Русская семья

LJ Magazine

Сначала не поверил. Но внизу интереснейшия сканы, которые заставляют относиться к высказываемым тезисам с уважением. Впрочем, надо бы проверить.

Постъ для просв ?щєнія малороссовъ, коім сіи обычаи великороссовъ дос?ле были н?ведомы

Фотографіческая карточка для привлеченія вниманія.
Семья Соколовых из Тамбовской губерніи:

Древо— растение с одним стволом произрастающим из корневой системы и образующими крону ветвями ?
Кущ — растение с множеством древовидных ветвей произрастающими из общей корневой системы, не имеющее центрального ствола ?

Сноха — та, которую сношает сын свекра (жена сына по отношению к его отцу-свёкру) ?
Снохачество — когда сноху почередно сношают двое — сын и его отец ?

Что бы вы сказали, если бы вдруг вскрылось, что:
— тот кого вы всю жизнь называли своим отцом, на самом деле ваш дядя (брат вашего отца от вашей бабушки и вашего прадедушки)?
-что тот, кого вы всю жизнь считали своим дедушкой на самом деле ваш отец (и он же отец вашего «отца» который на самом деле вам не отец, а дядя)?
— что у половины ваших братьев и сестер в вашей многодетной семье мать одна — та же что и у вас, а отцы разные (у части из них отец тот же что и у вас, а у другой части отец ваш дядя — родной сын их деда, который в свою очеред ваш отец)?

Вы бы для начала голову сломали в такой родословной.
Это с непривычки. Потому что вы не великоросс.
Потому что для подавляющего большинства великороссов именно такое многоствольное генеалогическое древо (кущ) и есть типичное в их родословной. Типичное потому, что имено по такому образцу была устроена внутрисемейная сексуальная жизнь посвеместно распространённая в деревнях откуда и происходит подавляющее большинство сегодняшнего населения России (в конце 19 — начале 20 века, в деревнях жили 85% населения России, а столетием раньше и все 90%).
Тут конечно можно возразить, что повсеместное ещё не не значит всеобщее.
Соглашусь на все 100%.
Это утверждение так же справедливо, как и то, что среди повсеместного и традиционного в России пьянства, можно попробовать поискать отдельные случаи потомственных, с деда-прадеда абсолютных трезвенников.

В свою очередь, каждая вырастающая в таких семьях девочка, с детства знала свою перспективу — после выдачи замуж в семью великороссов, быть привселюдно сношаемой поочередно и мужем и свекром ( это вам не лабиринты потайных ходов к отдельным альковам со штатом прислуги обеспечивающим секретность хождений налево от своих жен к фавориткам у дворян — здесь все половые сношения происходили в одной избе на глазах у всей семьи).
Так традиции общинности укрепляли общность сексуальную, а неопределённость в определении отцовства следующего поколения, в свою очередь стимулировала соханение исконной общинности (глава семьи не мог быть на 100% уверен, что отделяя одного из формально считающимися его сыновей, отдает часть своего имущества именно сыну, а не дяде).

Дети с детства видели аморальное (с точки зрения христианства) поведение своих родителей, поэтому первым следствием этого было то, что в Великоросси не могло (как в Малороссии) появиться и прижиться обращение детей к своим родителям на «вы».
Но страх без уважения присутствовал — потому что так же как Царь в маштабах государства в сознании великоросса стоял выше законов, так и глава семьи уподоблялся в его сознании вседержителю местного, внутрисемейного, внутриизбяного масштаба.

Вторым следствием неуважения к таким великоросским образом общинно сношаемой матери, явилось рождение и расцвет богатейшего жанра бытовых матерных частушек, исполняемых ими при этих женщинах и своих детях.

Вот потому и противились малороссияне выдавать своих дочек за великороссиян- знали какая им там (недопустимая с их точки зрения) сексуальная судьба уготовлена.
Есть много цитат тех лет, где говорится о том, что даже в рядом расположенных малорусских селах и великорусских деревнях почти не было взаимных браков.
Но это уже другая тема- производная от этой.

Вот как эту разницу отметил в 1861 году Н.Костомаров:

В характере украинского народа преобладает личная воля, а в российском преобладает всеобщность. Для украинца коренным образом связь людей основывается на взаимном согласии и может распадаться по их взаимной воле.

Россияне стремятся закрепить необходимость и неразрывность единожды установленной связи, а саму причину установления отнести к Божьей воле и, следовательно, изъять от людской критики.

Коллектив для украинца не то, что для россиянина. Для первых — это добровольная организация людей. В Украине каждый член громады — независимая личность, самобытный собственник. Обязанность его в громаде только в сфере взаимной безопасности и выгоды каждого .

Для россиянина коллектив — выражение общей воли, поглощающей личную самобытность каждого.

СЕМЬЯ ИЛИ ОБЩИНА

У россиян сильно выражено стремление к тесной коллективной организации людей, где уничтожаются личные интересы под властью общих. Нерушимая законность общей воли, выраженная смыслом тяжелой судьбы, совпадает в российском народе с единством семейного быта, неделимостью семей, общинною собственностью.
Для украинца нет ничего тяжелее и противнее такого порядка.

Семьи украинцев делятся и дробятся, как только появляется потребность в самостоятельной жизни. Опека родителей над взрослыми детьми кажется для украинца несносным деспотизмом. Претензии старших братьев к меньшим, как и отношения дядей с племянниками, возбуждают неистовую вражду между ними.
Кровная связь и родство мало располагают украинцев к согласию и взаимной любви. Напротив, очень часто люди приветливые, кроткие, мирные и уживчивые находятся в непримиримой вражде со своими кровными родственниками. Ссоры между родными — явление самое обыкновенное в любых сословиях.
В Украине, чтобы сохранить любовь и согласие между близкими родственниками, надобно им разойтись и как можно меньше иметь общего. Родство связей украинцев ведет скорее к ослаблению их, чем усилению.

Напротив, у россиян, кровная связь заставляет человека нередко быть к другому дружелюбнее, справедливее, снисходительнее, даже когда он вообще не отличается этими качествами в отношении к чужим. Россиянин из покорности долгу готов принудить себя любить своих ближних по крови, хотя бы они ему не по душе, снисходить к ним, потому что они ему сродни, он готов для них на личное пожертвование, сознавая, что они того не стоят — они своя кровь.

Некоторые россияне, которые приобрели в Украине имение, затевали иногда вводить в украинские семьи российский коллективизм и неделимость. Плодом этого были отвратительные сцены.
Не только родные братья готовы были поминутно завести драку, но сыновья вытаскивали отцов своих за волосы через пороги дома.

Украинец тогда почтительный сын, когда родители оставляют ему полную свободу и сами на старости лет подчиняются его воле. Тогда добрый брат, когда с братом живет как сосед, как товарищ, не имея ничего общего, нераздельного.
В украинских семьях соблюдается правило: каждому свое. Не только взрослые члены семьи не надевают одежды другого, даже у детей у каждого свое.

У россиян, в крестьянском быту, часто две сестры не знают, кому из них принадлежит тот или другой тулуп, а об отдельной принадлежности у детей не бывает и помина.

Женщина в российской культуре редко возвышается до своего человеческого идеала, редко ее красота возносится над материей, редко влюбленное чувство может в ней ценить что-нибудь за пределом телесной формы, редко выказывается доблесть и достоинство женской души.

Украинская женщина в народном фольклоре, напротив, до того духовно-прекрасна, что и в своем падении высказывает поэтически свою чистую натуру, и стыдится своего унижения. В песнях игривых, шуточных, резко выражается противоположность натуры украинского и российского народов. В украинских песнях о женщине, маме вырабатывается прелесть слова и выражения доходят до истинной художественности.

Напротив, российские песни такого разряда показывают не более как стремление уставшего от прозаической деятельности труда забыться на минуту как-нибудь, не ломая головы, не трогая сердца и воображения. Песня эта существует не для себя самой, а для некой декорации, больше материального удовольствия.

У россиян крепостной человек соединял свою судьбу с жизнью господина: воля барина стала для него заменять собственную волю.

В Украине жизнь текла иначе. Понятие общности почти отсутствовало. Древнее право личной свободы не было поглощено перевесом общественного могущества, и понятие об общей земельной собственности не выработалось. Каждый земледелец был независимым собственником своей земли. Таким образом, право собственности возвысило богатых и влиятельных, образовав высший класс, а массу бедного народа повергло в порабощение. Но в Украине магнат-владелец не представлял собою выражения барской, а через нее и царской воли, он владелец по праву. Это право выражало силу, торжество обстоятельств и давность происхождения. Естественно, в Украине, крепостной, зависимый человек, при первой возможности, желал сделаться свободным.

В России крепостной не мог этого желать, ибо находил своего господина зависевшим от другой высшей воли, так же как он сам зависел от него.

Для россиян, если Бог одного возвышает, награждает, а другого карает, значит, так должен поступать и царь, исполняющий на земле божественную волю. Это ярко выражается российскою пословицей: воля Божья, суд царев. Отсюда безропотность народа, который сносит даже и то, что превосходит меры человеческого терпения. Противиться царю, хотя бы и неправедному, значит противиться Богу — и грешно, и опасно, потому что Бог пошлет еще худшие беды.

В России царь-государь — полный собственник всего государства. Слово «государь» означало собственника, имеющего безусловное право по своему усмотрению распоряжаться всем, что есть в его государстве, как своими вещами. Россияне знают, что давалось от царя, всегда могло быть им отнято и отдано другому, как беспрестанно и случалось.

Сноха?чество — практика в русской деревне, при которой мужчина — глава большой крестьянской семьи (живущей в одной избе) состоит в половой связи с младшими женщинами семьи, обычно с женой своего сына (связь свёкра с невесткой, называемой сноха ). Эта практика получила особое распространение в XVIII — XIX веках ,

О распространённости снохачества, связанного с абсолютной властью «большака», «отца семейства» (домовладыки) над своими домашними подробно писали многие публицисты XIX века (А. Н. Энгельгардт — «Письма из деревни»; первичные материалы этнографического бюро князяВ. Н. Тенишева).

Русский публицист В. Д. Набоков писал: «Нигде, кажется, кроме России, — нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название — снохачество».

Снохачество упоминается в художественной литературе («Отцы и дети» И. С. Тургенева, «Житие одной бабы» Н. С. Лескова, «Колодезь» С. В. Логинова). В книге В. М. Дорошевича «Сахалин» приводится народная примета: Как снохач помогать возьмётся, — колокол с места не сдвинешь. Мотивы снохачества в опере Д. Д. Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» привнесены либреттистами и отсутствуют в одноимённой повести Лескова. Также снохачество встречается в романе Михаила Шолохова Тихий Дон, когда Дарья Мелехова пытается соблазнить свёкра Пантелея Прокофьевича, в отсутствие мужа Петра, объясняя это тем, что «не может без казака».

Вот что писали об этом современники (цитаты и сканы из дореволюционных изданий):

Сведения о казацких общинах на Дону.
Материалы для обычного права. Том 1. Автор: Харузин М.Н. 1885 г. 429 страниц. Харузин Н.Н. (1860 — 1888)

1.

2.

В глазах крестьян снохачество являлось грехом, но не преступлением. С иной позиции данное деяние трактовал закон. Даже если половая связь свекра и снохи не была результатом насильственных действий, то все равно она являлась действием преступным, так как нарушала запрет на сексуальную связь между близкими родственниками, в данном случае по свойству, а, следовательно, была ничем иным как кровосмешением.

Типичный пример склонения свекром снох к половой близости приведен в корреспонденции (1899 г.) жителя села Крестовоздвиженские Рябинки Болховского уезда Орловской губернии В. Т. Перькова. «Богатый крестьянин Семин 46 лет, имея болезненную жену, услал двух своих сыновей на «шахты», сам остался с двумя невестками. Начал он подбиваться к жене старшего сына Григория, а так как крестьянские женщины очень слабы к нарядам и имеют пристрастие к спиртным напиткам, то понятно, что свекор в скорости сошелся с невесткой. Далее он начал «лабуниться» к младшей. Долго она не сдавалась, но вследствие притеснения и подарков – согласилась. Младшая невестка, заметив «амуры» свекра со старшей, привела свекровь в сарай во время их соития. Кончилось дело тем, что старухе муж купил синий кубовый сарафан, а невесткам подарил по платку» [2, д. 1054, л. 2].

Схожую ситуацию избрания женщиной выгодной для себя житейской и жизненной стратегии описал информатор из Пошехонского уезда Ярославской губернии. Один крестьянин 37 лет женил сына на молодой красавице, чтобы самому приблизиться к ней, а затем отправил сына на заработки в Петербург. Пока сын отсутствовал, свекор сошелся с невесткой, родился внебрачный ребенок, и отец в итоге заставил сына бросить семью и дом и окончательно уехать в город [25, т. 2, ч. 1. с. 501].

Редко молодые бабы пытались найти защиту от сексуальных посягательств со стороны свекра в волостном суде, но, как правило, те устранялись от разбора таких дел. Правда, юрист дореволюционной поры И. Г. Оршанский в своем исследовании приводил пример, когда по жалобе снохи на уговор свекра к снохачеству, последний решением волостного суда был лишен «большины» [19, с. 58]. Но это было скорее исключением, чем правилом. В тех случаях, когда преступная связь свекра со снохой открывалась, виновной, как правило, признавалась женщина, которую ожидала жестокая расправа со стороны мужа. Вот характерный итог самочинной расправы. «Жена была избита до полусмерти; волосы наполовину были вырваны, лицо превращено в один сплошной синяк, тело исщипано, одежда изорвана в мелкие клочки, так что женщина очутилась на улице совсем нагая» [25, т. 3, с. 553].

1.

2.

3. «Преступления на сексуальной почве в российской провинции второй половины XIX – начала XX века», В.Б.Безгин, доктор исторических наук, кафедра История и философия, Тамбовский государственный технический университет

* * *
За сканы и цитаты спасибо stepom

Источник:
LJ Magazine
Сначала не поверил. Но внизу интереснейшия сканы, которые заставляют относиться к высказываемым тезисам с уважением… Впрочем, надо бы проверить. Оригинал взят у mysliwiec в Г?неалогическія кущі великороссовъ, или особенности сношанія снох в Великороссіи Постъ для просв ?щєнія малороссовъ, коім…
http://gilgames-feanor.livejournal.com/80589.html

Мама и дочка решили развлечься с главным членом семьи

Мама и дочка решили развлечься с главным членом семьи

Русский мужчина дремал дома на диване, как вдруг его разбудили неожиданные ласки его члена. Оказалось, что это его жена и дочь, чему мужчина был очень сильно удивлен. Все члены семьи быстро разделись и начался настоящий инцест, инициатором которого стали непослушные мать и дочь. И вот уже вся русская семья трахается, член отца по очереди сменяет пизду матери и дочери. Все они помогают друг другу достигнуть настоящего оргазма, а мать учит дочь как правильно заниматься сексом и делать минет. В конце отец кончает в рот своим жене и дочери.

в ванне: трахаются зрелая женщина и парень

Мужчине нравится лизать зрелую волосатую пизду дамочки перед еблей в анал

мама в теле решила лишить сына девственности

зрелая русская госпожа трахает молодого парня

Зрелая вагина блондинки подверглась проникновению мужского члена

Русская жена сосет мужу хуй, после чего отдает свою пизду на растерзание

Зрелая учит половому сношению молодого электрика

Молодые парни любят секс, зрелые толстушки им в этом помогают

Пара сняла свое видео что бы показать секс толстых женщин во всей красе

Русская порнуха с толстушками: бабка соблазнила внука

Молодые ебут зрелую милиционершу в рот и пизду

зрелые за деньги готовы не только отсосать, но и потрахаться

Источник:
Мама и дочка решили развлечься с главным членом семьи
В комнату к отцу заходят его жена и дочь и начинают соблазнять удивленного мужчину.
http://xn—-itbkgb9adccau2a.com/russkaya-semyya-trahaetsya-uchastvuyut-mama-papa-i-dochy-5400.html

Русская семья

Представители русской семьи, о которой пойдёт речь, в России побывали впервые в 1989 году, когда нынешнему главе семьи Владимиру Павловичу Руденко и его супруге Евгении Димитриевне было уже за шестьдесят, но более русских людей по духу, воспитанию, традициям и благочестию, я, кажется, в жизни более и не встречала.

Листая записки Евгении Димитриевны, я не могу отделаться от мысли, что они, родившиеся в Сербии потомки уехавших из России офицеров Белой армии, прожили жизнь, о которой следовало бы написать роман: бомбёжки в Сербии и Хорватии, скитания по Германии, трудная жизнь в Марокко, переезд в США и через всё это пронесенные святость брака, чистый, без примесей и искажений русский язык и тот самый, описанный Лесковым и Шмелёвым, удивительный русский характер. А ещё – и самое главное – крепчайшая православная вера, без наших современных скептицизмов, нигилизмов, прочих -измов и томной теплохладности, та самая искренняя и горячая вера, которая может горы передвинуть и благодаря которой молитвы получают ответ, а чудеса принимаются с благодарностью.

Евгения Димитриевна и Владимир Павлович Руденко участвуют в замечательном фильме владыки Тихона (Шевкунова) «Русские»: на 5 примерно минуте они появляются в кадре, сидя на скамейке около нашей Бостонской церкви, и Владимир Павлович говорит: «Поскольку я учился в кадетском корпусе у старых-старых преподавателей, то мой язык – ещё дореволюционный».

Их русский язык в самом деле удивителен. День недели Воскресение они пишут именно так, с заглавной буквы и без мягкого знака. Воскресение. А телефонный разговор заканчивают неизменным «С Богом, милая». Слушая их, я обычно мысленно начинаю составлять словарь – вот каким был наш русский язык когда-то, мягким и каким-то весенним и полным спокойной надежды. Беременность – «ожидание», смерть – «отойти ко Господу». И само отчество Евгении Димитриевны – вот такое, сразу вспоминается святой Димитрий-царевич. И когда рассказывает она историю своей семьи, знаешь: всё у них сложится по Божьей воле…

А начинается история этой русской семьи… в Варшаве.

– Польша в то время входила в состав Российской Империи – напоминает мне Евгения Димитриевна, – и в 1896 году моя бабушка, Мария Эдуардовна Фендлер, в то время юная 17-летняя барышня, встретила молодого офицера Константина Ильича Запасова.

Когда их отношения стали крепнуть, и Константин Ильич собрался делать предложение, тётя Марии Эдуардовны, вдова генерала и важная дама, решительно воспротивилась и заявила, что если племянница выйдет замуж за «нищего подпоручика», то она лишит её наследства.

Мария Эдуардовна не знала, как быть. Константин Ильич Запасов никаким «нищим подпоручиком» не был. Родился и воспитывался он в Воцлавске, в поместье, которое граничило с поместьем Антона Ивановича Деникина, будущего генерала, с которым они вместе учились и вышли в офицеры.

Так что дело было не в наследстве, а в возможной ссоре в семье, мир же в семье в те времена старались хранить.

– Напишите отцу Иоанну Сергиеву в Кронштадт, попросите его молитв, – посоветовал знакомый.

В те годы о великом кронштадтском чудотворце уже знала вся Россия. На его адрес приходило такое количество посланий и телеграмм, что кронштадтская почта открыла для его корреспонденции специальное отделение.

Мария Эдуардовна, нимало не засомневавшись, что письмо её в многотысячном потоке может затеряться или остаться без ответа, написала отцу Иоанну, и вскоре от него пришёл ответ: «На всё – воля Божия, а Вы молитесь». Вскоре после этого брак офицера Константина Запасова и девицы Марии Фендлер счастливо устроился.

– С тех пор и до нынешнего дня, – говорит Евгения Димитриевна, – Мы всегда и обо всём молимся отцу Иоанну.

После венчания, в 1898 году, Мария Эдуардовна и Константин Ильич Запасовы поселились в Варшаве в крепости, где служил Константин Ильич. В 1900 у Запасовых родилась дочь Наталья, затем Женя, вскоре умершая от менингита. В 1905 родился сын Константин. В 1909 Константин Ильич со своей частью был командирован на охрану железной дороги по случаю высочайшего приезда Государя Императора Николая II. За отличную службу полковник Запасов был награжден орденом и званием потомственного дворянина.

Так жизнь и шла до рокового 1914… У беременной четвертым ребёнком Марии Эдуардовны болели ноги, во время эвакуации семей офицеров у неё лопнула вена, и она с детьми вынуждена была остаться. Узнавший об этом генерал Деникин прислал телегу, и Марию Эдуардовну с дочерью Наташей и сыном Константином удалось перевезти в Смоленск, где вскоре у неё родился ещё один сын и где Запасовы обосновались на несколько лет. С фронта вернулся раненый Константин Ильич. Шли страшные годы…

В 1920 семья полковника Запасова добралась до Новороссийска. На пристани собрались тысячи бездомных людей, спасающихся от Красной армии, царили тиф, холод и голод, а наутро уходил последний пароход «Россия». Старшая дочь Запасовых Наталья Константиновна услышала в толпе, что кто-то из прислуги адмирала может помочь с местом на пароходе. Решительная девушка обменяла свои золотые часы на кусок сала и буханку хлеба, отдала продукты матери и побежала на поиски. Зашла в ближайшую церковь, как делала перед каждым ответственным делом, оттуда – по улицам города, не зная адреса, спрашивая каждого встречного, где можно найти «прислугу адмирала». Под вечер голодная, усталая, промерзшая, присела на ступеньках какого-то дома и…уснула. А проснулась в большой светлой гостиной. Кто-то растирал ей руки.

– Слава Богу, приходит в себя, не замерзла. Кто Вы и откуда?

– Я – дочь полковника Запасова, пыталась найти прислугу адмирала, кажется, она может помочь с местом на пароходе для нашей семьи.

– Вас, верно, Ваш Ангел-хранитель сюда направил. Вы находитесь в доме адмирала. Завтра будьте всей семьёй на пристани и держитесь вместе, Вас вызовут с парохода.

Так и случилось. Утром по рупору вызвали с парохода семью полковника Запасова, и они, крепко держась за руки, чтобы не потеряться в толпе, подошли к пароходу.

– Чудны дела Твои, Господи… Сходни были уже убраны, – вспоминает рассказ своей матери Евгения Димитриевна, – Их поднимали на канатах. Мест в каютах не было, и сидели они прямо на палубе, глядя на удаляющиеся родные берега. И что чувствовали они, покидая Родину, я описать не берусь – это знает только тот, кто сам испытал. Добрались до Сербии. Король Сербии Александр I учился в пажеском корпусе в России, очень любил нашу страну и потому старался сделать для русских беженцев всё, что мог. При покровительстве короля были основаны для русских детей кадетский корпус, девичий институт и русская гимназия. А вскоре была построена и русская церковь во имя Святой Троицы, где пребывала икона Божией Матери Курская Коренная, Одигитрия Русского Зарубежья…

Жили Запасовы трудно. Константин Ильич, полковник Императорской армии, смог устроиться подёнщиком в канцелярии Министерства «шума и руде» (лесов и рудников). Наталья Константиновна, незаметно взявшая все заботы о родителях и младших братьях на себя, работала на трёх работах – подавальщицей в русской столовой, машинисткой и швеёй. Ставила ручную швейную машинку на раскладушку и сидя на полу шила шинели для военных. Вскоре она встретила молодого русского офицера Димитрия Ивановича Емельянова, работавшего в той же канцелярии, что и её отец, и вышла за него замуж.

Как-то прошел слух, что в канцелярии предстоят увольнения. Наталья Константиновна Емельянова решила ехать в Белград в министерство хлопотать за мужа и отца. Приехав в столицу, начала, как всегда, с церкви. Приложилась к чудотворной Курской Коренной иконе Божией Матери и пошла в министерство. Внутрь её не впустили. Наталья Константиновна обошла здание и увидела открытое окно. Перекрестившись и нимало не раздумывая, она через это окно залезла внутрь и побежала по коридору, не зная куда, спасаясь от погнавшегося за ней сторожа. Влетела в какой-то кабинет и вскоре оказалась у самого министра. Министр пообещал всё уладить, позвонил в канцелярию и, как говорит Евгения Димитриевна, «наделал много переполоха».

Евгения Димитриевна — средняя дочь Натальи Константиновны и Димитрия Ивановича Емельяновых. Кроме неё, в семье Емельяновых родились старшая Елена (Ляля) и младший Михаил.

Увы, увидеть Россию родителям Евгении Димитриевны больше не довелось. Сербию им тоже вскоре пришлось покинуть. Наступала вторая мировая война. Семье предстояли новые испытания.

– 6 апреля 1941, в Воскресение, немцы начали бомбить Белград, – вспоминает Евгения Димитриевна, – Слыша воздушную тревогу, мы брали каждый свой кулёк с вещами и бежали в соседний низко стоящий дом. Вставали под дверную раму и читали «Живый в помощи Вышняго»… Через некоторое время оставаться в Сербии стало совсем опасно, и мы всей семьей – папа, мама, бабушка [1] и трое нас, детей, – отправились в путь. Добрались до Загреба. Мама пошла искать русских, чтобы снять квартиру. Идя по улице, увидела в нише стены статую Богородицы. Остановилась, помолилась и повернулась, чтобы идти дальше, как вдруг увидела пожилую женщину с русской газетой в руках. Она и предложила нам кров…

После Хорватии Емельяновы попадут в Германию, оттуда – в Северную Африку – Марокко. Дороги Русского Зарубежья…

«Первым делом русская община всегда строила церковь»

В Марокко русские эмигранты поселились на окраине Касабланки, в местечке Бурназель, в бараках с раскладушками. Поскольку первым делом русская община всегда строила церковь, то самый большой барак переделали в храм.

– Там и служили первую заутреню, – рассказывает Евгения Димитриевна. – Войти в церковь было трудно, так как нас было много, но на поле перед бараком светилось море огоньков от свечей. На батюшкино «Христос воскресе!» мы, молящиеся, отвечали с таким подъёмом и радостью, как, думаю, было в первый раз по Воскресении.

Вскоре усилиями отца Митрофана (Зноско-Боровского), выдающегося представителя Русской Зарубежной Церкви и будущего епископа, в Касабланке была построена церковь Успения Божией Матери.

Там, в Марокко, Евгения Димитриевна, уже взрослая барышня, встретила Владимира Павловича Руденко, своего будущего мужа, чья судьба так похожа на её собственную. Родился Владимир Павлович в Сербии, в семье русского офицера, покинувшего Россию после 1917 года. Мальчиком Владимир Павлович поступил в Первый русский великого князя Константина Константиновича кадетский корпус в Белой Церкви и учился блестяще. Так же, как и Емельяновы, семья Руденко затем попала в Германию, а оттуда – в Марокко. В 1951 году, в октябре, на праздник Покрова Пресвятой Богородицы, Евгения Димитриевна и Владимир Павлович венчались. Вскоре у них родился сын Андрей.

В середине 1950-х русские эмигранты начали покидать ставший небезопасным Марокко. Емельяновы-Руденко решили уезжать в Америку.

Так семья Емельяновых-Руденко оказалась в американском Бостоне. Первые их годы в очередной новой стране были трудными. В том возрасте, в каком родители Евгении Димитриевны попали в Америку и должны были опять начинать всё сначала, их сверстники-американцы уже думали о пенсии. Мама, Наталья Константиновна Емельянова, поступила на работу в больницу, а папа, Димитрий Иванович, устроился работать на кухне Гарвардского университета.

Вскоре Димитрий Иванович сдаст экзамены на звание магистра, потом начнёт преподавать, а ещё через несколько лет станет профессором русского языка в Гарвардском университете. Его сын Михаил Димитриевич, младший брат Евгении Димитриевны, которого примут без знания английского языка сразу на второй курс Массачусетского технологического института – одного из самых престижных университетов Америки – станет успешным учёным, будет работать в НАСА и совместно со своей супругой Ниной Константиновной создаст одно из лучших в Америке бюро технического перевода. А Елена Димитриевна, старшая дочь, много лет проработает в Гарвардской библиотеке.

У Евгении Димитриевны и Владимира Павловича Руденко родится второй ребёнок, дочь Алёнушка. Владимир Павлович будет работать на фирме Honeywell, а кроме того, руководить церковным хором, петь в хоре Бостонского симфонического оркестра, одного из лучших хоров Америки, и ставить американским певцам русский язык. Все знаменитые бостонские постановки и записи опер Мусоргского и Чайковского тех лет будут проходить с его участием. Через несколько лет Владимир Павлович создаст Русское хоровое общество, с которым на сцене знаменитого концертного зала в Нью-Йорке – Карнеги-холла – будут выступать великие певцы Николай Гедда и Джером Хайнс.

Слушая эти истории, я с восторгом думаю: «Знай наших!» А потом понимаю: «Воззовет ко Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое».

…В 1964 году Димитрий Иванович Емельянов тяжело заболел: с ним случился сердечный приступ, и начались приступы изнуряющей икоты. Евгения Димитриевна, придя проведать больного отца, увидела стопку журналов «Православная Русь». Взяв наугад один журнал, она нашла в нём житие святителя Николая. Прочитала житие вслух Димитрию Ивановичу и вдруг вспомнила, что ей недавно привезли из Бари чудотворное миро от мощей святителя. Этим миром помазали Димитрия Ивановича, и тяжелейшая икота прекратилась.

– Умирая, мой дед, отец Димитрия Ивановича, благословил сына иконкой святителя Николая, и папа всю жизнь носил образок в кармане пиджака. И в тяжелую минуту святитель Николай сам пришёл к папе на помощь, – со слезами рассказывает Евгения Димитриевна. – А мама вставала в 4 утра, готовила завтрак папе и нашей бабушке – каждому по его диете – потом шла пешком в любую погоду в церковь Mission Church, где была православная чудотворная икона Божией Матери, оказавшаяся после войны в Бостоне. Зажигала перед иконой свечу и потом бежала на работу, чтобы успеть к 6 часам утра.

Через 5 лет, в 1969 году, Димитрий Иванович отойдёт ко Господу. На Троицу он выстоит все коленопреклоненные молитвы и скажет, что чувствует себя «легко и радостно». Через несколько дней его земной путь закончится. Наталья Константиновна пережила мужа на 16 лет. Она увидела правнуков, стараниями детей побывала на Святой Земле, и 7 августа 1985 года, в день успения святой праведной Анны, мирно ушла, окружённая своей большой семьёй.

Евгения Димитриевна написала и прочла во время прощания это письмо:

В 1988 году Евгения Димитриевна и Владимир Павлович Руденко побывают в Сербии, в местах своего детства. Зная, как её покойная мама любила Сараево, Евгения Димитриевна надела мамины туфли и в них обошла все места, которые помнила. Зашла в церковь Архангела Михаила, в которой венчались её родители.

– Я выбрала минуту, когда была одна, встала внутри церкви у входа, представила ряды кадет класса дяди Кости, маму, входящую в церковь, и тихо пропела «Гряди, гряди от Ливана, невесто…» Чтобы быть на маминой свадьбе, дядя Костя с одноклассниками отлучились без разрешения, что на кадетском языке называется «самодрал», и во избежание наказания мама с папой поехали к директору корпуса генералу Адамовичу просить о помиловании…

В 1989 году Евгения Димитриевна и Владимир Павлович впервые побывали в России.

– Мы поехали на свою Родину… Мы были так воспитаны, что где бы мы ни были, мы были русскими, и Родиной нашей была всегда Россия. Москва, которую мы знали лишь по картинкам, вдруг ожила. Я повторяла: «Мы в Москве», – но полностью осознать это не сразу удавалось.

В 2001, в августе, мы с Евгенией Димитриевной и Владимиром Павловичем вместе поехали в Оптину пустынь и в Дивеево. Что это было за чудесное паломничество! Правда, я, по свойственной мне лености, всё пыталась увильнуть от «трудного»: то мне холодно было окунуться в источник батюшки Серафима, то «заболела нога» и «совершенно невозможно» было идти по канавке. Но стоило Евгении Димитриевне или Владимиру Павловичу доброжелательно, но строго на меня посмотреть, как я сразу приходила в себя. Наверное, это о таких, как они, преподобный и сказал: «Стяжи дух мирен, и тогда тысяча душ спасется около тебя».

Так они и идут по жизни, эти невероятные люди, у которых так многому можно научиться. Живут они сейчас недалеко от Сан-Франциско, рядом с сыном Андреем. У Евгении Димитриевны и Владимира Павловича пятеро внуков и (пока что) четверо правнуков. По-русски говорят все. Андрей Владимирович Руденко, принявший дело отца, руководит церковным хором. Во дни радостей и печалей, праздников и утрат они все вместе – семья, словно сошедшая со страниц книг Шмелёва. Благочестивая семья. Настоящая. Русская.

2 октября 2017 г.

Автор выражает огромную благодарность дорогим Евгении Димитриевне и Владимиру Павловичу Руденко за многолетнюю дружбу и возможность познакомиться с семейной хроникой, записанной Евгенией Димитриевной.

[1] Дедушка Евгении Димитриевны, полковник Императорской армии Константин Ильич Запасов, скончался в 1933 году.

Источник:
Русская семья
Представители русской семьи, о которой пойдёт речь, в России побывали впервые в 1989 году, когда нынешнему главе семьи Владимиру Павловичу Руденко и его супруге Евгении Димитриевне было уже за
http://pravoslavie.ru/106781.html

Русская семья

Уважаемые друзья и коллеги!

К Вам имеет честь и удовольствие обратиться первый русский расолог Владимир Борисович Авдеев. Как вы знаете, я веду большую просветительскую работу , популяризируя классические расовые знания, Показать полностью… ибо до меня этого просто никто не делал, а население шестой части суши пребывало в тяжёлой дрёме интернационализма, и даже крах СССР никого ничему не научил, ибо современные науки у нас в стране по-прежнему толкуют суть человека, как общественного организма , совершенно игнорируя его расово-биологическую природу.

Данный взгляд является не просто не полным, а откровенно ущербным. Наймиты вульгарного либерализма, питаемые зарубежными грантами, любую форму, даже самого робкого расового самосознания, совершенно не утруждая себя элементарными формами анализа, именуют расизмом, и это при том, что даже академическая советская наука никогда не отрицала сам факт существования рас, со всеми отсюда вытекающими последствиями. Поэтому и мы должны отвечать самозваным правозащитникам в той же манере, именуя всех, кто отрицает расовую доминанту в эволюционном развитии общества, просто дегенератами.

Вне зависимости от того делают ли они это осознанно, являясь платными врагами белой расы или марксистскому или демократическому недомыслию. Для нас — расово полноценных людей — каждая двуногая особь, не обладающая расовым самосознанием, является дегенератом или врагом. Про кошку в данном случае уничижительно говорят, что она не ловит мышей, про собаку не способную различать своих и чужих и защищать жилище говорят, что она является бесполезным едоком и её гонят со двора. Каждый день средства массовой информации призывают нас быть бдительнее и разборчивее при выборе товаров и услуг, особенно продуктов питания, но это же естественное правило игнорируется, когда мы начинаем говорить о таких категориях, как народ и государство, так словно качество человеческого материала совершенно на них не влияет и не распространяется.

К настоящему времени мне удалось издать уже свыше 55 классических работ по данному корпусу наук, но развитие современных методов освоения информационного пространства требует работы в новых форматах. С этой целью и создан данный сайт.

Нордицистская ложь о финно-угорском субстрате и генетическом единстве русских

Друзья, посмотрите на вчерашнюю статью нордицистов, чья суть выражена в конце поста:
«Подводя итоги всему вышесказанному,необходимо еще раз Показать полностью… отметить неоспоримый факт расового единства русского народа. Следовательно, ни о какой метисации русских не может быть и речи, если освободившись от интернациональных и либеральных мифов, встать на твердые научные позиции антропологической науки.»
https://vk.com/wall-47041459_253695

Нордицист, который привел это антинаучное заключение шарлатана Авдеева, отлично понимает, что:
1) Русские не едины
2) В русских огромный финно-угорский субстрат

Давайте приведем эти материалы:

1) Выводы Балановского согласно самому масштабному генетическому исследованию русских:

«Cеверные русские имеют ярко выраженное сходство с финно-угорскими (и балтскими) популяциями, но такого явного сходства не наблюдается для центральных или южных русских, не говоря уже о других славянских народах. Вообще, северные русские генетически отдалены от остальных восточных славян и тяготеют к финно-угорским популяциям»
http://генофонд.рф/?page_id=4440

2) Генетическая разница между русскими больше чем между разными группами немцев:

«Различия между популяциями разных регионов ВНУТРИ одного народа (в данном случае русского) практически всегда меньше, чем различия МЕЖДУ различными народами. Изменчивость русских популяций оказалась выше, чем, к примеру, популяций немцев, но меньше, чем изменчивость многих других европейских народов, например итальянцев» О.Балановский. Интервью КП, 2013г.

3) Северные русские выпадают из общеевропейского генофонда:

«В окончательную модель происхождения европейского генофонда хорошо вписывается большинство современных европейских популяций за двумя исключениями. Первое исключение составляют сицилийцы, евреи ашкенази. Второе исключение – финны, мордва и северо-западные РУССКИЕ, в генофонде которых велик вклад восточноазиатских генов»
https://www.nature.com/articles/nature13673

Внизу представлены результаты генетического исследования русских — мы видим, что:
1) Северные русские генетически малоотличимы от финно-угров — на рис.2, 4 представлены карты генетических расстояний северных русских и коми — они совпадают
2) Все русские без деления на северных и центральных составляют с финно-уграми единое генетическое облако, отделенное от остальной Европы (рис.5)

О «взаимодействии» славян и финно-угров

Необходимо учитывать то, что антропология как наука до середины XX века серьезно не привлекалась для воссоздания истинной этнической истории русских. Даже столпы русской исторической Показать полностью… мысли имели по этому вопросу смутное представление. Большинство их них отдали дань столь модной тогда теории о финском субстрате как одной из составляющей великорусской народности.

Например, В.Ключевский считал, что встреча Руси и Чуди носила мирный характер. Действительно, ни в письменных памятниках, ни в народных преданиях великорусов нет упоминаний о борьбе с финскими туземцами. Безусловно, этому способствовал и характер финнов. В европейской историографии финны отмечены общими характери-стическими чертами — миролюбием, робостью, даже забитостью. Русские, встретив финнов, сразу почувствовали свое превосходство над ними и прозвали их общим собирательным именем: чудь, что значит чудные. Чудью называли и эстов и зырян.

Однако абсолютно мирной картины взаимоотношений, конечно, не было.
Финны отнюдь не стремились перейти в православие. Коми зыряне и пермяки еще в XIV веке не проявляли особого рвения к перемене веры. Святому Стефону Пермскому пришлось приложить немало трудов к их обращению. Основная же масса была в «поганстве». Финны-охотники отнюдь не были оседлыми племенами. Города Ростов, Муром и Белоозеро были построены славянами, а не финскими охотниками и рыболовами. Основная масса финнов, конечно, откочевывала на северо-восток. Поскольку финское население было немногочисленным, оставшиеся без следа растворились в русском море.

Важно отметить, что конфликты с финнами все же имели место на
религиозной почве. По житию св. Леонтия Ростовского, все ростовские
язычники упорно боролись против христианских проповедников. Ростовская Русь, почитавшая Белеса, встала на сторону мерян. Сохранилось предание, записанное в XVII веке, что язычники меряне и Русь ростовского края, убегая «от русского крещения», выселились в пределы Болгарского царства на Волгу к родственным мере черемисам.

Конечно, это была не чисто племенная борьба Руси и Чуди, а религиозная. Но носителями антагонистических духовных констант христианства и язычества выступали Русь и Финны. Причем часть славян-язычников уходила с финнами на восток. Так, например, и часть вятичей, еще в XI веке ушла с Оки на Вятку, противясь христианизации.

Таким образом, вопрос о слиянии финнов и славян должен решаться в другой плоскости, а именно, должен рассматриваться вопрос о славянском компоненте у финнов Восточной Европы. Изначальные финские черты: скуластость, смуглый цвет лица, широкий нос и темные волосы встречаются у угро-финнов не так уже часто благодаря славянскому влиянию — преобладают светлоокрашенные типы.

У русских людей не было расового фанатизма, и они охотно шли на смешанные браки. Но феномен славянства состоит в том, что от смешанных браков дети очень часть остаются в лоне малых народов. Русские с удивительным спокойствием смотрят на то, что их дети становятся по воспитанию и культуре зырянами, мордвою, пермяками — главное, чтобы они были православными. Это во многом объясняет тот факт, что славянский расовый тип сохранился у великорусов в первозданной чистоте и, вместе с тем, расовый тип окружающих русских соседей воспринял в себя славянский компонент.

После принятия православия все угро-финские народы стали полноправными участниками строительства Русского государства. Но самое интересное, что даже татарские поселения Рязанской,Костромской, Московской губерний до XX века сохранили свое народное лицо, культуру и даже ислам.

Однако важно сказать, что уживаясь с татарами, русские люди не стремились слиться с ними этнически. И если на уровне элиты, в среду дворянства входили представители местных элит и, в итоге, сливались с дворянством чисто русским, то в народных низах сохранялись различные барьеры, не позволявшие к слиянию с иноверными.

Если сейчас, в свете новых данных антропологии, лингвистики и истории эти процессы становятся понятными, то в прошлом веке они вызывали недоумение. С одной стороны, было общепринятым считать великорусов губернии Московской, Владимирской, Ярославской и Костромской бесспорно лучшими представителями северо-славянского типа в его первоначальной чистоте. С другой стороны, не знали, что делать с тем фактом, что на землях этих губерний обитали меря и мурома. Отсутствие этих племен на данных территориях с XII века озадачивало.

Предполагалось два возможных варианта решения задачи. Первый: пришлая Русь, селясь среди туземной чуди, заимствовала многое из этнических черт и быта финнов. Второй: чудь, постепенно русея, всею своею массою, со всеми антропологическими особенностями, языком и верованиями входила в состав русских. Трудность, однако, состояла в том, что выделить антропологические черты финнов у заведомо чистых русских не удавалось. Следы языка и верований не обнаружились. Многих это мало смущало, и в книгах продолжали рисовать великоруса как некого славяно-монгольского метиса.

Прусский чиновник XIX века барон Гакстгаузен считал чистыми славянами лишь малороссов. В частности, по его теории чистые народы никогда в истории не могли возглавить великих империй. Именно поэтому «чистые» малороссы уступили пальму первенства «нечистыми» великорусам. Нелепым является и утверждение о «нечистых великорусах», и убеждение в неспособности чистых этносов строить империи. История говорит о другом. И греки, и Рим начинали свою стройку великих империй, будучи народами несмешанными. Именно смешение с иноплеменными и явилось главной причиной гибели и империи Александра и гордого имперского Рима.

Русские остаются племенем достаточно чистым и однородным. И в прошлом веке об этом уже начинали говорить. Тот же Гакстгаузен удивлялся, что значительное финское племя зырян живет без всякого стеснения рядом с русскими, и занимается своим извечным промыслом — охотой. Другие же финские племена, — пишет прусский барон, — мало-помалу вымерли, как и многие племена американских индейцев.

Некоторые, приняв православие, слились с русскими. Трудно согласиться с Гакстгаузеном, когда он пишет о вымирании финнов подобно американским индейцам. За тысячелетие с карты Восточной Европы исчезло не так уж и много племен. В местах компактного проживания русского племени мы не найдем лишь мерю и мурому. Долгое время в ученом мире признавали за факт процесс смешения славян и угро-финнов в лесах Восточной Европы.

В этой связи показателен пример того, что карелы более двухсот лет живут в центре России, в Тверской области, и до сих пор сохранили свой этнический и культурный облик, не слившись с великорусами. А ведь
Восточная Европа — это центр формирования великорусской народности, и процессы ассимиляции должны были, по логике вещей, происходить здесь с особой интенсивностью.

Самым поразительным является факт православного вероисповедания и карелами, и вепсами, а также использование в быту, наряду с родным, русского языка. Казалось бы, основных барьеров для полной ассимиляции не было. Если учитывать факт современной секуляризации общества, отмирание старых традиций и социальных различий, то на сегодняшний день их еще меньше. Тем не менее, мы скорее наблюдаем возрождение национального самосознания у карелов, ижорцев и вепсов.

Сложнее обстоит дело с двумя другими угро-финскими племенами — мерью и муромой. С конца XI века названия этих племен пропадают из русских летописей. Ученые в дореволюционной России, а затем и в СССР, почти единодушно пришли к выводу о полном растворении мери и муромы в славянской среде. Последние археологические открытия не позволяют делать столь категоричных выводов.

В 1071 году в Суздальской земле в Ростове, на Волге, Шексне, Белоозере вспыхивает восстание, которое носило яркую антихристианскую направленность. Восстание было очень жестко подавлено воеводой Дном Вышатичем. Основную роль в поднятии восстания играли язычники меряне. По ним и был нанесен основной удар. С этого момента археологически можно проследить отток угро-финского населения на восток, и именно с этого момента меря пропадает из поля видимости русских летописей. Это же подтверждает и сказание XVII века.Очевидно, меря была включена в состав марийцев, а мурома сыграла важную роль в этногенезе мордвы.

Важно отметить, что для процесса полной ассимиляции мелких групп угро-финского населения в Восточной Европе просто не было необходимых предпосылок. Редкая заселенность огромного пространства, принципиальное различие в хозяйствовании земледельцев славян и лесных охотников финнов, религиозная и этническая разнородность и масса других, в том числе и социальных, преград мешала процессу массового смешения. Русские, кроме того, за свою более чем тысячелетнюю государственную историю доказали свою поразительную уживчивость, без посягательств на историческое бытие других народов. Сколько народов и народностей включила в себя Российская империя, столько она и донесла до наших дней Случай в истории становления и развития империй уникальный. Империи Римская, Византийская, Германская и Британская прекратили историческую жизнь огромного количества народов.

Таким образом, судьба Русского государства — это не только судьба
славян, но и союзных и равноправных с ними финских народов. В этой связи необходимо осветить и вопросы этнической истории финнов. Тем более, что в этой проблеме содержатся интересные свидетельства, которые могут стать ключом в дальнейших исследованиях, связанных с поисками прародины арийцев.

Вернемся к работам антрополога В.П.Алексеева. Вот, что он пишет:

«Наиболее четко комплекс признаков, характерный для прибалтийских финнов, представлен в составе эстонцев и собственно финнов. Это безусловно европеоидные народы, монголоидная примесь в составе которых составляет ничтожный процент. По-видимому, этот же комплекс краниологических особенностей является преобладающим и среди других прибалтийско-финских народов: ижорцев и карелов. Отличия лопарской серии от всех перечисленных заключаются в высоком черепном указателе, несколько более низком и заметно более широком лице. По другим признакам лопарские черепа мало отличаются от эстонских и финских».

Дело в том, что смешение древних представителей северной ветви
европеоидов с какими-то низколицыми монголоидами, отличавшимися
низкорослостью и темной пигментацией, стали этнической основой современных саамов. Рассматривая другие финские племена, соседствующие славянам, мы должны отметить резкую европеоидную выраженность ижорцев.

Многие антропологические особенности позволяют исключить мордву из числа представителей субуральского типа и рассматривать ее, как и русских восточных районов европейской части России, в качестве населения,антропологические особенности которого сложились на основе европеоидных вариантов переходной зоны между северными и южными европеоидами.

Очень важно отметить факт сохранения мордвой особенностей европеоидной расы, находясь в зоне постоянных контактов с тюркскими племенами, и являясь буфером между Русью и Степью.

Говоря о северной части европейской России, мы должны упомянуть еще одну финскую народность: коми-зырян. В своей монографии ученый В.Н.Белицер (1958) привел примеры мощного влияния русской культуры на культуру и быт коми и, даже, об их полном обрусении. Весьма вероятно, что при колонизации европейского Севера потомки словен новгородских частично растворились в массе коми-зырян, что потом облегчило их обрусение. Тем не менее, коми и сейчас имеют значительные монголоидные признаки. По крайней мере у современных пермских угро-финнов монголоидная примесь более отчетлива, чем у прибалтийских финнов.

Современными антропологическими исследованиями доказано, что русское население ряда районов Перми — не «низкорослые пермяки», а имеют рост выше среднего, мезокефалию, лица узкие, волосы русые, мягкие, прямые и волнистые и т. д., то есть сохраняют северноевропейский тип, вариантом которого на Европейском Севере является беломорский тип поморов.

По материалам карельских могильников выяснилось, что формирование карелов, как следует из одонтологического анализа, происходило на основе не одного, а двух одонтологических типов: северного грациального и более древнего — североевропейского реликтового, который этнически связывается с саамами. Согласно самой общей характеристике, карелы относятся к европеоидным народам, монголоидная примесь у которых составляет ничтожный процент.

Татары среднего Поволжья, резко отличающиеся ныне своей религией
(магометанством), значительно менее разнятся от русских в своем типе, не смотря на воспринятый ими элемент монголоизма; в массе они представляют собой скорее отатарившихся финнов, что еще вернее относительно чуваш, усвоивших себе даже язык татарский».

О самоназвании татар до начала нашего столетия уже писалось выше, что лишний раз подтверждает мысль о финском субстрате поволжских тюрков. Указанные выше антропологические особенности финнов позволяют ученым допустить возможность единого антропологического прототипа для славян, балтов и прибалтийских финнов, существовавшего на пространствах Восточной Европы, и обладавшего ярко выраженными европеоидными чертами.

В сборнике «Антропологические типы древнего населения на территории СССР» (1988 г.), соавтором которого является известный антрополог Г.В.Лебединская, рассматривается древний европеоидный тип, резко долихокранный со среднешироким, высоким, сильно профилированным лицом и выступающим носом. Этот тип был распространен на обширной территории от Поднепровья до Рейна в VIII-V тыс. до Р.Х. Видимо, этот антропологический тип лежит в основе этнической истории германцев, балтов, славян и прибалтийских финнов.

Подводя итоги всему вышесказанному, необходимо еще раз отметить неоспоримый факт расового единства русского народа. Вместе с тем, мы должны отметить и то, что расовые контакты с угро-финнами на периферии расселения русских, особенно в Приуралье, имели место, но это не затрагивало генетическое ядро русского народа, обладающего устойчивым генофондом.

Г.Л.Хить в работе «Дерматоглифика народов СССР» (М.: «Наука», 1983) приходит к заключению, основанному на тщательном анализе рисунков отпечатков пальцев: «установлено, что русские однородны в отношение кожного рельефа и являются носителями наиболее европеоидного комплекса наряду с белорусами, латышами, украинцами, вепсами, коми и мордвой».

Добавим, что в своем исследовании Г.Л.Хить также отмечает огромное
отличие в дерматоглифическом материале русских, с одной стороны, и
казанских татар, марийцев и чувашей, с другой. Следовательно, ни о какой
метисации русских не может быть и речи, если освободившись от
интернациональных и либеральных мифов, встать на твердые научные позиции антропологической науки.

Расовый смысл русской идеи (ч.1). Сборник статей под редакцией В.Авдеева

Источник:
Русская семья
Уважаемые друзья и коллеги! К Вам имеет честь и удовольствие обратиться первый русский расолог Владимир Борисович Авдеев. Как вы знаете, я веду большую просветительскую работу ,
http://vk.com/nord.sojuz

COMMENTS