Вне зоны доступа

Вне зоны доступа

На Неделе российского интернета обсудили главные вызовы, стоящие перед отечественным сегментом Сети.

В четверг в Москве начинаются переговоры министров связи стран БРИКС. Впервые министры, которые отвечают за развитие Интернета, соберутся вместе, чтобы определиться с вопросом, кто и как будет управлять Сетью на международном уровне.

К ним присоединится и глава Корпорации по управлению доменными именами и IP-адресами (ICANN) Фади Шехаде. Эта американская организация сейчас диктует правила игры. И в ближайший год не собирается делегировать свои полномочия на межгосударственный уровень, например, Международному союзу электросвязи. Кстати, его глава Чжао Хоулинь тоже приедет для обсуждения вопросов о развитии Интернета.

Для России кто и как управляет Интернетом, важно с точки зрения безопасности. Об этом шла речь вчера на неделе Интернета Russian Interactive Week 2015. Сейчас российский Интернет управляется из европейского города Амстердама, сообщил глава Минкомсвязи Николай Никифоров. Там определяется вся базовая информация: маршруты прохождения трафика, идет делегирование доменных имен. И пока ситуацию изменить не получается.

Поэтому параллельно с переговорами по переводу управления сетям в руки международной независимой организации, российские специалисты делают все, чтобы обеспечить бесперебойную работу Рунета. Учения связистов с участием ФСБ, ФСО и минобороны проводились год назад — летом 2014 года. Они отрабатывали действия, как обеспечить российским пользователям доступ в Сеть, несмотря на воздействия извне. «Наша задача сделать так, чтобы российский Интернет продолжал работать, — отметил Никифоров. — И при этом сохранялась связанность с другими сегментами Глобальной сети. Вне зависимости от решений коллег из других стран, в том числе и «санкционных».

Трафик на российских легальных площадках интернета за последние два года вырос на 50-60 процентов

Для россиян это важно, так как только за последние 3 года численность российских пользователей Интернета выросла почти на 25 миллионов человек, напомнил министр. Сейчас идет прокладка линий связи на Сахалин, Камчатку и другие отдаленные уголки России. Это позволит в течение нескольких лет подключить к Интернету еще примерно 37 миллионов человек в малых населенных пунктах, подсчитал Никифоров.

Для безопасности страны важно не только подключение, но и то, какие программы стоят на компьютерах, в том числе и конечных пользователей. На форуме прозвучало предложение вернуться к идее создания отечественных программ для госструктур. А в вузах сделать акцент на обучение специалистов для отечественных компаний — разработчиков программного обеспечения. Кстати, иностранные мировые разработчики активно интересуются юными дарованиями из России и готовы помогать им в учебе. Надо поддержать и российские IT-компании.

Чтобы они могли и дальше развиваться, им нужно продлить льготы по страховым взносам, сказал глава минкомсвязи Никифоров. До конца 2017 года льготная ставка страховых взносов для российских IT-компаний, прошедших специальную аккредитацию в минкомсвязи, составляет 14 процентов.

Стандартный страховой взнос для всех остальных — 30 процентов. Ранее было принято решение, что с 2018 года ставка будет постепенно повышаться. И к 2020 году вырастет до 30 процентов. Глава Минкомсвязи предлагает начинать повышать ставку хотя бы с 2020 года.

Подавляющее большинство игроков интернет-отрасли в кризисной ситуации ужались в своих расходах, уменьшив, в том числе, заработные платы сотрудникам. Это помогло им продолжить развивать новые проекты и увеличить доходы, считает замглавы минкомсвязи Алексей Волин. Мало того, изменившееся поведение населения в кризис создает дополнительные возможности для роста интернет-индустрии.

Люди начали больше смотреть, слушать и читать онлайн. Хотя многие пытаются скачать их бесплатно, пользуются торрент-трекерами. Но такие пиратские сайты по закону можно закрывать пожизненно.

Пиратам здесь не место

В России выживут лишь единицы легальных сервисов для получения видеоконтента. И это будут те, кто предоставит правообладателям доступ к своим площадкам и введет цифровую идентификацию по аналогии с YouTube. Остальные будут признаны «пиратами» и их удалят из Интернета.

Сейчас ущерб от «пиратства» для правообладателей уже уменьшился раза в полтора, заметил глава Роскомнадзора Александр Жаров. А трафик на легальных площадках вырос на 50-60 процентов. Но еще остаются десятки нелегальных площадок, и если они не будут переходить на «светлую сторону» их ждет судьба семи ресурсов, которые Роскомнадзор заблокировал пожизненно. И сейчас идет работа по блокировке их «двойников», отметил Жаров.

Но есть еще и местные сети, где есть тоже нелегальный контент. Его поможет выявить система «Ревизор», которую сейчас внедряет служба. Она работает на сетях операторов связи, в том числе и в регионах. И в ближайшие два года Роскомнадзор сможет отследить нелегальный контент и в локальных сетях. «Увидев его, мы будет сигнализировать об этом правообладателям, а уже они решат: подавать в суд или нет», — сказал Жаров, отвечая на вопрос «РГ».

В списках значимся

Статус социально значимых СМИ получили 545 изданий, включая «Российскую газету». Они смогут рассчитывать на дополнительную скидку 15 процентов на доставку газет или журналов на первое полугодие 2016 года. Перечень опубликован на сайте минкомсвязи. При подготовке к подписной кампании на второе полугодие 2016 года в перечень будут внесены изменения, обещают в ведомстве.

Источник:
Вне зоны доступа
На Неделе российского интернета обсудили главные вызовы, стоящие перед отечественным сегментом Сети. В четверг в Москве начинаются переговоры министров связи стран БРИКС. Впервые министры,
http://minsvyaz.ru/ru/events/34251/

Вне зоны доступа

Электронный журнал о благотворительности

Вне зоны доступа. Москву проверили на приспособленность для инвалидов

В самом центре Москвы – на улицах Моховая и Волхонка – люди в инвалидных колясках самостоятельно смогут посетить лишь одно заведение. Попасть в остальные, включая якобы приспособленный для инвалидов городской туалет, невозможно без посторонней помощи. Таковые результаты акции «Доступ есть», которая прошла 1 августа.

Акция «Доступ есть» в Москве. Фото Ирины Толстошеевой

Во время акции люди с инвалидностью и без пробуют в инвалидных колясках проехать по какой-то части Москвы. И определить, насколько этот участок города доступен для людей с ограниченными возможностями. Акция проводится с 2009 года по инициативе журнала «Большой город». В этом году ее поддержали телеканал «Дождь» и портал для людей с ограниченными возможностями Dislife.ru.

Участники разделились на 4 группы и исследовали улицы: Моховая и Волхонка, Тверская, Петровка, Большая Дорогомиловская и Кутузовский проспект. Корреспондент журнала «Филантроп» прошла с группой, идущей от библиотеки им. Ленина к Пушкинскому музею.

Самым узнаваемым участником нашей группы стал Сергей Миронов, лидер партии «Справедливая Россия» и депутат Госдумы. Кроме него были Юлия Таратута, ведущая телеканала «Дождь», Денис Роза, председатель правления общественной организации инвалидов «Перспектива» и Стас Жицкий, художник. Все эти люди сели в инвалидные коляски и вместе с теми, для кого этот вид транспорта является привычным, отправились на прогулку.

Сергей Миронов во время акции «Доступ есть». Фото Ирины Толстошеевой

Первым делом попробовали попасть в библиотеку им. Ленина. Но пандус на подъезде к ее лестнице оказался таким крутым, что самостоятельно взять такую высоту не удалось никому из участников. Оставив эту попытку, двинулись по Моховой улице в сторону станции метро «Боровицкая».

По дороге встретился городской общественный туалет в виде отдельно стоящего павильона. На нем был значок, что туалет приспособлен для людей с инвалидностью. Наша группа решила проверить, так ли это. Чтобы воспользоваться туалетом, надо купить карточку. Без особых проблем заплатили за нее во встроенном терминале, и тут возникла первая сложность. Терминал выдает магнитную карточку, которую надо приложить у входной двери. Но карточка выдвигается из окошка, расположенного на уровне глаз взрослого стоящего человека. Человеку в инвалидной коляске без подсказки трудно было даже понять, где же находится карточка. Чтобы дотянуться до нее, пришлось привставать в кресле, опираясь только на ступни. Со стороны кажется, что в этом нет ничего сложного. Но это не так. Приходится балансировать, чтобы коляска стояла на месте и не отъезжала.

С карточкой в руках Игорь Гаков, передвигающийся в инвалидной коляске 18 лет, открыл тяжелую дверь и попробовал въехать в туалет. Но порог высотой около 30 сантиметров стал непреодолимой преградой. Попасть внутрь мужчина смог только тогда, когда его вместе с коляской вкатили в это помещение.

Недалеко от туалета обнаружили терминал для оплаты мобильных телефонов и городских услуг. Попробовали воспользоваться им, и снова неудача. Человек в коляске может дотянуться до всех окошек на экране, но снизу ему не видно, что изображено собственно на экране. Мешает отсвечивание. Выходом стал бы козырек или навес, но его в этом месте на Моховой не было.

Затем наша делегация подъехала к станции метро «Боровицкая». Самостоятельно открыть тяжелые входные двери невозможно – мешает поток выдуваемого воздуха со станции. Оказавшись внутри, человек в коляске упирается в турникеты – они узкие, проехать между створками на коляске невозможно. И сразу за турникетами виднелось несколько лестниц, которые вели к платформе.

Полицейский, работающий на станции, узнал Сергея Миронова и пообещал тому, что сейчас сотрудники метрополитена вызовут специалистов Центра обеспечения мобильности пассажиров. Они помогают людям с инвалидностью, пожилым и пассажирам с детскими колясками попасть в метрополитен. В частности, на руках несут коляску с человеком до платформы. Но помогают они по предварительной заявке, сделанной не менее чем за три часа до прохода в метро. Ждать так долго помощников участники акции «Доступ есть» не стали. Вердикт однозначный – в московском метрополитене без сопровождения передвигаться в инвалидной коляске невозможно.

Сергей Миронов во время акции «Доступ есть». Фото Ирины Толстошеевой

От станции метро тротуар в сторону Волхонки шел под незначительным уклоном. Пешеход его едва замечает. Но для людей в коляске он опасен. «Я постоянно боялся, что просто опрокинусь из-за уклона», — признался Сергей Миронов, депутат Госдумы.

На пересечении Моховой и Знаменки шел ремонт бордюрного камня. Бордюр уже установили, но асфальт толком уложить не успели. Без посторонней помощи преодолеть этот участок было невозможно. Съезжать на пешеходный переход тут будет удобно, когда ремонт завершится – у бордюр заниженная высота. А вот въехать на Воздвиженку, в которую упирается переход, будет невозможно — бордюр там слишком высокий.

Акция «Доступ есть» в Москве. Фото Ирины Толстошеевой

В галерею Шилова участники акции попали почти без проблем. К ней вел пандус, который, правда, около входа был перекрыт урной для мусора. Ее отодвинули для таких посетителей. Внутри обнаружился подъемник, с помощью которого спускают всех желающих. Эта галерея стала единственным местом, в котором участники акции наклеили стикер «Доступ есть!».

Волхонка в одном из мест делает небольшой изгиб. Там же стоит, с одной стороны, дорожный знак, отрезая часть тротуара, с другой – урна. Человеку в широкой инвалидной коляске тут уже не проехать.

По дороге попробовали заехать в несколько кафе. В одном – «Шоколад» — был низкий порог, его можно преодолеть. Но коридор довольно узкий. Вышедшая официантка хотела помочь участникам акции, но ничего не могла сделать – для нее места в коридоре не было. Внутри кафе оказалось, что туалет находится в подвальной части, к которой ведут лестницы. А на выезде колеса застревали в резиновом коврике с дырочками.

В другом кафе путь преграждал высокий порог, в третьем пандус был, но только внутри. Как попасть в кафе снаружи, так и осталось загадкой.

В Галерею Ильи Глазунова человек в коляске может въехать со служебного входа – нужно преодолеть одну невысокую ступеньку. Но тротуар около служебного входа завершается довольно высоким бордюром.

«Я бы уже упал с коляски в таких местах несколько раз», — говорит Стас Жицкий, художник.

В Пушкинский музей можно попасть лишь с бокового входа. И для осмотра будут доступны только залы на первом этаже. Лифта, ведущего на второй этаж, в музее пока нет.

«Очень трудно передвигаться, — заключил Сергей Миронов. — Когда идешь, многих вещей не понимаешь. Мы видим, что часто формально [к заведениям] не придерешься, потому что вроде пандус есть. Но сделан так, что пользоваться невозможно».

Осенью Миронову и его коллегам в Госдуме предстоит заслушать отчет о реализации федеральной программы «Доступная среда». «Когда мне будут красиво докладывать, что в Москве все сделано [в рамках программы], я уже буду знать, что это не так. И есть все основания добиваться у городских властей и федеральной власти, чтобы любой населенный пункт был доступен для людей в инвалидной коляске. Чтоб у них не было проблем с посещением музеев, кафе, аптек, переходами через дорогу».

Игорь Гаков говорит, что за 18 лет, которые он передвигается на коляске, Москва становится более доступной. Но по-прежнему передвигаться по городу на метро нельзя. И всякий выход в город требует большого заряда собственного позитива. «Да, изменения идут. Но если бы все средства, которые направляются на создание доступной среды, доходили реально, если бы делали всё знающие люди, мы бы давно жили в идеальном городе», — считает он.

В ходе нашей прогулки организаторы акции представителям тех помещений, в которые не смогли попасть люди на колясках, выдали памятки, как повысить доступность их учреждений. Будут ли приняты какие-то меры, станет понятно во время следующей акции «Доступ есть».

Андрей Шаронов, бывший вице-мэр Москвы, проехал в коляске по Тверской улице в рамках акции. Своими впечатления он поделился на странице в Facebbok:

Источник:
Вне зоны доступа
Электронный журнал о благотворительности Вне зоны доступа. Москву проверили на приспособленность для инвалидов В самом центре Москвы – на улицах Моховая и Волхонка – люди в инвалидных
http://philanthropy.ru/news/2015/08/03/28428/

Вне зоны доступа: 9 неприступных объектов, куда вас не пустят

Вне зоны доступа: 9 неприступных объектов, куда вас не пустят

Текст

В прошлый раз Look At Me рассказал о 10 наименее изученных местах на Земле. Продолжая тему недоступных широкой публике объектов, сегодня мы расскажем о самых защищённых местах на Земле — тех, куда обычный человек просто так попасть не сможет.

Под Гранитной горой (близ Солт-Лейк-Сити) на глубине около 200 метров располагается хранилище, принадлежащее Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, последователи которой известны как мормоны. Хранилище сконструировано таким образом, что сможет выдержать ядерный взрыв, а записи в нём охраняются не хуже, чем сейфы в крупном банке: самые ценные экспонаты, по слухам, защищены датчиками тепла и движения. Для обычных людей и большинства приверженцев церкви доступ в архив закрыт, поэтому точно сказать, что там есть ещё, сложно. Считается, что в хранилище содержатся записи, связанные с историей церкви, а также родословные древа, которые сейчас переводят в цифровой формат.

Своё закрытое от посторонних глаз хранилище есть и у Церкви сайентологии — в пустыне Нью-Мексико. В подземном архиве, способном выдержать ударную волну от водородной бомбы, находятся священные для сайентологов документы, которые от внешнего мира закрывают три огромных двери по 2,5 тонны каждая. Попасть в хранилище могут только те, кто находятся на верхушке в иерархии церкви — для посторонних вход закрыт. На поверхности над архивом выведены знаки, предназначенные то ли для инопланетян, которые придерживаются той же веры, то ли для основателя церкви Рона Хаббарда — чтобы его реинкарнация могла найти дорогу в церковь.

В частном хранилище Папы Римского, круглосуточно охраняемом Швейцарской гвардией Ватикана, собирают документы Римско-католической церкви. Старейший датируется концом VIII века, общее же число документов, по некоторым оценкам, превышает 1 миллион, а протяжённость стеллажей архива достигает 84 км. Доступ в секретный архив строго ограничен: помимо Папы Римского и высших чинов церкви, туда могут попасть только историки и теологи, которым нужно пройти процедуру отбора. При этом взять с собой они смогут только бумагу и ручку, и всё время пребывания внутри их будут сопровождать по два гвардейца и священника. Периодически документы из архива временно или навсегда открывают для всех желающих, но это не останавливает любителей теорий заговора, которые считают, что там может храниться что-нибудь компрометирующее: от опровержений Библии до оккультной литературы.

«Портон Даун» — один из самых закрытых объектов в Великобритании. Основали его около века назад, когда английской армии срочно потребовалось химическое оружие, которым по ходу Первой мировой войны активно пользовались немцы. После войны на базе продолжили испытывать биологическое оружие, но какое именно — судить трудно: о большинстве испытанных разработок власти не рассказывали даже спустя много лет. Известно, что в 1950-х годах на сотрудниках базы испытывали действие ЛСД — её руководство вообще часто обвиняли в опытах на животных и людях. Осложняется всё тем, что в «Портон Дауне» постоянно происходит столько всего, из-за чего далеко не все министры знают о проводимых испытаниях.

О крупнейшей военно-морской базе Китая, которая находится на курортном острове Хайнань (самый юг страны), известно совсем мало. Засекреченности способствуют не только меры, предпринятые властями, но и географическое положение: базу защищают горы. По мнению экспертов, в подводной части базы могут одновременно находиться до 20 атомных подводных лодок, а в наземной — несколько авианосцев, которые Китай в последнее время начал активно производить.

В своё время центр «Пионен» построили в Стокгольме для того, чтобы правительство Швеции могло продолжить работать в случае ядерного удара. Но после того как холодная война закончилась, интернет-провайдер Bahnhof переквалифицировал «Пионен» в дата-центр. Попасть в него можно только по одному тоннелю, находящемуся глубоко под землёй. Внутри можно найти парники, аквариумы, водопады и даже систему, симулирующую смену дня и ночи. Особое положение «Пионен» позволяет перенести бункеру удар водородной бомбы. Самый известный клиент дата-центра — WikiLeaks, для которой принципиальна защищённость хранимой информации.

Источник:
Вне зоны доступа: 9 неприступных объектов, куда вас не пустят
Военные базы, религиозные хранилища и другие крепости на Земле — Look At Me
http://www.lookatme.ru/mag/live/inspiration-lists/206839-most-unassailable-objects

Волонтеры требуют прозрачности от закрытых социальных учреждений

Волонтеры требуют прозрачности от закрытых социальных учреждений

Представители общественных организаций, Общественная палата РФ и президентский Совет по правам человека намерены создать механизм допуска волонтеров и общественных комиссий в закрытые социальные учреждения для обеспечения их большей прозрачности. Это должно остановить волну насильственных действий в детских домах, психоневрологических интернатах, домах престарелых.

К середине мая Совет по правам человека при президенте России (СПЧ) планирует внести поправки в федеральный закон об «Общественном контроле», которые позволят, в частности, самому СПЧ участвовать в общественных проверках социальных учреждений. «Мы регулярно получаем информацию из регионов о нарушениях в детских интернатах, но эти учреждения закрытые, и, чтобы их посетить, нужно быть субъектом общественного контроля,— говорит ответственный секретарь СПЧ Яна Лантратова.— По закону субъектами общественного контроля являются Общественная палата и общественные советы при министерствах и ведомствах. Поэтому мы планируем внести поправки, которые расширят список субъектов общественного контроля».

В СПЧ полагают, что кроме расширения списка субъектов общественного контроля необходимо разработать и другие механизмы, которые сделают учреждения более открытыми. Так, Яна Лантратова предлагает создать реестр общественных инспекторов, которые получат доступ в любое социальное учреждение даже без предварительного запроса на посещение и согласования с чиновниками. Эти инспекторы смогут также участвовать в общественных проверках. Стать общественным инспектором может любой волонтер, прошедший обучение, методическая база которого сейчас разрабатывается рабочей группой СПЧ. Для каждого типа учреждения авторы идеи обещают создать свою инструкцию по общественному мониторингу.

В то же время на федеральном уровне до сих пор не решен вопрос о доступе волонтеров во все социальные учреждения стационарного типа. Представители общественных организаций констатируют, что сегодня волонтерская организация может попасть в социальное учреждение, только имея хорошие отношения с его руководством. «Бывают случаи, когда волонтеры ходят в учреждения, занимаются с детьми, выявляют какую-то проблему, и после этого, когда они предают проблему огласке, им полностью закрывают вход в это учреждение, и они уже не могут выяснить, что там происходит»,— говорит Яна Лантратова.

По словам Елены Тополевой-Солдуновой, именно волонтер может увидеть нарушения в учреждениях и привлечь к ним внимание, но именно тем волонтерам, которые «заявляют о безобразии», администрация может запретить вход, а иногда и начать их преследовать. Общественные организации неоднократно говорили о необходимости принять нормативные акты, которые защищали бы волонтеров, но ни одна законодательная инициатива пока не касалась этой проблемы. Также нет никакого механизма, который обязывал бы руководство интернатов привлекать волонтеров, а в отсутствие такого механизма многие руководители, не желая иметь «лишние глаза и уши» в учреждении, говорят, что потребности в волонтерах у них нет.

В свою очередь, и вице-премьер РФ Ольга Голодец не согласилась «свернуть» законопроект о волонтерах, а предложила Минтруду его доработать с учетом мнения экспертов и самих волонтерских организаций. По мнению вице-премьера, в социальных учреждениях для детей, инвалидов и престарелых происходит много нарушений и изменения там возможны, только если в эту систему придут извне неравнодушные люди.

Источник:
Волонтеры требуют прозрачности от закрытых социальных учреждений
Вне зоны доступа — Волонтеры требуют прозрачности от закрытых социальных учреждений — Газета "Коммерсантъ" — Издательский Дом КоммерсантЪ. Представители общественных организаций, Общественная палата РФ и президентский Совет по правам человека намерены создать механизм допуска волонтеров и общественных комиссий в закрытые социальные учреждения для обеспечения их большей прозрачности. Это должно остановить волну насильственных действий в детских домах, психоневрологических интернатах, домах престарелых.
http://www.kommersant.ru/doc/2982030

COMMENTS