Жена нансена 4 буквы

Ева Нансен — жена Нансена, история любви

Ева Сарс – не просто жена Нансена, но и прекрасная певица, почти забытая в тени великого мужа.

Наталия Будур – писатель и переводчик, автор биографий Кнута Гамсуна и Фритьофа Нансена. Её материалы регулярно публикуются на сайте Посольства; в течение года вы сможете прочитать здесь целый ряд статей Натальи Будур о Норвегии.

Впервые Нансен увидел ее в феврале 1888 года на холме Фрогнер возле Кристиании. Вот как описывает ту встречу дочь Фритьофа и Евы:

«Самая первая их встреча произошла у Фрогнерсетера задолго до гренландской экспедиции. Однажды Фритьоф возвращался с лыжной прогулки в Нурмарке и вдруг заметил пару лыж и белый от снега зад, торчащий из сугроба. Из любопытства он остановился. Из сугроба показалась вся залепленная снегом голова, и на него глянули большие черные глаза. Это была Ева. Они представились друг другу, немного посмеялись и разошлись – каждый своей дорогой. Вот и вся встреча».

Фритьоф знал, что встреченная им Ева Хелена Сарс (1858–1907) – известная камерная певица, дочь священника и одновременно одного из самых известных зоологов Норвегии профессора Микаэля Сарса (1805–1869) и сестры известного норвежского поэта Юхана Себастьяна Вельхавена Марен Катрине (1811–1898).

«Ева Сарс Нансен – одна из самых выдающихся исполнительниц романсов. Ее манера пения похожа на нее саму – без малейшего следа сентиментальности, естественная и отражающая всю полноту и серьезность чувств исполняемого произведения», – так писали критики о концерте Евы в Бергене в мае 1895 года.

Ева выросла в атмосфере всеобщей любви и заботы и «культивирования» интеллектуальной жизни в литературном салоне своей матери. Уже с раннего детства стало ясно, что у девочки необыкновенные музыкальные способности, и с Евой стали заниматься известные педагоги по музыке. Еще она прекрасно рисовала, унаследовав этот дар от отца, который иллюстрировал собственные книги по зоологии, и ее отдали в художественную школу, где она с удовольствием училась рисовать, но в результате победила все-таки любовь к музыке.

В 1881 году Ева Сарс с успехом дебютировала в Музыкальном обществе, а затем с не меньшим успехом гастролировала по Норвегии. В 1886–1887 годах она училась в Берлине у знаменитой французской певицы мадам Дезире Арто. Голос Евы, по всеобщему признанию, не отличался особой силой, зато был необыкновенно чист и звонок. Девушка выбрала правильный путь и стала специализироваться на исполнении романсов, совершенствуя дикцию при пении и драматическое толкование исполняемого текста. До встречи с Нансеном она была уже очень известна, много гастролировала по всей Скандинавии.

Характер у Евы был сильный – она всегда отличалась независимостью, а порой и строптивостью, уверенностью в себе и своих суждениях, всегда самостоятельно принимала решения, не заботясь о мнении общества. И еще она была прекрасной спортсменкой.

В конце XIX века в Норвегии продолжали смотреть на увлечение лыжами как на не самое приличное занятие для женщины из хорошей семьи. Многие девушки были вынуждены подчиниться негласному запрету, но только не Ева.

Она много и с удовольствием каталась на лыжах – и даже придумала женский костюм для лыжных прогулок, вдохновленная народным костюмом саамов. Одним из украшений костюма стали три полоски по низу шерстяной юбки. В статье в 1893 году в «Верденс Ганг» Ева Сарс (к тому времени уже Сарс Нансен) писала: «Должна признать, что всякий раз радуюсь, когда встречаю возвращающихся с лыжной прогулки домой юных девушек, лица которых, раскрасневшиеся от мороза, сияют от счастья».

Словом, Ева Сарс была достойной партией полярному исследователю, настоящим идеалом «новой женщины» – сильной, независимой, спортивной.

В преддверии свадьбы «Северные музыкальные новости» писали: «Если Ева Сарс не покончит после замужества со своей музыкальной карьерой, это будет большой радостью для всех любителей музыки».

Нельзя сказать, чтобы родственники Нансена сильно обрадовались известию о предстоящей свадьбе: все-таки Ева Сарс была избалованной и известной певицей, любимицей своей семьи. Тогда и предположить никто не мог, как сильно изменит Еву любовь – и какие трудности и лишения она будет готова преодолеть ради своего дорого Фритьофа.

Свадьба двух знаменитостей состоялась 6 сентября 1889 года.

Лив Нансен писала, что отец утверждал: «Жизнь началась с Евы». Их связывала на протяжении всей жизни страстная любовь, в том нет сомнений. «Они с отцом были очень разные – и внешне, и внутренне, – вспоминала дочь. – Но они оба были художниками, личностями прямолинейными и сильными. Оба не терпели неправды и мелочности, оба любили природу – лес, горы, любили друг друга». И еще: едва сделав предложение, он предупредил ее: «Я должен отправиться на Северный полюс». А она и не возражала, понимая, как важна для Фритьофа его работа.

Фритьоф сначала не хотел венчаться и даже подумывал выйти из государственной церкви, что очень не нравилось (по вполне понятным причинам) семье невесты. Это не могло не вызвать неприятностей и осложнений в обществе. Однако Евы была готова уступить и жить в гражданском браке (неслыханное вольнодумство для того времени!), но тут Нансен все-таки решил пойти в церковь – и венчался при огромном стечении народа. Зевак была так много, что они чуть не задавили будущую тещу, Ева закричала – и жених вовремя пришел пожилой женщине на помощь.

Вместо веселого свадебного путешествия пара поехала в Англию на географический съезд, который длился неделю. Когда съезд кончился, Ева взяла реванш – по ее просьбе (выраженной в ультимативной форме: «Либо я уезжаю – либо ты проводишь время со мной!») Фритьоф отказался на время от интервью и докладов, и они провели три сказочные недели в Лондоне, а затем шесть чудесных дней в Париже.

Очень оригинально был отпразднован и первый совместный Новый год — лыжным походом на гору Норефьель.

В первые годы Нансены жили очень дружно. Ева всегда была для Фритьофа не только женой, но и верным другом. Она даже собиралась отправиться с мужем на Северный полюс. В одном из писем она утверждала: «Если ты не возьмешь меня с собой на Северный полюс, я умру». Однако вскоре это стало невозможно по объективным причинам – она ждала ребенка.

Ева страстно желала родить ребенка – и была счастлива, когда весной 1890 года поняла, что беременна. Но на третьем месяце случилось несчастье – у нее произошел выкидыш. «Ева скорбела не только об умершем ребенке. Она была огорчена тем, что останется совсем одна, когда Фритьоф уйдет в экспедицию к Северному полюсу, – писала их дочь Лив Нансен-Хейер. – Ей нужен был ребенок – частичка Фритьофа, если же его не будет, то она должна быть вместе с мужем на борту «Фрама»».

Вскоре она вновь забеременела, и ребенок родился в срок – это был мальчик – но умер через несколько часов. Горе Евы было безгранично. Фритьоф утешал ее, как мог, но должен был думать не только о постройке знаменитого «Фрама», но и об обеспечении Евы на время экспедиции. И уехал в Англию с лекциями о переходе через Гренландию и о своих «любимых эскимосах» (выражение самого Нансена). Но, несмотря на успех и чрезвычайную занятость, Нансен скучал по своей Еве-лягушечке (в ответ она называла его «мой страшненький поросенок»).

Вскоре пара переехала в новый дом, и в роскошной гостиной стали часто собираться гости. Ева, воспитанная в семье, где чтили искусство и литературу, и сама стала прекрасной хозяйкой. Она не только успевала следить за хозяйством, но и каждое воскресенье устраивала «открытый салон». Она в равной степени обладала остроумием, талантом и красотой и на своих вечерах устраивала домашние концерты.

Лишь с третьей попытки у пары появился долгожданный малыш, и 8 января 1893 года родилась дочь, которой дали имя Лив – «Жизнь». Это было настоящим подарком судьбы, тем более что Нансен уже совсем скоро должен быть отплыть в экспедицию. Девочка оказалась копией Фритьофа, и Ева пишет подруге: «Моя дочка – настоящее утешение для меня. Она похожа на Нансена. И спасибо за это Господу!»

А вскоре Нансен отправился покорять Арктику. Несколько недель после ухода «Фрама» Ева провела взаперти и никого не принимала. Первые заметки о гибели экспедиции на «Фраме» она прочитала в английских газетах, но вскоре норвежские газеты опровергли трагическое сообщение. Жить в неведении было ужасно, но назло всем сочувствующим и злорадствующим Ева всегда была сдержанна и весела, и общество тут же осудило ее за легкомыслие. А сама она позже призналась мужу, что частенько подумывала в эти дни о самоубийстве и удержала ее от этого шага лишь малышка-дочь.

Чтобы хоть как-то отвлечься от тягостного неведения, Ева взяла учеников и усердно занималась с ними музыкой, а затем вновь стала гастролировать.

Первый концерт состоялся в Копенгагене в октябре 1894 года. Возвращение на сцену было триумфальным. В голосе Евы Нансен появилась такая страсть и такая глубина чувств, которой не было у Евы Сарс.

Однако публика и не подозревала, какие бури бушуют в душе Евы. Она не только переживала за Фритьофа, но и безумно боялась потерять его бесценный дар – маленькую Лив. Она никогда не начинала концерт, не получив телеграмму из дома. Однажды Ева чуть не сорвала концерт в Гётеборге, когда, вопреки заведенному ею порядку, не пришла вовремя телеграмма со словами «Все в порядке, Лив здорова». Лишь получив телеграмму, она смогла выйти на сцену.

Нервное напряжение, в котором жила Ева, трудно преувеличить. Никто не знал, что стало с «ее драгоценным мальчиком». Она слышала самые разные слухи: то, что Фритьоф со всей экспедицией погиб во льдах, то – что она добрался до полюса и открыл новую землю.

И как же она была счастлива, когда «ее дорогой мальчик» вернулся домой!

Нансен, вернувшись из экспедиции к Северному полюсу, оказался не только победителем, но и заложником собственной славы и триумфа — люди по всему миру прославляли его и хотели видеть с лекциями. Поэтому сразу по окончании путешествия Фритьофу пришлось часто уезжать из дома.

Всегда и во всем привыкнув быть первым и «начальником», Фритьоф с удивлением обнаружил, что дома его ждет не просто любящая и терпеливая жена, но сильная личность и известная певица.

Три года в одиночестве закалили избалованную дочь Сарсов, и она стала настоящей хранительницей семейного очага. Живя в томительном неведении долгие годы, она стала сильнее, а воле ее мог бы позавидовать любой полярник. Нансен в какой-то момент понял, что дома он уже не единовластный господин и правитель.

После возвращения своего «дорого мальчика» Ева ожидала, что Фритьоф будет целиком ее. Но все нескончаемые празднества и турне лишили ее всякой надежды на спокойную семейную жизнь.

Кроме того, совершенно неожиданно одной из причин проблем в отношениях Нансенов стала малышка Лив. Фритьоф всегда привык быть в центре внимания – а сейчас свою любовь Ева делила между ним и дочерью. И Нансену это не нравилось. Когда он читал Еве написанные им отрывки из книги о «Фраме», то тут же начинал жаловаться, что она слушает его из вежливости. А той надо было не только уделять внимание мужу и дочери, но еще и заниматься домашними делами.

Она продолжала гастролировать, и в конце 1896 года на три месяца Фритьоф остался «на хозяйстве» один (конечно, в окружении нянек и прислуги). Пожалуй, письма того периода – самые трогательные за все последующие годы: отец забавно жалуется на малышку, которая мешает ему работать, и с юмором описывает всё происходящее дома.

Свой последний официальный концерт Ева дала в ноябре 1899 года, где впервые исполняла вокальный цикл «Девушка с гор» по поэме Арне Гарборга. Григ выбрал для цикла восемь песен, чтобы они стали «лучшими песнями, которые он когда-либо писал». Созданы они были специально для Евы Нансен. Гарборг присутствовал на этом концерте, а после написал композитору: «Я так горд, так беззастенчиво горд, что вы смогли использовать эти песни». Еве же он сказал, что она не только пела, но и была главной героиней поэмы.

Осенью 1897 года наступает черед Фритьофа уехать в турне с лекциями по Америке. Ева сопровождать его не могла – она вновь ждала ребенка. Турне по Америке должно было принести Фритьофу деньги, которые он планировал использовать не только на постройку нового дома, но и на экспедицию к Южному полюсу. Об этих планах Нансена Еве сообщил друг семьи Мольтке Му, и она с горечью пишет мужу: «Ты действительно вновь собираешь уплыть от меня? Скажи мне о своих планах. Мне будет легче…» Легче ей в тот момент вряд ли могло бы стать, потому что Фритьоф вновь пустился во все тяжкие. Он, к сожалению, никогда не был верен своей жене.

Постепенно Ева и Фритьоф все больше отдалялись друг от друга, хотя в их отношениях всегда присутствовали любовь, страсть и ревность.

Нансен все больше и больше уходил в политику. Выполняя поручения норвежского правительства, он переезжает из города в город – Копенгаген, Лондон, Берлин… Наконец его назначают первым послом Норвегии в Лондоне.

Дочь Нансенов вспоминала:

«Родители понимали, что нельзя больше расставаться так надолго и так часто, и вскоре начали подумывать, не лучше ли будет всей семьей переехать в Лондон. Но когда дошло до дела, мама из-за детей (а их в семье было пятеро) передумала. Отец не разделял ее страхов, но не хотел показаться эгоистом. Во всяком случае, ему надо было осмотреться и подыскать дом для семьи.

Каждый из них думал о своем. Фритьоф переживал, что за последний сумбурный год они с женой отдалились друг от друга. Они уже не были так откровенны друг с другом, как прежде, притом по его вине. Отец замкнулся в себе и не мог преодолеть этой замкнутости. Мама делала вид, что ничего не случилось. Она никому не показывала, как ей тяжело. На людях она держалась, хоть это и нелегко ей давалось.

Дома было куда хуже. Я уже подросла и понимала, что что-то неладно. Иногда у мамы делалось такое задумчивое лицо, что я даже пугалась: брови нахмурены, так легко улыбавшиеся раньше губы крепко сжаты, словно она принимает какое-то важное решение. Меня пугало ее лицо, я привыкла следить за его выражением. Как-то вечером я зашла в гостиную пожелать ей доброй ночи, она сидела за столом и писала отцу. Увидев меня, она быстро отложила лорнет и торопливо вытерла глаза. Но было уже поздно.

«Что-то случилось, мама?» – спросила я. Так все выяснилось, и мы совершенно естественно заговорили об этом. «Только то, – сказала мама, – что твой отец за последний год стал другим. Словно его подменили». Дома он все время чем-то занят – либо работой, либо политикой, либо думает о чем-то своем, словно мамы для него не существует. Он пишет маме милые ласковые письма, но даже в письмах нет былой откровенности. Мама думала, что он кем-то увлечен, ведь такое случается. Но его не в чем упрекнуть. Тут уж ничего не поделаешь, возможно, всё у него пройдет, и он станет прежним. Надо надеяться и не вешать носа…».

Лето 1907 года семья проводит вместе в горах Норвегии, затем Нансен уезжает в Лондон, но обещает вернуться к новому 1908 году.

7 декабря Еве Нансен исполнилось 49 лет. Фритьоф послал ей поздравительную телеграмму, а в ответ получил убийственное известие: «Вчера прекрасно себя чувствовала, сегодня, к сожалению, сильный кашель и перебои в работе сердца. Доктор Йенссен».

9 декабря доктор отправляет срочную телеграмму: «Супруге, к сожалению, стало гораздо хуже ночью. Состояние чрезвычайно опасное». Фритьоф сломя голову мчится домой, но не успевает…

Ева же знала, что ее «дорогой мальчик» едет домой, и все время неотрывно думала о нем. Почувствовав близость конца, она произнесла: «Бедный мой, он опоздает»…

Источник:
Ева Нансен — жена Нансена, история любви
Ева Сарс – не просто жена Нансена, но и прекрасная певица, почти забытая в тени великого мужа. Наталия Будур – писатель и переводчик, автор биографий Кнута Гамсуна и Фритьофа Нансена. Её
http://she-win.ru/semua/1192-eva-nansen/

Музей Фрама и морской музей

Когда Вы выходите из бухты Осло, справа, на мысе полуострова Бюгдойнес, видно странное здание – большая двускатная крыша, идущая до земли, и светло желтый фасад.

На фасаде крупно написаны 4 буквы: FRAM, что по-норвежски значит «Вперед», эти 4 буквы олицетворяют, наверное, самую большую гордость норвежцев, а под крышей стоит главная реликвия Норвегии – конечно же это корабль.

Небольшая шхуна (39 метров в длину), была построена за счет казны, по проекту норвежца шотландского происхождения Колина Арчера, специально для полярных исследований. За свою историю она участвовала в 3 экспедициях, под руководством 3 прославленных полярников, людей из железа: Фритьофа Нансена, Отто Свердрупа и Руаля Амундсена.

Но обо всём по порядку:

Судно строилось под экспедицию Нансена к северному полюсу, контролировал постройку его друг Отто Свердруп, с которым они до этого пересекли на лыжах Гренландию. Арчер проектировал корабль в тесном сотрудничестве с путешественниками, которые планировали на Фраме вмерзать во льды. Нансен участвовал во всём начиная от изучения трения различных обшивок о лёд и заканчивая разработкой горелок для камбузной плиты. Корпус рассчитывался так, чтоб сковывавшие его льды, выдавливали судно наружу, толщина бортов при этом была около 80 см.

Первая экспедиция под руководством Нансена началась летом 1893 года, капитаном Фрама был назначен Свердруп. Груженый топливом и провиантом на несколько лет вперед, корабль начал движение над русской Сибирью, чтоб вмерзнуть на востоке во льды и вместе со льдинами, пользуясь течением, дрейфом достигнуть северного полюса. В результате льдина прошла, на большом расстоянии от полюса, Нансен пытался достичь его пешком, но повернул и вернулся в Норвегию, когда на дворе уже было лето 1896-го.

Вторая экспедиция на Фраме состоялась в 1898 – 1902 годах, когда под руководством Свердрупа были исследованы острова Канадского Арктического архипелага. Было открыто несколько островов и составлены карт ранее неизвестных территорий. Свердрупа, за его серьезность, современники называли самым немногословным норвежцем.

Вот такие были люди и вот такой корабль. При первом взгляде на корабль, человек знающий всю эту историю, впадает в священный трепет и начинает выходить из него только за ужином уже где-нибудь на Акер Брюгге.

В 1920-х годах возникает идея сохранения заброшенного в тот момент корабля в виде музея, начинается его реставрация и в 1935 году его поднимают из воды и устанавливают на постамент на Бюгдойнесе, где вокруг судна в течении двух лет возводится здание нынешнего музея

В музее корабль можно осмотреть с галерей построенных на разных уровнях, а также полазить внутри. На входе расположен магазинчик, где продаются помимо обычных норвежских сувениров, вещицы с «Фрамовской» спецификой, не лишенные вкуса.

Перед музеем, по пути с пристани, под открытым небом стоит шлюп Йоа (норв Gjoa), на котором Амундсен в 1903-1906 годах прошел через северную Атлантику, мимо Гренландии, над побережьем Канады и вышел к Берингову проливу, совершив таким образом первый в истории проход через Северный Ледовитый океан северо-западным путём.

Рядом с музеем Фрама, стоит еще одно похожее строение поменьше, а ближе к берегу большое современное здание из красного кирпича – это два зала Норвежского морского музея (норв Norsk Sjofartsmuseum). Чего-то фантастического Вы здесь не найдете, но гуляя по залам, рассматривая макеты судов и знакомясь с полутора тысячелетней историей мореходства Норвегии, можно приятно провести время, если оно у вас есть.

Музей полярного корабля «Фрам»
(Bygdoynesveien, 36)

Источник:
Музей Фрама и морской музей
Когда Вы выходите из бухты Осло, справа, на мысе полуострова Бюгдойнес, видно странное здание – большая двускатная крыша, идущая до земли, и светло желтый фасад. На фасаде крупно написаны 4
http://www.virtualguide.ru/Norway/Oslo/%20/fram-museum-polar-explorers.html

Нансен, Ева ->

Медаль короля Оскара II (1900)

Е?ва Хе?лена На?нсен (урождённая Сарс, норв. Eva Helene Sars Nansen , 7 декабря 1858 — 9 декабря 1907) — норвежская камерная певица (меццо-сопрано), спортсменка, одна из первых пропагандировавшая лыжный спорт среди женщин. Жена Фритьофа Нансена.

Дочь известного в Норвегии зоолога — священника Микаэля Сарса (1805—1869) и Марен Катрин Вельхавен (1811—1898), сестры известного поэта Йохана Себастьяна Вельхавена [1] . Для её матери это была 20-я беременность, Ева стала последним — 14-м по счёту — выжившим ребёнком в семье [2] .

Пением занялась под влиянием своей сестры Малли (8-ю годами старше Евы) и её мужа — известного баритона Торвальда Ламмерса. Первые уроки музыки она брала у Иды Ли и своего шурина — Т. Ламмерса, одновременно посещала художественную школу Эйлифа Петерсена, но потом забросила живопись [3] . Дебютировала как оперная певица в Кристиании в 1881 году. В 1886—1887 годах совершенствовалась в мастерстве в Берлине у Дезире Арто [4] . Помимо музыки и живописи, Ева Сарс увлекалась спортом. В 1893 году она даже опубликовала в газете «Верденс Ганг» статью, в которой защищала право женщин ходить на лыжах, поскольку это укрепляет здоровье и воспитывает самостоятельность [5] . Любительница лыжного спорта, Ева изобрела женский лыжный костюм, по образцу саамского [6] .

Между 1881 и 1899 годами Ева Сарс была общеевропейской знаменитостью, неоднократно устраивала концертные гастроли и выступала перед коронованными особами. Дебютировала в опере, хотя не обладала сильным голосом, в её оперный репертуар входили партии Эльзы из «Лоэнгрина» Вагнера и Гретхен из «Сцен из „Фауста“ Гёте» Шуманна. Со второй половины 1886 года она переходит к камерному исполнению, особенно прославившись исполнением песен и романсов. Эдвард Григ написал для неё цикл песен «Дева с гор» (норв. Haugtussa ) на стихи Арне Гарборга. Исполнением этого цикла в 1899 году Ева Нансен закрыла свою артистическую карьеру [7] .

С Фритьофом Нансеном Ева познакомилась в феврале 1888 года на лыжной прогулке. Вторая встреча Евы с Нансеном произошла в Музыкальном кафе в Кристиании незадолго до его отъезда в Гренландию.

11 августа 1889 года было объявлено о помолвке Фритьофа Нансена и Евы Сарс. Одним из условий помолвки было согласие Евы на участие Нансена в походе на Северный полюс. Свадьба состоялась 6 сентября 1889 года. Нансен не хотел венчаться и к тому времени официально вышел из государственной лютеранской церкви. Ева была дочерью священника, и Нансен в последний момент уступил. На следующий день после свадьбы чета отправилась в Ньюкасл на географический съезд [8] , а после его окончания — в Стокгольм на награждение Нансена [8] . Очень оригинально был отпразднован первый совместный Новый год — лыжным походом на гору Норефьель.

В 1890 году Ева Нансен забеременела, но на третьем месяце произошёл выкидыш. В 1891 году Ева родила ребёнка, умершего всего через несколько часов, из-за чего Нансен вернулся к старой возлюбленной — Дагмар Энгельхарт. Поводом для серьёзного конфликта также послужила невозможность участия Евы в экспедиции к Северному полюсу. Во время третьей беременности Евы Нансен находился в Лондоне и, в частности, сделал доклад в Королевском географическом обществе. 8 января 1893 года родилась первая дочь Нансенов, названная Лив — Жизнь (норв. Liv Nansen ) [9] .

Уже через несколько недель после отъезда Фритьофа Нансена в экспедицию на Северный полюс к Еве Нансен приехал импресарио Фогт-Фишер с просьбой устроить несколько концертов, впоследствии он гордился, что сумел уговорить её [10] . Сам Нансен в одном из последних писем также уговаривал жену вернуться к артистической деятельности. Возвращение Евы Нансен на сцену, по воспоминаниям её дочери Лив, прошло триумфально, а в ноябре 1895 года она выступила в Стокгольме в присутствии королевского семейства [10] . Вновь супруги Нансен воссоединились в Хаммерфесте 18 августа 1896 года.

По свидетельству старшей дочери Фритьофа и Евы — Лив, Нансен трудно адаптировался к семейной жизни после экспедиции на «Фраме». Он стал раздражительным и неровным в обращении [11] . Ева Нансен в конце 1896 года отправилась в гастрольное турне, оставив Фритьофа одного на три месяца. В её отсутствие Нансен вновь сошёлся с Дагмар Энгельхарт, причём Еве сообщил об этом профессор Брёггер [12] . Тем не менее в зарубежных поездках и на официальных мероприятиях 1897 года Ева везде сопровождала Нансена, хотя он не порывал и с Д. Энгельхарт и не слишком скрывал отношений с ней [13] .

16 сентября 1897 года родился Коре (норв. Kare Nansen ) — второй ребёнок и первый сын в семье Нансенов, сразу после этого Фритьоф отправился в Соединённые Штаты в лекционное турне, которое должно было принести средства на строительство нового дома и проведение экспедиции к Южному полюсу [13] [14] . Он не смог вернуться к Рождеству домой, а переписка супругов показывает, что они оказались на грани разрыва.

Рядом с усадьбой Нансенов в Люсакере в период 1896—1899 годов складывается круг артистической элиты, здесь поселились художники Э. Вереншельд, Э. Петерсен, Г. Мунте, учёные — братья Э. и О. Сарсы (родственники Евы), оперный певец Т. Ламмерс (супруг сестры Евы), профессор М. Мо, писатель Х. Кинг, издатель О. Томмесен и другие [15] . Ева Нансен в этот период продолжала давать уроки пения, одной из её учениц была и Дагмар Энгельхарт [16] . В 1899 году Е. Нансен навсегда прекратила концертную деятельность [7] . За свои заслуги перед норвежской и шведской культурой она была награждена Медалью короля Оскара II, став одной из 23 награждённых ею [17] .

Семья Нансенов увеличивалась: в 1899 году родилась дочь Ирмелин (норв. Irmelin Nansen ), чьё домашнее прозвище было Имми, в 1901 году — сын Одд (норв. Odd Nansen ). Фритьоф Нансен в этот период купил участок леса в Форнебю площадью в 55 мол (5? га) и принял решение строить большой дом, в котором можно было не только разместить семью, но и заниматься научной работой и устраивать светские приёмы [18] .

Дом был построен Яльмаром Вельхавеном в 1901 году в стиле норвежской крепости, новоселье отпраздновали 4 апреля 1902 года. Усадьба получила название «Пульхёгда» (норв. Polhogda , «Полярная высота») [18] . Лив Нансен с гордостью писала, что в доме была оборудована ванная, которой не было ни у одного из соседей [19] . Одновременно Нансен купил хутор Сёркье, ставший летней резиденцией семьи. В 1903 году родился пятый ребёнок Нансенов — сын Осмунд (норв. Asmund Nansen ), страдавший церебральным парезом [20] .

В начале 1905 года Нансен вступил в любовную связь с Сигрун Мунте (урождённой Сандберг, 1869—1957) — женой и ученицей известного художника Герхарда Мунте. Мунте были соседями Нансенов по Люсакеру, Сигрун получила известность как изготовительница гобеленов в древненорвежском стиле, поклонником которых был даже принц Евгений Шведский. Отличаясь красотой, она была моделью многих живописцев. Примечательно, что на церемонии подъёма национального норвежского флага 9 июня 1905 года Нансен был с Сигрун Мунте, а не с Евой [21] . Эта связь, о которой Еве было известно, стала причиной сильнейшего охлаждения в отношениях Нансенов, поэтому в Лондон Ф. Нансен отбыл без семьи, не присутствовала Е. Нансен и на коронации Хокона VII в Нидаросском соборе, на которой посланник в Англии обязан был представительствовать.

В октябре 1906 года Ева Нансен навестила Фритьофа в Лондоне, что совпало с официальным визитом норвежской королевской четы, Нансены жили вместе с ними в Виндзоре и к Рождеству вернулись на родину [21] . Вторично Е. Нансен навестила мужа в Лондоне в апреле 1907 года, но уже в июне вернулась в Норвегию. Существовала ещё одна причина для размолвок: в конце апреля 1907 года Нансен выступил на заседании Королевского географического общества с докладом о ближайшей цели полярных исследований — покорения Южного полюса. В конце сентября или начале октября 1907 года к Нансену пришёл Руаль Амундсен, который просил «Фрам» для попытки достигнуть Северного полюса по старому плану Нансена — дрейфуя от Берингова пролива.

Лив Нансен вспоминала, что её отец не решался говорить с Евой о своих полярных планах, визит Амундсена только обострил прежние проблемы [22] , тем более что для Нансена — по его же словам — покорение Южного полюса было «завершающим аккордом карьеры полярника» [23] . По свидетельству Лив Нансен (ей тогда было 14 лет) Ева произнесла единственную фразу: «Я знаю, чем всё это кончится». После этого Нансен спустился к ожидавшему его в гостиной Амундсену, и сказал коротко: «Вы получите „Фрам“» [24] .

В ноябре 1907 года старший сын Нансена Коре заболел воспалением лёгких, его отец находился в Лондоне, и семейный врач не стал беспокоить Фритьофа подробностями. Однако 21 ноября, выхаживая сына, серьёзно заболела Ева Нансен. Только 1 декабря решились известить Нансена, написав о симптомах. 7 декабря — в день 49-летия Евы — последовало резкое ухудшение (осложнение на сердце), после чего Нансену в Лондон была отправлена телеграмма. 8 декабря он выехал в Норвегию, 9 декабря в Гамбурге его встретила телеграмма о кончине Евы [25] . Лечащий врач Нансенов — д-р Йенсен — писал Сигрун Мунте, что течение болезни было загадочным и необъяснимым [26] .

Ева Нансен завещала не хоронить себя и сжечь её тело. Крематория в Норвегии того времени не было, Фритьоф Нансен с д-ром Йенсеном отвезли тело в Гётеборг, где оно было кремировано. Место, где развеян прах, неизвестно: одна из легенд гласит, что пепел Евы удобрил розовый куст в «Пульхёгде» [26] , по Лив Нансен, это было сделано на даче в Сёркье [27] .

В 2009 году Иза Катарина Герике и Кристиан Иле Задланд выпустили музыкальный альбом «Еве» (норв. Til Eva ). Запись проходила в «Пульхёгде», где Ева Нансен неоднократно давала домашние концерты.

Источник:
Нансен, Ева ->
Е?ва Хе?лена На?нсен — норвежская камерная певица , спортсменка, одна из первых пропагандировавшая лыжный спорт среди женщин. Жена Фритьофа Нансена.
http://www.wikiwand.com/ru/%D0%9D%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%B5%D0%BD,_%D0%95%D0%B2%D0%B0

Нансена проезд, 4

На странице представлены полные сведения об адресе Нансена пр-д, дом 4: расположение на карте, район, округ, управляющая компания (ЖКХ), индекс дома. А так же: наличие мусоропровода, год постройки, тип дома, количество квартир, этажность.

Информация о проходящем поблизости наземном транспорте, расстоянии до ближайших станций метро, жд платформ и остановок, об учреждениях и организациях, находящихся по этому адресу или рядом. Можно так же получить информацию, сколько стоит снять или купить квартиру или комнату в доме.

Код КЛАДР: 7700000000019490003

Ближайшее метро: Свиблово (650 метров)

Отключение ГВС: без отключения в 2019

Участковый уполномоченный: Алексеев Леонид Владимирович, капитан, +7 916 752 49 55

Избирательный участок № 756, тел.: (495) 660-18-52
улица Амундсена, дом 5, корпус 2

Год постройки: 1958

Тип дома: Кирпичный

Квартир в доме: 50

Высота этажа: 300+ см.

Общая площадь дома: 4 154 кв.м.

Жилая площадь дома: 1 684 кв.м.

Нежилая площадь дома: 1 286 кв.м.

Количество нежилых помещений: 6

Ремонт крыши : 2027-2029 гг

Ремонт систем электроснабжения : 2027-2029 гг

Ремонт стояков канализации : 2027-2029 гг

Ремонт стояков холодного водоснабжения : 2027-2029 гг

Ремонт внутридомового газового оборудования : 2027-2029 гг

Продажа: 1 квартира в этом доме

Посмотреть все предложения аренды и продажи

Лучшие отели рядом: Русь, гостиница (1 100 метров) , 1st Arbat-Hotel (1 400 метров)

Варианты проезда наземным транспортом без пересадок

от остановки Уржумская улица (40 метров)

Ботанический Сад — 1 час 40 мин. на автобусе 185

Свиблово — 6 мин. на автобусе 185

Лосиноостровская — 23 мин. на автобусе 185

Лось — 47 мин. на автобусе 185

от остановки Улица Амундсена (240 метров)

Ростокино — 1 час 10 мин. на автобусе 789

остановка Уржумская улица (40 метров)

Ботанический Сад — 1 час 40 мин. на автобусе 185

Источник:
Нансена проезд, 4
Добраться до проезда Нансена дом 4: проложить маршрут на карте, информация о доме, почтовый индекс, КЛАДР
http://www.moscowmap.ru/adress_all.asp?dom=57198

Фритьоф Нансен

День рождения: 10.10.1861 года
Возраст: 68 лет
Место рождения: Осло, Норвегия
Дата смерти: 13.05.1930 года

Гражданство: Норвегия

Норвежский полярный исследователь, учёный-зоолог, основатель новой науки — физической океанографии, лауреат Нобелевской премии мира за 1922 год.

Нансен поставил перед собой в высшей степени крупную и трудную задачу — переход через всё ледяное плато Гренландии от восточного берега её до западного. Это вызвало бурную полемику в прессе: все предыдущие экспедиции начинались с обжитого западного берега. Кроме того, Нансен лишал себя путей к отступлению. Весь труд по снаряжению экспедиции он взял на себя, скудное финансирование предоставил спонсор из Дании. Часть средств дало награждение его золотой медалью: Нансен просил выдать ему бронзовый дубликат, а разница в стоимости пошла на снаряжение экспедиции.

В состав экспедиции вошли:

Фритьоф Нансен — начальник экспедиции.

Отто Нейман Свердруп — опытный полярный капитан, специалист по выживанию в Арктике.

Олаф Дитрихсон — опытный лыжник.

Кристиан Кристиансен Трана — северонорвежский крестьянин, опытный лыжник (ферма его родителей соседствовала с фермой родителей Свердрупа).

Самуэль Йоханнесен Балту — саами по национальности, оленевод и каюр (первоначально предполагалось использовать в качестве тяговой силы оленей). В 1902 г. эмигрировал в США, жил на Аляске. С Нансеном познакомился в 1882 г. во время плавания на тюленебойном судне «Викинг».

Оле Нильсен Равно — саами по национальности, оленевод и каюр.

Члены экспедиции опоздали на последний пароход, шедший на родину, но успели передать письма и телеграммы. Шестеро путешественников вернулись в Норвегию в 1889 г. и были чествуемы всей нацией. Нансен был назначен куратором по зоологии университета Кристиании (в 1897 получил должность профессора без обязательства чтения лекций).

В 1890 и 1891 гг. вышли в свет книги, описывающие Гренландскую экспедицию: Paa ski over Gronland («На лыжах через Гренландию», 2 тт., в 1928 г. сильно сокращена автором) и Eskimoliv («Жизнь эскимосов»). Книги эти свидетельствуют о приверженности Нансена в тот период идеям социал-дарвинизма.

Покончив с анализом полученных результатов, Нансен приступил к подготовке к ещё более смелой и грандиозной экспедиции — в область Северного полюса.

Прежние наблюдения убедили его в существовании сильного восточно-западного течения, которое должно было направляться от Сибири к Северному полюсу и далее к Гренландии. К этому выводу, в частности, ведет то, что были найдены остатки неудачной американской экспедиции на корабле «Жанетта» под командованием лейтенанта американского флота Джорджа Де Лонга. Эта экспедиция потерпела крушение в 1881 году к северо-востоку от Новосибирских островов, а предметы с неё были найдены у юго-западных берегов Гренландии. Норвежский метеоролог, профессор Г.Мон в 1884 году опубликовал статью, которая подтвердила догадки Нансена и стала основанием для экспедиции к полюсу.

Решив проверить свою теорию, Нансен разработал проект судна («Фрам»), достаточно прочного для того, чтобы выдержать ледовое сжатие. План заключался в плавании этого судна по Северо-восточному проходу к Новосибирским островам, где оно должно было вмерзнуть во льды. Команда должна была остаться на борту судна, пока оно дрейфовало бы вместе со льдами к Северному полюсу и проливам между Шпицбергеном и Гренландией.

Экспедиция отправилась из Христиании 24 июня 1893 г., имея запас провизии на пять лет и топлива на шесть месяцев полного хода. На участие в экспедиции претендовало более 600 человек, в конечном итоге команда включала 13 человек:

Фритьоф Нансен — начальник экспедиции, зоолог, гидролог и океанолог.

Отто Нейман Свердруп — командир «Фрама», исполняющий обязанности начальника экспедиции с 14 марта 1895 г.

Сигурд Скотт-Хансен — помощник командира, старший лейтенант ВМФ Норвегии. В экспедиции был главным метеорологом, астрономом и специалистом по магнитным и гравитационным исследованиям.

Хенрик Греве Блессинг, кандидат медицины — врач, ветеринар и ботаник экспедиции.

Теодор Клаудиус Якобсен — штурман «Фрама». Штурман норвежского и новозеландского флотов.

Антон Амундсен — старший машинист «Фрама». Машинист ВМФ Норвегии.

Адольф Юэлл — провиантмейстер и кок экспедиции. С 1879 г. служил штурманом норвежского флота.

Ларс Петерссен — второй машинист и кузнец экспедиции. Служил в норвежском флоте. С 1895 г. исполнял также обязанности кока и метеоролога. Уже на борту выяснилось, что он швед по национальности (подлинная фамилия — Петерссон), выдававший себя за норвежца, чтобы принять участие в экспедиции. В книге Нансена указано, что его родители — норвежцы, живущие в Швеции.

Фредерик Яльмар Йохансен — кочегар и метеоролог. Лейтенант норвежской армии.

Педер Леонар Хендриксен — матрос и гарпунщик. Шкипер норвежского флота, принимал участие в экспедиции Свердрупа в 1898—1902 гг.

Бернар Нурдал — кочегар, электрик и матрос. Исполнял также обязанности метеоролога. Унтер-офицер Норвежского ВМФ.

Ивар Отто Иргенс Мугстадт — матрос, каюр и часовщик. До экспедиции сменил множество профессий, включая лесника и надзирателя психиатрической лечебницы.

Бернт Бентсен — матрос. С 1890 г. служил штурманом арктического промыслового флота Норвегии. Вошёл в состав экспедиции за полчаса до отплытия из Тромсё. Погиб во время экспедиции на Шпицберген в 1899 г.

До Новой Земли экспедицию сопровождал секретарь Нансена — Оле Кристоферсен.

«Фрам» проследовал вдоль северного побережья Сибири. Не доходя до Новосибирских островов около 100 миль, Нансен изменил курс на более северный. К 22 сентября, достигнув 79? с.ш. , «Фрам» прочно вмерз в паковый лед. Нансен и его команда приготовились к дрейфу на запад, к Гренландии.

Дрейф «Фрама» прошёл не так близко к полюсу, как надеялся Нансен. Он решил предпринять попытку броска к полюсу, взяв с собой одного из самых сильных и выносливых участников экспедиции, Ялмара Йохансена. 14 марта 1895 года Нансен в сопровождении Йохансена покинул корабль, который в это время находился на северной широте 84°05′ и восточной долготе 101°35′. Их попытка не увенчалась успехом. Условия оказались сложнее, чем предполагалось — им часто преграждали путь ледовые торосы или участки открытой воды, что создавало препятствия. Наконец, достигнув 86?14’ с.ш., они решили повернуть назад, и отправились к Земле Франца-Иосифа. Нансен и Йохансен не достигли полюса, но они подошли к нему ближе, чем все предыдущие путешественники.

Через три месяца Нансену и Йохансену удалось добраться до Земли Франца-Иосифа, где они зазимовали в выстроенной ими из шкур моржей и камней землянке (28 сентября 1895 — 19 мая 1896 гг.). Эта зимовка Нансена, во время которой он вел жизнь настоящего Робинзона, является ярким примером того, как мужество и умение приспособляться к суровым условиям Арктики позволяют человеку выйти победителем даже в исключительно тяжелых обстоятельствах.

Летом 1896 года Нансен неожиданно встретился на Земле Франца-Иосифа с английской экспедицией Джексона, на судне которой «Windward» он и вернулся 13 августа в Вардё, пробыв в Арктике три года. Ровно через неделю в Норвегию вернулся и «Фрам», блестяще закончивший свой исторический дрейф. Теория Нансена подтвердилась — судно следовало по течению, о существовании которого он предполагал. Кроме того, экспедиция собрала ценные данные о течениях, ветрах и температурах и уверенно доказала, что с евроазиатской стороны в приполярном районе не суша, а глубокий, покрытый льдом, океан. Особое значение путешествие «Фрама» имело для молодой науки океанологии. Для Нансена это ознаменовало существенный поворот в его деятельности. Океанография стала основным предметом его исследований.

Несколько лет Нансен занимался обработкой результатов экспедиции и написал несколько работ, включая популярное описание экспедиции в двух томах Fram over Polhavet. Den norske polarf?rd 1893—1896 (1897). Эта книга немедленно была переведена на немецкий, английский и русский языки, но выходила под разными названиями: In Nacht und Eis: Die norwegische Polarexpedition 1893-96 («В ночи и льду: норвежская полярная экспедиция 1893—1896 гг.») Farthest North («Дальше на север»). Русские дореволюционные переводы обычно назывались «В стране льда и ночи» (1898, 1902), а переводы советского времени — «Фрам» в Полярном море» (1940, 1956, переизд. 2007, 2009).

Не прекращая океанографических исследований, Нансен занялся общественной деятельностью. В 1906—1908 был назначен послом Норвегии в Великобритании. В конце Первой мировой войны был представителем Норвегии в США, в 1920—1922 верховным комиссаром Лиги Наций по делам репатриации военнопленных из России. В 1921 по поручению Международного Красного креста создал комитет «Помощь Нансена» для спасения голодающих Поволжья. Был одним из немногих общественных деятелей Запада, кто лояльно относился к большевистской России и молодому СССР. В следующем году стал верховным комиссаром по делам беженцев и учредил Нансеновское паспортное бюро. В 1922 был удостоен Нобелевской премии мира, а в 1938 Нобелевской премии мира было удостоено Нансеновское международное агентство по делам беженцев в Женеве, основанное в 1931.

Не прерывал Нансен и научной деятельности: в 1900 г. совершил экспедицию на Шпицберген, а в 1913 г. плавал на пароходе «Коррект» к устью Лены, и совершил поездку по Транссибирской железной дороге. Планировал он и экспедицию в Антарктику на «Фраме», но в 1905 г. из-за болезни жены отказался от этой идеи, передав судно Амундсену. С 1928 г. участвовал в подготовке германской экспедиции в Арктику на дирижабле «Граф Цеппелин», однако она состоялась уже после его кончины. Последние годы жизни страдал от сердечно-сосудистых заболеваний. Скончался Нансен в Люсакере близ Осло 13 мая 1930 года, играя с внучкой на веранде своей усадьбы. По его просьбе был кремирован, а прах был развеян над Осло-фьордом. Кенотаф находится в его усадьбе «Пульхёгда».

В его честь названа ежегодная правозащитная премия Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев — «Медаль Нансена».

Нансен был с 1890 г. женат на Еве Сарс (1868—1907), дочери известного зоолога Микаэля Сарса. Именно Ева освящала «Фрам» при его спуске на воду в 1892 г., ей посвящён эпиграф описания путешествия Нансена «Той, которая дала имя кораблю и имела мужество ожидать». В 1893 г. у них родилась дочь Лив, которая впервые увидела отца уже в возрасте трёх лет. Во время отсутствия Нансена, Ева сделала музыкальную карьеру, профессионально выступая как певица.

В честь Евы и Лив Нансен назвал острова на Земле Франца-Иосифа (ныне выяснилось, что это один остров, поэтому на картах он называется Евалив). После 1898 г. у Нансенов было ещё четверо детей: Коре, Ирмелин, Одд и Осмунд. Одд Нансен (1901—1973) — известный норвежский архитектор, писатель и филантроп, создавший во время войны фонд, помогающий еврейским беженцам из европейских стран, оккупированных нацисткой Германией.

Ева Нансен скончалась в 1907 г., когда Нансен был послом в Лондоне. Вторично он женился в 1919 г. на Сигрун Мунте. Дочь Лив оставила об отце и матери мемуары.

Источник:
Фритьоф Нансен
Норвежский полярный исследователь, учёный-зоолог, основатель новой науки — физической океанографии, лауреат Нобелевской премии мира за 1922 год.
http://www.peoples.ru/science/travellers/nansen/index1.html

COMMENTS