: «Любить – значит желать другому того, что считаешь за благо, и желать притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и стараться по возможности доставить ему это благо». А Стендаль так говорит о любви: «Любовь – это соревнование между мужчиной и женщиной за то, чтобы доставить другому как можно больше счастья».

Очевидно, что быть привязанным ко всем людям невозможно, поэтому любовь – это интимная привязанность, обладающая большой силой, настолько большой, что утрата объекта этой привязанности кажется человеку невосполнимой, а его существование после этой утраты – бессмысленным. С этой точки зрения «любовь» учителя к учащимся, врача к больным – это в большинстве случаев не более чем декларируемая абстракция, отражающая проявление интереса, эмпатии, уважения личности, но не привязанности. Ведь привязанность – это чувство близости [устойчивое. – Е. И.], основанное на преданности, симпатии к кому– или чему-нибудь (Ожегов, 1975).

3. Рубин (1973) из Мичиганского университета (США) в результате исследований счастливых и несчастливых в любви пар выявил три основных компонента половой любви – это привязанность, забота и интимность (доверие).

Привязанность — это желание физического присутствия рядом любимого человека и готовность получать/проявлять эмоциональную поддержку.

Забота — это беспокойство и действия по обеспечению благополучия другого.

Интимность — близкие, доверительные отношения с человеком, когда каждый в паре не только без опасения делится с другим своими переживаниями, мыслями, идеями, но и с уверенностью быть понятым и поддержанным. Основываясь на трех значимых компонентах, 3. Рубин разработал диагностическую «Шкалу любви» (см. приложение).

Девис и Тодд (Davis, Todd, 1982) понимают любовь как дружбу, осложненную страстью (завороженностью, исключительностью и особым типом сексуального удовлетворения).

Типы привязанности влияют на длительность взаимоотношений партнеров: при безопасном типе отношения продолжаются почти в два раза дольше (10,02 года), чем при избегающем (5,97 года) и тревожно-амбивалентном (4,86 года) типах (Shaver et al., 1988).

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Источник:
Текст книги — Психология любви — Евгений Ильин
Читать книгу Психология любви Е. П. Ильина — страница 1 текста книги : юбви, и, как ни странно, в большей степени психологов, весьма прохладное[1]1 Отношение психологов к изучению проблемы любви напоминает древнегреческий миф об отношениях Эрота (символа любви) с Психе
http://iknigi.net/avtor-evgeniy-ilin/62122-psihologiya-lyubvi-evgeniy-ilin/read/page-1.html

COMMENTS